Меню

праздник сатурналии и рождество

Сатурналии, лучший праздник года: как древние греки и римляне проводили зимние каникулы

В благословенных средиземноморских краях зима бывает очень противная, и древние с удовольствием разнообразили ее праздниками. И греки, и римляне отмечали зимнее солнцестояние, причем первые — сравнительно скромно, а вторые — с большим размахом.

Анакреонт о зимнем месяце посидеоне:

Глянул Посидеон на двор,
В грозных тучах таится дождь,
И гудит зимней бури вой
Тяжко-громным раскатом.

(Пер. Г. Церетели)

Греки берегли силы для четырех разных чествований бога вина Диониса, проходивших между январем и началом апреля. Но на месяц посидеон (декабрь—январь) приходились Алои (Ἁλῶα) — праздник молотьбы, в глубокой древности переехавший с осени на зиму поближе к солнцевороту и соединившийся с торжеством, приуроченным к еще одному важному событию в жизни древнего грека — обрезке виноградной лозы. Во время Алой, посвященных покровительнице земледелия Деметре и Дионису, полагалось есть выпечку и пить вино, избегая красных продуктов: мяса, гранатов, барабульки (у этой рыбки чешуя неподобающего цвета). В застольях принимали участие только женщины, которым разрешалось ни в чем себе не отказывать — ни в выпивке, ни в сквернословии.

Банкетный зал украшали глиняными гениталиями, а на стол подавали хлебы и пироги в виде репродуктивных органов.

На праздник приходили и почтенные домохозяйки, и гетеры, и уличные девицы, которые в обычной жизни практически не встречались друг с другом. И в отличие от серьезных Элевсинских мистерий, важнейшего афинского торжества, тоже связанного с культом Деметры, во время Алой участницы искренне веселились и в кои-то веки наслаждались застольем, а не готовкой.

Saturnalii 1 Vaza

Надо признать, есть в Алоях что-то от восьмимартовских посиделок в женском коллективе. То ли дело древнеримские сатурналии — «лучший праздник года», по словам поэта Катулла, причем для всех, где и подарки, и обжорство, и пьянство. В строгие времена Республики его отмечали один день, в конце республиканского периода римской истории — два, при императоре Августе — три, при Калигуле — пять, а после дело дошло до семи: с 17 по 23 декабря. На это время закрывались школы и начинали работать специальные рынки с подарками — свечками и глиняными фигурками.

Одна из самых важных примет сатурналий — возможность играть в азартные игры, которые были категорически запрещены в остальное время. Зато в праздничные дни в кости, бабки и т. д. резались все от мала до велика. Детям денег, конечно, не давали, и они играли на орехи. О многих деталях сатурналий мы знаем благодаря поэту Марциалу. В «Эпиграммах» он нарисовал картину праздников:

Что же, однако, Сатурн, мне в дни эти делать хмельные,
В дни, что за небо тебе собственный сын уступил?
Иль мне о Фивах писать, о Трое, о мрачных Микенах?
«Ты на орехи играй», — скажешь. Орехов мне жаль.

(XIV, 1. Пер. Ф.А. Петровского)

Уже мальчик орехи бросил с грустью:
Вновь учиться зовет крикун наставник;
И, в обманные кости проигравшись,
Извлеченный из тайного притона,
Охмелевший игрок эдила* молит.

(V, 84. Пер. Ф.А. Петровского)
* эдилы допускали азартные игры в общественных местах только в праздник Сатурналий.

Удивительно, но еще в XVI веке оксфордским студентам дозволялось играть на деньги только трижды в год: в День Всех Святых, в Рождество (как раз неделя сатурналий) и на Сретение. Почтенная традиция! Впрочем, с 2004 года Рождество в Англии — единственный день, когда букмекеры не принимают ставки.

Saturnalii 4 devushki

А что же подарки? Все тот же Марциал в «Эпиграммах» отвел всю четырнадцатую книгу под короткие описания даров, вручаемых на сатурналии. Чего там только нет: книги и погремушки, собаки и сено, зубочистки и шляпы, игральные кости и пеналы, золотые шпильки и кровяная колбаса, фонари и чесалки для спины. Всего Марциал перечисляет 223 предмета, среди которых есть и дорогие, привезенные из самой Индии вещи (элитные подарки), и самые простые, доступные даже рабу.

На сатурналии одаривали только мужчин, а женщин — в дни мартовского фестиваля матроналий. Исследователи Марциала подозревают, что первые четыре книги «Эпиграмм» сами запросто могли служить подарками на сатурналии — их тексты адресованы мужчинам и полны шутками вроде этой:

Невии я написал. Нет ответа. Не даст она, значит.
Но ведь наверно прочла, что я писал. Значит, даст.

(II, 9. Пер. Ф.А. Петровского)

А вот пятая книга предназначена другим читателям, не таким испорченным:

Вам, матронам, и юношам, и девам,
Мы страницы вот эти посвящаем.
Ты же, тянет кого к бесстыдным шуткам
И кому по душе их непристойность,
Ты игривых прочти четыре книжки.

(V, 2. Пер. Ф.А. Петровского)

Один из самых популярных видов сувениров в дни сатурналий назывался sigilla — это были простенькие глиняные фигурки птиц, животных, людей. Из письма философа-стоика Луция Аннея Сенеки мы знаем, что ребенок хозяев мог дарить такие игрушки детям домашних рабов. В этом письме автор иронизирует по поводу собственного возраста и рассказывает следующий эпизод: «Поворачиваюсь к дверям. „А это кто, — спрашиваю, — такой дряхлый? Правильно сделали, что поместили его в сенях: ведь он уже смотрит за двери. Откуда ты его взял? Какая тебе радость выносить чужого мертвеца?“ А тот в ответ: „Ты что, не узнал меня? Ведь я — Фелицион, это мне ты всегда дарил кукол на сатурналии; я сын управляющего Филосита, твой любимец“. — „Ясное дело, — говорю я, — он бредит! Это он-то еще малышом стал моим любимцем? Впрочем, очень может быть: ведь у него как раз выпадают зубы“» («Нравственные письма к Луцилию», XII, 3. Пер. С.А. Ошерова).

Сатурналии были временем обильной еды и не менее обильной выпивки. У Цицерона находим сообщение о том, как Цезарь ужинал во время зимних праздников:

«Он применил рвотное: поэтому он ел и пил безбоязненно и с удовольствием, очень богато и великолепно».

(Att., XIII, 52. Пер. В.О. Горенштейна)

Римляне вообще считали рвоту зимой здоровым и полезным занятием, так что в сатурналии напиваться до полусмерти было, можно сказать, обязательным требованием. Энциклопедист Плиний Старший писал, что в первой половине I века в Риме распространилась мода пить на пустой желудок (Naturalis Historia, XIV, 143–144). По его словам, корни этой традиции следует искать на Востоке — в Парфии. Некоторые современные исследователи считают, что варварский обычай пришелся ко двору как раз в сатурналии, когда дозволялось вести себя диким образом и даже, о ужас, не носить тогу (вместо нее надевали более удобную одежду под названием synthesis).

Кроме азартных игр и безудержного пьянства, у декабрьской недели без правил была еще одна особенность: гуляли в этот период не только господа, но и рабы. Сенека пишет, что в один из дней «хозяева садились за стол с рабами… непременно и еще оказывали им в доме всякие почести, позволяли судить да рядить, объявляя дом маленькой республикой» («Нравственные письма к Луцилию», XLVII, 14. Пер. С.А. Ошерова). И свободные мужчины, и невольники надевали на головы войлочные шапки-пилеумы, которые носили вольноотпущенники: это был еще один важный уравнительный элемент праздника.

В лучшие дни года мир выворачивался наизнанку дважды: рабы и хозяева не только вместе садились за стол — у них появлялся еще и шутовской повелитель — Saturnalicius princeps, предводитель застолья и веселья. Словом, это был настоящий карнавал.

Оказавшиеся на чужбине римляне старались отмечать сатурналии: нам известны как свидетельства аристократов из высококультурных Афин, так и записка раба из дикарской Британии. Вот этот удивительный документ, найденный в пограничной крепости Виндоланда:

Saturnalii 1

Один раб просит другого купить редиски для праздника (этот овощ, помимо того что был сравнительно дешевым и широко доступным, еще и считался неплохим рвотным).

Сенека, человек умеренный, не любил декабрьские излишества:

«Больше стойкости в том, чтобы оставаться трезвым, когда весь народ перепился до рвоты, больше умеренности в том, чтобы, не смешиваясь со всеми, не выделяться и не составлять исключения и делать то же самое, что все, но иначе.

Ведь праздничный день можно провести, и не предаваясь роскоши» («Нравственные письма к Луцилию», XVIII, 4. Пер. С.А. Ошерова). Примерно об этом две тысячи лет спустя и нам в канун Нового года толкуют благонамеренные. Кому-то будет по душе такой совет, а кому-то все равно нужно напиться и выкричаться: “Io Saturnalia!”

Источник

Истоки Рождества лежат в праздновании древнеримских сатурналий

25672345 Anton fon Verner Tane

Но Иисус был рожден не 25 декабря и даже не зимой. Даже Римская Католическая Церковь вынужденно признает, что «Дата рождения Христа не известна».

Обратим внимание на то, что сказано в Библии относительно рождения Иисуса:

1. «И были в той стране пастухи, жившие в полях, сторожа отары по ночам» (Лк. 2:8). В одну из ночей, когда они сторожили своих овец в открытом поле, явился им ангел с вестью о рождении Христа.

0902052a882fcf94d5c61f27c7ab1e

Но 25 декабря действительно имеет огромное религиозное значение.

82439 original

Митра
Родился 25 декабря в результате непорочного зачатия. Он же персидский бог солнца, он же Мессия, имевший 12 учеников. Принял на себя грехи человеческие. Был убит, затем воскрес, став воплощением Бога и объектом поклонения. Культ Митры включает причастие, крещение и др.

Адонис
Родился 25 декабря. Финикийский бог плодородия, он же вавилонский Таммуз, он же сирийский Спаситель. Был убит и погребен, по прошествии трех дней воскрес.

Дионис
Родился 25 декабря в результате непорочного зачатия у царицы Семелы от самого Зевса. Греческий бог виноделия. Он же Вакх, он же спаситель и освободитель человечества. Ежегодные вакханалии сопровождались изображениями смерти, схождением в ад и последующим воскрешением Диониса. Ну, естественно, с причащением 🙂

Кришна
Рожден девой Деваки, принцессой, в результате непорочного зачатия. О его рождении возвестил хор ангелов. Он же единственный сын Вишну, он же Альфа и омега вселенной, он же третье лицо индуистской Троицы. Момент смерти, принятой им ради людей, ознаменовался затмением солнца. Воскрес и вознесся на небо. Индуисты верят во второй приход Кришны, во время которого тот устроит Последний суд.

Осирис
Родился в конце декабря у Девственницы. Египетский бог солнца и подземного мира, он же Судья мертвых, он же один из египетской Троицы. Греки считали его Дионисом (см. выше). Правил двенадцатью царями. Был предан, убит, погребен. Пробыл в аду 3 дня, был воскрешен.

Гор
Родился 25 декабря у Исиды в результате непорочного зачатия (от духа Осириса). Бог солнца и света, один из египетской Троицы. После долгой борьбы победил Сатану злого Сета. Олицетворял собой воскресение.

Самыми веселыми и любимыми в народе были декабрьские Сатурналии, их справляли и горожане, и сельские жители. Посвящены они были древнеиталийскому земледельческому богу Сатурну, которого римляне отождествили с греческим Кроном и считали отцом Юпитера, Юноны и Нептуна.

KyKtt8p XOA

В Риме Сатурналии являлись. временем распутства, пьянства и оргий, храмовой проституции. Повсюду воцарялся дух шумного веселья, и весь город бездумно впадал в самые грязные из представимых видов безнравственности.

Откуда мы знаем, что это не были подарки ко дню рождения? Потому, что волхвы (мудрецы) пришли поклониться Иисусу, когда Ему было почти два года! (МФ. 2:16) Когда Иисус родился, пастухи с полей пришли повидать Его, а волхвы прибыли почти два года спустя.

Как Рождество, так и Богоявление (Крещение), празднуемое спустя 12 дней 6 января, представляют собой преобразованные праздники зимнего солнцестояния, и так тесно связаны, что их происхождение нельзя обсуждать раздельно. 25 декабря в Риме. была дата языческого фестиваля. дня рождения непобедимого (бога) солнца». Яснее не бывает. 25 декабря является празднованием языческих божеств солнца, а никак не днем рождения Христа!

Комментарий: Существуют убедительные доказательства в пользу того, что историческим прототипом Иисуса Христа был Гай Юлий Цезарь. Читайте книгу Франческо Каротты Jesus was Caesar.

Источник

Сатурналии – праздник рабов и земледельцев в Древнем Риме

Во времена расцвета Римской империи в обществе существовала строгая иерархия. Низшую ступень занимали рабы, которые в большинстве своём являлись бесправными слугами. Однако в году был день, когда знатные господа и их рабы менялись местами. Это праздник Сатурналии.

Как несложно догадаться, торжество посвящалось Сатурну, богу земледелия, покровителю простолюдинов. С Сатурналиями было связано немало интересных обычаев и, что примечательно, некоторые традиции живы по сей день, однако название праздника и его суть изменились. Что же особенного было в Сатурналиях?

Появление праздника

История рабства в Древнем Риме насчитывает много столетий, однако каждый год 17 декабря привычный уклад жизни рабов резко менялся. Неслучайно бога Сатурна называли покровителем рабов и нищих.

В день праздника, в честь него названного Сатурналиями, можно было увидеть необыкновенные картины. В богатых домах знатные люди прислуживали своим рабам и слугам, которые пировали, прославляя имя Сатурна.

Историю Сатурналий можно узнать из записей древнеримского историка Тита Ливиуса. Он отмечает, что первые празднования Сатурналий начали проводиться около V века до нашей эры. Они были посвящены силам плодородия и покровителю сельского хозяйства Сатурну. Особенно распространено торжество было в деревенской местности, ведь для крестьян Сатурн являлся главным защитником и помощником.

Популярность Сатурналий постепенно росла. Со временем из однодневного праздника это торжество превратилось в настоящий фестиваль, что продолжался несколько суток.

saturnalii 1783 antuan fransua kalleПраздник Сатурналии в Древнем Риме отмечался в конце года.
Картина художника Антуан-Франсуа Калле.

Традиции Сатурналий

Сатурналии включали череду ритуалов, которые жрецы должны были соблюдать точно и в соответствии со строгой очередностью. Первым этапом становилось разрезание пут на статуе Сатурна и поднесение ему даров. В качестве жертвы римляне использовали мясо, вино, мёд.

На Сатурналии нередко забивали козла, священное животное Сатурна. Позднее этот ритуал породил изречение “козёл отпущения”, что изначально использовалось как именование жертвенного животного, а позднее стало использоваться в переносном смысле.

Когда путы со статуи бога падали на землю, жрецы восклицали: «Ио, Сатурналии!». Это восклицание призывало народ к веселью и празднованию. Удивительным образом привычная жизнь менялась во время Сатурналий. На этот период приостанавливались военные действия и казни преступников, не разрешалось выносить смертные приговоры, поощрялись азартные игры (даже на государственном уровне).

В древнеримских преданиях Сатурн является воплощением свободы и независимости, и именно поэтому особые привилегии в Сатурналии получали рабы. Они могли почувствовать себя совершенно свободным, наслаждаясь пиршеством и повелевая своими хозяевами.

lourens alma tadema slava tsezaryu ura saturnaliiЛоуренс Альма-Тадема
«Слава Цезарю! Ура Сатурналии!»

Сатурналии в Риме – праздник рабов

Во время Сатурналий у невольников начиналась прекрасная жизнь, та, о которой они мечтали. Им позволялось надевать шапки, что в Древнем Риме было разрешено лишь свободным гражданам или освобождённым рабам. Они с удовольствием проводили время в игорных домах, могли забыть о будничных хлопотах и погрузиться в атмосферу веселья. Чтобы угодить Сатурну, знать переодевалась в одежду своих рабов, отдавая тем свои дорогие наряды.

Бог поощрял тех, кто не стыдился прислуживать своим невольникам во время его празднеств. Римляне верили, что после Сатурналий Сатурн щедро вознаградит их за проведенные обряды и некоторые неудобства, что довелось испытать.

Мне показались очень интересными заметки о Сатурналиях, написанные исследователем Джеймсом Джорджем Фрэзером. Он указывает, что во время древнеримского праздника роли и перевоплощения значили так много, что каждый дом напоминал миниатюрное государство. В нём “правители” менялись с “подданными” местами, создавая необыкновенные отношения.

Рабы могли примерить на себя образ императора, судьи или консула, отдавая приказы, повелевая и принимая решения. Пусть даже один день в году, но Сатурналии, как мне кажется, помогали лучше понять друг друга разным слоям древнеримского общества. Не исключено, что, познав тяжкий труд своих невольников, в дальнейшем хозяева лояльнее относились к ним.

rimskaya mozaika izobrazhayuschaya zhenschinu i dvuh prisluzhivayuschih ey rabynЖенщина и две её рабыни на Римской мозаике

Отголоски Сатурналий в наше время

С приходом христианства значение Сатурналий начало ослабевать, стали появляться иные ценности и святые покровители.

В 312 году император Константин, принявший новую веру, запретил празднование языческого торжества. Несмотря на это, Сатурналии заложили основу двух самых важных праздников, известных в наше время – Рождества и Нового года.

В Древнем Риме к периоду расцвету культа Сатурна праздник в честь него длился двенадцать дней, каждый из которых соответствовал определённому месяцу года. Считалось, что дни Сатурналий являются началом нового годового цикла.

nikola pussen gelios i faeton s saturnom i chetyrmya vremenami godaНикола Пуссен
«Гелиос и Фаэтон с Сатурном и четырьмя Временами года»

Римляне верили, что в это время на землю возвращаются души умерших предков, которых необходимо задобрить. Символами Сатурналий являлись восковые свечи, которые зажигали по вечерам и фигурки из теста. Праздник этот являлся периодом обновления и возрождения, временем, когда нужно было строить новые планы и загадывать желания, что непременно должны были исполниться.

Праздник Сатурналий был одним из самых колоритных в Древнем Риме. Я думаю, многие любители истории древнего мира хотели бы отправиться в путешествие во времени и побывать на Сатурналиях. Господа, прислуживающие рабам, и слуги, отдающие приказы своим хозяевам… Возможно, именно это необычное перевоплощение сделало празднество в честь бога Сатурна таким интересным и популярным.

Источник

Новое в блогах

Сатурналии и Рождество

740 46617

“Мы… принимаем Деда Мороза, Санта Клауса, подарки, остролист, колядки и все остальные приятные рождественские обычаи как нечто должное, не требующее доказательств. Интересно… проследить их историю до самых истоков. Многие из дорогих нашему сердцу традиций глубоко уходят корнями в языческое прошлое. И рождественские празднества, когда они были впервые официально установлены, совпадали по дате с древними праздниками возрождения солнца в период зимнего солнцестояния. Церковь не видела причин уничтожать древние обычаи, и поэтому, они были заимствованы для празднования рождения Христа.

Но Иисус был рожден не 25 декабря и даже не зимой. Даже Римская Католическая Церковь вынужденно признает, что “Дата рождения Христа не известна”.

Обратим внимание на то, что сказано в Библии относительно рождения Иисуса:

а) “И были в той стране пастухи, жившие в полях, сторожа отары по ночам» (Лк. 2:8). В одну из ночей, когда они сторожили своих овец в открытом поле, явился им ангел с вестью о рождении Христа.

Давно и совершенно точно установлено, что, из-за ветра дождя и холода, пастухи Иудеи сами не жили и стада свои не держали в открытом поле позднее конца октября. “Пастухи всегда пригоняют свои отары с горных склонов и полей домой на зиму не позднее 15 октября”. Отсюда ясно, что рождение Христа никак не могло случиться посреди зимы – 25 декабря.

Но 25 декабря действительно имеет огромное религиозное значение.

Самыми веселыми и любимыми в народе были декабрьские Сатурналии, их справляли и горожане, и сельские жители. Посвящены они были древнеиталийскому земледельческому богу Сатурну, которого римляне отождествили с греческим Кроном и считали отцом Юпитера, Юноны и Нептуна.

С зимними веселыми Сатурналиями схожи знакомые нам святочные, рождественские праздники.

Откуда мы знаем, что это не были подарки ко дню рождения? Потому, что волхвы (мудрецы) пришли поклониться Иисусу, когда Ему было почти два года! (МФ. 2:16) Когда Иисус родился, пастухи с полей пришли повидать Его, а волхвы прибыли почти два года спустя

Как Рождество, так и Богоявление (Крещение), празднуемое спустя 12 дней 6 января, представляют собой преобразованные праздники зимнего солнцестояния, и так тесно связаны, что их происхождение нельзя обсуждать раздельно. 25 декабря в Риме… была дата языческого фестиваля… дня рождения непобедимого (бога) солнца”. Яснее не бывает. 25 декабря является празднованием языческих божеств солнца, а никак не днем рождения Христа!

Источник

Русский Новый год и древнеримские Сатурналии

drevniy rim

«Создали прежде всего поколенье людей золотое.
Вечно живущие боги, владельцы жилищ олимпийских.
Был еще Крон-повелитель в то время владыкою неба.
Жили те люди, как боги, с покойной и ясной душою,
Горя не зная, не зная трудов, и печальная старость
К ним приближаться не смела. Всегда одинаково сильны
Были их руки и ноги. В пирах они жизнь проводили.
А умирали, как будто объятые сном. Недостаток
Был им ни в чем неизвестен. Большой урожай и обильный
Сами давали собой хлебородные земли. Они же,
Сколько хотелось, трудились, спокойно сбирая богатства, —
Стад обладатели многих, любезные сердцу блаженных».

(Гесиод, «Труды и дни»)

jarman

За это они могли благодарить Сатурна

Наверное, сложно вчитаться в этот текст, написанный примерно 2700 лет тому назад, но можно сразу понять – это то, что мы называем земным раем и что мечтаем увидеть хотя бы на минутку, на день, когда мы отдохнем от трудов и дедлайнов, когда стол будет ломиться от еды, все будем веселиться, не знать печали и делать то, что захотим – прочитаем книжку, займемся акварелью, пойдем в поход на лыжах или поедем в гости на другой конец города.

Так это же – долгие зимние выходные! Мы ждем их, как небывалого счастья, готовимся к ним по-особенному, хотим в них отдохнуть за прошлый год и набраться сил и радости (последнее – наиболее важно) на год вперед.

Не мы первые в этом желании. Может быть, как говорят, и стремителен наш век, и нечеловеческие перегрузки он несет, но жизнь человека в древнем мире, в античности, была трудна – особенно это касалось рабов, которые в уже в тридцать лет становились беззубыми дряхлыми изношенными стариками. Но и патриции порой ходили на волосок от смерти по капризу императора, жили в постоянном стрессе – они были людьми государственными, а править государством нелегко.

Древние греки праздновали эти дни отдыха сначала поздней осенью, после сбора урожая, но сами знаменитые Сатурналии были государственно установленными праздниками, от правильного празднования которых зависело благоденствие народа и сената римского, всех, кто жил в Вечном городе. Даже рабов.

В это время хозяева, планировавшие дать вольные своим рабам, осуществляли свои планы и счастливые вольноотпущенники вступали в свой золотой век – они уже не были «говорящими орудиями», они были настоящими людьми в глазах закона и других людей.

За это они могли благодарить Сатурна.

53

Сатурн. Скульптура в Летнем саду

Прадедушка Мороз

А кто такой Сатурн?

Мы привыкли представлять Сатурна-Кроноса в виде жутковатой статуи в Летнем саду, на которой бесстрастный жестокий дед подносит к своим устам ребенка, чтобы пожрать его.

«И Старший понял: лес, промерзший насквозь, превратившийся в лед, стоит вокруг. И растет этот лес на ледяной земле, и корни деревьев тоже ледяные.

— Здесь такой страшный мороз, почему же мне не холодно? – спросил Старший.

(…) Старик смотрел на мальчика не мигая. Не доброе и незлое лицо его было до того спокойно, что у мальчика сжалось сердце. А старик, помолчав, повторил отчетливо, гладко, как будто он читал по книжке или диктовал:

— Я. Распорядился. Чтобы холод. Не причинил. Тебе. До поры до времени. Ни малейшего вреда. Ты знаешь, кто я?

— Вы как будто Дедушка Мороз? — спросил мальчик.

— Отнюдь нет! — ответил старик холодно. — Дедушка Мороз — мой сын. Я проклял его, — этот здоровяк слишком добродушен. Я — Прадедушка Мороз, а это совсем другое дело, мой юный друг. Следуй за мной.

И старик пошел вперед, неслышно ступая по льду своими мягкими белоснежными валенками.

Вскоре они остановились у высокого крутого холма. Прадедушка Мороз порылся в снегу, из которого была сделана его шуба, и вытащил огромный ледяной ключ. Щелкнул замок, и тяжелые ледяные ворота открылись в холме.

— Следуй за мной, — повторил старик.

— Но ведь мне нужно искать брата! — воскликнул мальчик.

— Твой брат здесь, — сказал Прадедушка Мороз спокойно. — Следуй за мной.

И они вошли в холм, и ворота со звоном захлопнулись, и Старший оказался в огромном, пустом ледяном зале.(…)

— В моем дворце сорок девять таких залов. Следуй за мной, — приказал Прадедушка Мороз.

Ледяной пол был такой скользкий, что мальчик упал два раза, но старик даже не обернулся. Он мерно шагал вперед и остановился только в двадцать пятом зале ледяного дворца. Посреди этого зала стояла высокая белая печь. Мальчик обрадовался. Ему так хотелось погреться.

Но в печке этой ледяные поленья горели черным пламенем. Черные отблески прыгали по полу. Из печной дверцы тянуло леденящим холодом. И Прадедушка Мороз опустился на ледяную скамейку у ледяной печки и протянул свои ледяные пальцы к ледяному пламени.

— Садись рядом, померзнем, — предложил он мальчику.

Мальчик ничего не ответил. А старик уселся поудобнее и мерз, мерз, мерз, пока ледяные поленья не превратились в ледяные угольки. Тогда Прадушка Мороз заново набил печь ледяными дровами и разжег их ледяными спичками.

— Ну, а теперь я некоторое время посвящу беседе с тобою, — сказал он мальчику. — Ты. Должен. Слушать. Меня. Внимательно. Понял?

Мальчик кивнул головой. И Прадедушка Мороз продолжал отчетливо и гладко:

— Ты. Выгнал. Младшего брата. На мороз. Сказав. Чтобы он. Оставил. Тебя. В покое. Мне нравится этот поступок. Ты любишь покой так же, как я. Ты останешься здесь навеки. Понял?

Он подошел к печке, потряс полами своей снежной шубы, и мальчик вскрикнул горестно. Из снега на ледяной пол посыпались птицы. Синицы, поползни, дятлы, маленькие лесные зверюшки, взъерошенные и окоченевшие, горкой легли на полу.

— Эти суетливые существа даже зимой не оставляют лес в покое, — сказал старик.

— Они мертвые? — спросил мальчик.

— Я успокоил их, но не совсем, — ответил Прадедушка Мороз. — Их следует вертеть перед печкой, пока они не станут совсем прозрачными и ледяными. Займись. Немедленно. Этим. Полезным. Делом.

— Я убегу! — крикнул мальчик.

— Ты никуда не убежишь! — ответил Прадедушка Мороз твердо. – Брат твой заперт в сорок девятом зале. Пока что — он удержит тебя здесь, а впоследствии ты привыкнешь ко мне. Принимайся за работу».

dva brata3

Рисунок к книге «Два брата» Евгения Шварца

Но Прадедушка Мороз, убивающий все живое – совсем не Сатурн, бог посевов, который растит все живое, который в глубинах плодородной земли сберегает хрупкую жизнь. Сатурн – странник, изгнанный своим сыном Юпитером, и пришедший в римскую землю Лациума, чтобы править на этом клочке земли так, что люди, вспоминая это время, назовут его «золотым веком».

Сатурн – бог зерна и семян, научивший людей виноградарству и земледелию.

Это были дни справедливости

У античного автора Лукиана Крон-Сатурн вынужден оправдываться от напраслин перед своим же жрецом:

«Ну, сам посуди. Есть ли на свете такой человек, я уж не говорю — бог, который позволил бы себе, сам, по доброй воле, пожрать собственных детей? Надо быть новым Фиестом и попасть, подобно ему, в руки нечестивого брата, чтобы так поступать. Но пусть даже так; можно ли, однако, съесть камень вместо младенца и не заметить этого, если, конечно, не обладаешь зубами, совершенно нечувствительными к боли? Нет. И не воевали мы вовсе, и Зевс не отнимал у меня власти силой, но я сам, добровольно, передал ему ее и отказался от управления миром. А что я не в оковах и не в Тартаре — это, я думаю, ты и сам видишь, если ты не слеп… Все дело в том, что я был уже стар и страдал вследствие своего возраста подагрой, — отсюда и возникло у людей предположение о моих оковах, так как я был не в силах, меня не хватало на все преступления нынешнего поколения. Вечно приходилось бегать то вверх, то вниз с поднятым перуном и поджигать им разных клятвопреступников, святотатцев и насильников, — дело было хлопотливое, тягостное и подстать только молодому. Вот я и уступил мое место Зевсу, и очень рад, что так сделал. Вообще я решил, что неплохо будет разделить мое царство между сыновьями, благо они у меня имеются, а самому на покое наслаждаться, лежа целые дни за столом, и не возиться больше с молящимися, не выслушивать докучных просьб, одна с другой несовместимых, не греметь громами, не сверкать молниями… Вместо всего этого я веду сейчас стариковскую жизнь, чрезвычайно приятную: пью нектар покрепче да разговоры разговариваю с Япетом и другими моими сверстниками».

Как же проводились сатурналии? Римский поэт Стаций не случайно называл их «пьяной ночью». Но одним вином (а пили в Риме вино, да еще и разбавляли его, а кто так не делал, того звали пьяницами) праздники не ограничивались. Это были дни справедливости, которая прощает долги и щедрости, которая делает подарки. Мы имеем свидетельство многих античных авторов, а остроумный Лукиан даже записал правила, которые сам Сатурн дает своему другу-жрецу на дружеской праздничной попойке:

«— Из того, что приготовлено к рассылке, не оставлять для себя ничего. И раскаяния не должно возникать по поводу подарков.

— Если кто-нибудь в прошлом году, находясь в отъезде, остался обделенным, пусть получит свою прошлогоднюю долю вместе с нынешней.

— Пусть уплатят богачи долги за своих друзей-бедняков, а равно и плату домохозяину, если кто-нибудь, задолжавши, не имеет возможности внести платы сам. И вообще вменяется богатым в обязанность знать, в чем всего более нуждаются их друзья.

— И у получающих не должно быть недовольства своей долей; присланный подарок, каков бы он ни был, пусть кажется большим. И пусть не обращают в насмешку Кроновы приношения.

— Бедняк, если он человек ученый, пусть пошлет в ответ богатому: или книгу одного из древних писателей (только не сулящую ничего дурного, веселую, застольную), или собственное сочинение, какое сможет. Богач же должен этот подарок принять со светлым лицом, а принявши — прочесть не медля. Если же какой-либо богач оттолкнет или выбросит подарок — пусть знает, что подлежит он грозному серпу Крона…

— Если же бедняк, через силу, пошлет богачу платье, серебра или золота, то посланное им подлежит отобранию в казну и продаже со внесением денег в сокровищницу Крона».

А дальше шло зимнее веселье – с 17 декабря рабы становились на краткое время господами, господа – рабами и прислуживали своим рабам за столом. Дни немыслимой свободы! Все вверх дном!

11899600 Nikola Pussen Tanec v chest Priapa 1638

Перемена ролей

Тема Сатурналий обыгрывалась в комедиях – пусть Сатурналии быстро заканчивались, память об их переворачивающем порядок веселье хранилась весь год.

Раб и хозяин менялись местами – это было славной шуткой, и использовалось в комедиях, которые и собирали толпы зрителей в эти веселые праздничные дни.

В одной из пьес Плавта («Псевдол») изображен находчивый раб, Баллион, обманывающий своего молодого хозяина, влюбленного в девушку-рабыню Финикию Калидора. Хозяин Финикии грозится продать ее, но хитрый раб улаживает дело. После этого Каллидор восклицает, веля другому рабу –

«Скорее приготовь заклание,
Мясников веди, животных жертвенных вот этому
Вышнему Юпитеру! Он выше Юпитера!»

В менее известной пьесе того же Плавта («Ослы») (кстати, цитата из этой комедии стала поговоркой «человек человеку волк») мы видим другого юного и влюбленного безумца, хозяйского сына Аргириппа. Раб Либан хитроумно достал для Аргириппа деньги на покупку его возлюбленной — рабыни Филении, но прежде чем вернуть их, устраивает настоящие Сатурналии, римский праздник, во время которого все идет «шиворот-навыворот», люди меняются социальными ролями. Либан заставляет молодого хозяина встать перед ним, рабом, на четвереньки, и ездит на нем, как на коне, потом требует, чтобы Филения обняла и поцеловала его, а потом доходит до такого состояния, которое современный психиатр назвал бы манией величия.

«Статую и жертвенник поставь мне/Как богу, заколи быка!/ Тебе я бог спасенья». (Salus, римское божество)! «Это все, конечно, несерьезно, но это, несомненно, инверсия, и инверсия того, что существовало на самом деле: для раба хозяин был богом и спасением», — пишет историк римской религии I. Gradel.

В другой пьесе Плавта раб приносит добрые вести пожилому римскому гражданину о том, что его сын жив, и напрямую требует, чтобы привели ягненка и приготовили все для жертвоприношения ему, рабу:

«Я тебе сейчас Юпитер, я тебе верховный бог,/Я тебе Восторг и Счастье, Радость, Свет, Спасение!» (с большой буквы написаны имена римских богов — Salus, Fortuna, Lux, Laetitia, Gaudium).

Рабу надо в этом случае поклониться не «как богу» — для несчастного и обрадованного отца он и есть бог.

Зрители комедии смеялись – их смех был вызван именно «переменой ролей», к которым они были привычны в повседневной жизни. Действительно, для раба, бесправного существа, хозяин был единственным покровителем и защитником. Если хозяин не заступался за своего раба (или клиента), для того не было больше заступников.

Справедливость, щедрость, свобода

Кстати, именно символическое прислуживание рабу за столом вне Сатурналий имело символическую и юридическую силу – оно было частью ритуала отпускания на свободу раба. Святитель Иоанн Златоуст еще был свидетелем этого обычая, поэтому он говорит о полученной даром свободе христианина, венцом и образом которой является Евхаристия: «Здесь Сам Царь подает тебе Чашу!»

Удивительна тема свободы, прощения долгов, нового года – «нового лета» благости пусть не истинного Бога, но бога, придуманного людьми от их желания примирения и радости всех – и богатых, и бедных, и свободных, и рабов. Этим жил Рим – не случайно один из главных холмов Вечного Города, Капитолийский, носил также и имя Сатурна, а один из его древнейших храмов располагался на римском Форуме – не в пригороде, как храм бога-пришельца, например, Эскулапа, а храм коренного, древнего бога Рима. И казна римская хранилась в храме Сатурна. Он знал, как распоряжаться ею справедливо. Лациум, земли, на которых стоял Вечный Город, называли «землею Сатурна».

Подобные обычаи, впрочем, были у многих народов древности. Но самое интересное – такой обычай был в Древнем Израиле.

Был в древнем Израиле такой обычай, установленный Моисеем по указанию Бога. Каждый седьмой год был «субботним годом», когда не засевали поля и не обрезывали виноградники, а пятидесятый год был «субботой суббот»: юбилейный год, «лето Господне».

«И насчитай себе семь субботних лет, семь раз по семи лет, чтоб было у тебя в семи субботних годах сорок девять лет; и воструби трубою в седьмой месяц, в десятый [день] месяца, в день очищения вострубите трубою по всей земле вашей; и освятите пятидесятый год и объявите свободу на земле всем жителям ее: да будет это у вас юбилей; и возвратитесь каждый во владение свое, и каждый возвратитесь в свое племя.Пятидесятый год да будет у вас юбилей: не сейте и не жните, что само вырастет на земле, и не снимайте ягод с необрезанных лоз ее, ибо это юбилей: священным да будет он для вас; с поля ешьте произведения ее. В юбилейный год возвратитесь каждый во владение свое.Если будешь продавать что ближнему твоему, или будешь покупать что у ближнего твоего, не обижайте друг друга; по расчислению лет после юбилея ты должен покупать у ближнего твоего, и по расчислению лет дохода он должен продавать тебе; если много остается лет, умножь цену; а если мало лет остается, уменьши цену, ибо известное число лет жатв он продает тебе. Не обижайте один другого; бойся Бога твоего, ибо Я Господь, Бог ваш» (Лев. 25:8-14).

Какой прекрасный образ – закончилось время трудов, и Бог Сам питает нас, примирившихся со своими братьями! Справедливость, щедрость, свобода… Нет рабов, нет долгов, а Сам Бог дарит нам все.

«Если скажете: что же нам есть в седьмой год, когда мы не будем ни сеять, ни собирать произведений наших? Я пошлю благословение Мое на вас» (Лев. 25:20-21).

Именно этот образ, знакомый всем современникам Иисуса Христа, использует Спаситель для того, чтобы показать близость, невыразимую близость Царства Божия. Он учит молиться учеников, и перед ними встают явные аналогии с летом Господним, юбилейным годом. Пятидесятое лето – всего лишь прообраз, довольно редко случавшийся среди повседневной, нелегкой жизни Израиля.

На земле все люди человеки

Но были и другие обычаи Сатурналий.

Не играли ли в злые Сатурналии воины в претории Пилата и с Царем царей?…

68157343 1292954055 757pxDirk van Baburen Kroning met de doornenkroon

Дирк ван Бабюрен. «Христос в терновом венце», 1623 год

…В образе Сатурна мешается и «прадедушка Мороз» и «дедушка Мороз». Христианство отделило одно от другого, преодолело ту самую тяжкую «античную двойственность», о которой писал знаменитый русский философ А.Ф. Лосев. Осталась доброта, отпускающая на свободу, когда уже нет никакой надежды. Потому что люди – из плоти и крови, они просты и слабы, и хотят радости.

«На земле все люди человеки,

Хоть одну им малую забаву

Жутко им меж темных

– говорит Богородица, объясняя Своему Младенцу тяготы земной жизни в мифически-сказочном сюжете стихотворения Сергея Есенина.

И ходит по лесам и перелесицам Руси и мира всего Сатурн, который вовсе не Сатурн. В конце концов, если св. Августин воскликнул: «И сам жрец Митры, и сам Митра – уже христианин!», так почему Сатурну не быть? Но это, конечно, шутка и сказка.

А разве не из глубин ли человеческой сознания растет архетип доброго старца, который всегда придет на помощь в трудную минуту и принесет избавление от нищеты, тюрьмы и сумы? И пусть Сатурн остается мифом древности, у христиан есть настоящие живые люди, которые стали добрыми дедушками для других. Двоих из этих людей помнит весь мир – 19 декабря празднуется свт. Николай Мирликийский, а 25 декабря – свт. Спиридон Тримифунтский. Но много их, и только Христос Бог знает имена тех, кто не в мифе, а в реальной жизни приходили и приходят на помощь ближнему и дальнему.

uzeltsyi tri zlata sv nikolay o sergiy kruglov

Святитель Николай Чудотворец

…Но что все-таки было главным в Сатурновом царстве, кроме безудержного веселья и восхитительного чувства свободы?

Сызнова ныне времен зачинается строй величавый,
Дева грядет к нам опять, грядет Сатурново царство.
Снова с высоких небес посылается новое племя.
…и пойдут чередою великие годы.
Если в правленье твое преступленья не вовсе исчезнут,
То обессилят и мир от всечасного страха избавят.
Жить ему жизнью богов; он увидит богов и героев
Сонмы, они же его увидят к себе приобщенным.
…Мальчик, в подарок тебе земля, не возделана вовсе,
…Сами домой понесут молоком отягченное вымя
Козы, и грозные львы стадам уже страшны не будут.
Будет сама колыбель услаждать тебя щедро цветами.
Сгинет навеки змея, и трава с предательским ядом

…К почестям высшим гряди — тогда уже время наступит, —
Отпрыск богов дорогой, Юпитера высшего племя!
…Лишь бы твои прославить дела мне достало дыханья!
Мальчик, мать узнавай и ей начинай улыбаться…

(Вергилий, Буколики, Эклога IV)

И когда Сатурналии иссякают, приходит пора Рождества.

Источник

Сатурналии, лучший праздник года: как древние греки и римляне проводили зимние каникулы

В благословенных средиземноморских краях зима бывает очень противная, и древние с удовольствием разнообразили ее праздниками. И греки, и римляне отмечали зимнее солнцестояние, причем первые — сравнительно скромно, а вторые — с большим размахом.

Анакреонт о зимнем месяце посидеоне:

Глянул Посидеон на двор,
В грозных тучах таится дождь,
И гудит зимней бури вой
Тяжко-громным раскатом.

(Пер. Г. Церетели)

Греки берегли силы для четырех разных чествований бога вина Диониса, проходивших между январем и началом апреля. Но на месяц посидеон (декабрь—январь) приходились Алои (Ἁλῶα) — праздник молотьбы, в глубокой древности переехавший с осени на зиму поближе к солнцевороту и соединившийся с торжеством, приуроченным к еще одному важному событию в жизни древнего грека — обрезке виноградной лозы. Во время Алой, посвященных покровительнице земледелия Деметре и Дионису, полагалось есть выпечку и пить вино, избегая красных продуктов: мяса, гранатов, барабульки (у этой рыбки чешуя неподобающего цвета). В застольях принимали участие только женщины, которым разрешалось ни в чем себе не отказывать — ни в выпивке, ни в сквернословии.

Банкетный зал украшали глиняными гениталиями, а на стол подавали хлебы и пироги в виде репродуктивных органов.

На праздник приходили и почтенные домохозяйки, и гетеры, и уличные девицы, которые в обычной жизни практически не встречались друг с другом. И в отличие от серьезных Элевсинских мистерий, важнейшего афинского торжества, тоже связанного с культом Деметры, во время Алой участницы искренне веселились и в кои-то веки наслаждались застольем, а не готовкой.

Saturnalii 1 Vaza

Надо признать, есть в Алоях что-то от восьмимартовских посиделок в женском коллективе. То ли дело древнеримские сатурналии — «лучший праздник года», по словам поэта Катулла, причем для всех, где и подарки, и обжорство, и пьянство. В строгие времена Республики его отмечали один день, в конце республиканского периода римской истории — два, при императоре Августе — три, при Калигуле — пять, а после дело дошло до семи: с 17 по 23 декабря. На это время закрывались школы и начинали работать специальные рынки с подарками — свечками и глиняными фигурками.

Одна из самых важных примет сатурналий — возможность играть в азартные игры, которые были категорически запрещены в остальное время. Зато в праздничные дни в кости, бабки и т. д. резались все от мала до велика. Детям денег, конечно, не давали, и они играли на орехи. О многих деталях сатурналий мы знаем благодаря поэту Марциалу. В «Эпиграммах» он нарисовал картину праздников:

Что же, однако, Сатурн, мне в дни эти делать хмельные,
В дни, что за небо тебе собственный сын уступил?
Иль мне о Фивах писать, о Трое, о мрачных Микенах?
«Ты на орехи играй», — скажешь. Орехов мне жаль.

(XIV, 1. Пер. Ф.А. Петровского)

Уже мальчик орехи бросил с грустью:
Вновь учиться зовет крикун наставник;
И, в обманные кости проигравшись,
Извлеченный из тайного притона,
Охмелевший игрок эдила* молит.

(V, 84. Пер. Ф.А. Петровского)
* эдилы допускали азартные игры в общественных местах только в праздник Сатурналий.

Удивительно, но еще в XVI веке оксфордским студентам дозволялось играть на деньги только трижды в год: в День Всех Святых, в Рождество (как раз неделя сатурналий) и на Сретение. Почтенная традиция! Впрочем, с 2004 года Рождество в Англии — единственный день, когда букмекеры не принимают ставки.

Saturnalii 4 devushki

А что же подарки? Все тот же Марциал в «Эпиграммах» отвел всю четырнадцатую книгу под короткие описания даров, вручаемых на сатурналии. Чего там только нет: книги и погремушки, собаки и сено, зубочистки и шляпы, игральные кости и пеналы, золотые шпильки и кровяная колбаса, фонари и чесалки для спины. Всего Марциал перечисляет 223 предмета, среди которых есть и дорогие, привезенные из самой Индии вещи (элитные подарки), и самые простые, доступные даже рабу.

На сатурналии одаривали только мужчин, а женщин — в дни мартовского фестиваля матроналий. Исследователи Марциала подозревают, что первые четыре книги «Эпиграмм» сами запросто могли служить подарками на сатурналии — их тексты адресованы мужчинам и полны шутками вроде этой:

Невии я написал. Нет ответа. Не даст она, значит.
Но ведь наверно прочла, что я писал. Значит, даст.

(II, 9. Пер. Ф.А. Петровского)

А вот пятая книга предназначена другим читателям, не таким испорченным:

Вам, матронам, и юношам, и девам,
Мы страницы вот эти посвящаем.
Ты же, тянет кого к бесстыдным шуткам
И кому по душе их непристойность,
Ты игривых прочти четыре книжки.

(V, 2. Пер. Ф.А. Петровского)

Один из самых популярных видов сувениров в дни сатурналий назывался sigilla — это были простенькие глиняные фигурки птиц, животных, людей. Из письма философа-стоика Луция Аннея Сенеки мы знаем, что ребенок хозяев мог дарить такие игрушки детям домашних рабов. В этом письме автор иронизирует по поводу собственного возраста и рассказывает следующий эпизод: «Поворачиваюсь к дверям. „А это кто, — спрашиваю, — такой дряхлый? Правильно сделали, что поместили его в сенях: ведь он уже смотрит за двери. Откуда ты его взял? Какая тебе радость выносить чужого мертвеца?“ А тот в ответ: „Ты что, не узнал меня? Ведь я — Фелицион, это мне ты всегда дарил кукол на сатурналии; я сын управляющего Филосита, твой любимец“. — „Ясное дело, — говорю я, — он бредит! Это он-то еще малышом стал моим любимцем? Впрочем, очень может быть: ведь у него как раз выпадают зубы“» («Нравственные письма к Луцилию», XII, 3. Пер. С.А. Ошерова).

Сатурналии были временем обильной еды и не менее обильной выпивки. У Цицерона находим сообщение о том, как Цезарь ужинал во время зимних праздников:

«Он применил рвотное: поэтому он ел и пил безбоязненно и с удовольствием, очень богато и великолепно».

(Att., XIII, 52. Пер. В.О. Горенштейна)

Римляне вообще считали рвоту зимой здоровым и полезным занятием, так что в сатурналии напиваться до полусмерти было, можно сказать, обязательным требованием. Энциклопедист Плиний Старший писал, что в первой половине I века в Риме распространилась мода пить на пустой желудок (Naturalis Historia, XIV, 143–144). По его словам, корни этой традиции следует искать на Востоке — в Парфии. Некоторые современные исследователи считают, что варварский обычай пришелся ко двору как раз в сатурналии, когда дозволялось вести себя диким образом и даже, о ужас, не носить тогу (вместо нее надевали более удобную одежду под названием synthesis).

Кроме азартных игр и безудержного пьянства, у декабрьской недели без правил была еще одна особенность: гуляли в этот период не только господа, но и рабы. Сенека пишет, что в один из дней «хозяева садились за стол с рабами… непременно и еще оказывали им в доме всякие почести, позволяли судить да рядить, объявляя дом маленькой республикой» («Нравственные письма к Луцилию», XLVII, 14. Пер. С.А. Ошерова). И свободные мужчины, и невольники надевали на головы войлочные шапки-пилеумы, которые носили вольноотпущенники: это был еще один важный уравнительный элемент праздника.

В лучшие дни года мир выворачивался наизнанку дважды: рабы и хозяева не только вместе садились за стол — у них появлялся еще и шутовской повелитель — Saturnalicius princeps, предводитель застолья и веселья. Словом, это был настоящий карнавал.

Оказавшиеся на чужбине римляне старались отмечать сатурналии: нам известны как свидетельства аристократов из высококультурных Афин, так и записка раба из дикарской Британии. Вот этот удивительный документ, найденный в пограничной крепости Виндоланда:

Saturnalii 1

Один раб просит другого купить редиски для праздника (этот овощ, помимо того что был сравнительно дешевым и широко доступным, еще и считался неплохим рвотным).

Сенека, человек умеренный, не любил декабрьские излишества:

«Больше стойкости в том, чтобы оставаться трезвым, когда весь народ перепился до рвоты, больше умеренности в том, чтобы, не смешиваясь со всеми, не выделяться и не составлять исключения и делать то же самое, что все, но иначе.

Ведь праздничный день можно провести, и не предаваясь роскоши» («Нравственные письма к Луцилию», XVIII, 4. Пер. С.А. Ошерова). Примерно об этом две тысячи лет спустя и нам в канун Нового года толкуют благонамеренные. Кому-то будет по душе такой совет, а кому-то все равно нужно напиться и выкричаться: “Io Saturnalia!”

Источник

Каких древних богов заменило Рождество Христово

9

8

7

9

8

7

Примерно с конца ноября (если точнее, то с 28-го числа), с начала Филиппова поста христиане пытаются осознать, что Рождество Христово в разных Церквах выпадает на разные даты. И предлагают поменять дату на единую.

Формально большинство мирян, священнослужителей и часть епископата соглашается, что праздновать Рождество в ночь с 24 на 25 декабря накануне Новолетия намного правильнее, логичнее и удобней, но тут же грустно вздыхают — не время.

Этот вопрос в первую очередь волнует, конечно, тех, в чьих Церквах праздник наступит с 6 на 7 января. То есть членов Иерусалимской, Русской, Сербской, Грузинской и Польской Православных Церквей. И в меньшей степени афонских монахов и католиков восточного обряда, поскольку и те, и другие всегда держались традиций.

Защитники январского Рождества есть в каждой поместной Церкви. В том числе в Русской Православной. Нашлись и такие, кто помимо христианской сумели языческую базу подвести именно под эту дату. Дескать, в России темные и холодные дни длятся намного дольше, чем в Европе, поэтому нет ничего удивительного, что древние боги куролесили вплоть до появления Рождественской звезды.

Соглашаться или опровергать эту точку зрения – бессмысленная трата времени, даже если вспомнить, что в Европе есть страны с не менее холодным и мрачным климатом, с другой стороны довольно приличная часть России находится в теплых широтах, где снега зимой не выпросишь. На конец года выпадало сразу несколько языческих праздников. В самые короткие дни года человечество отмечало дни рождения всевозможных богов солнца – Осириса, Гора (которого Геродот отождествлял с Аполлоном), Геркулеса, Диониса, Юпитера, отождествлявшегося с Адонисом Таммуза и Даждьбога.

Первый в списке — Сатурналий. Во-первых, упоминанием о нем закончилась статья, посвященная первому Рождеству Христову. А во-вторых, праздник бога Сатурна, возникший в память о золотом веке его царствования, – один из самых известных.

Несложно понять, почему праздник в честь бога Сатурна оказался одним из самых любимых в течение как минимум тысячи лет. Сатурналий объявили патриции и консулы Квинт Клелий Сикул и Тит Ларций Флав, правившие Римом в V веке до нашей эры, и продолжали отмечать в новом тысячелетии в IV-V веке: блаженный Августин, живший как раз в этот период, не раз обращался к христианам с напоминанием, что им пора перестать быть язычниками и начать праздновать Рождество Христово.

Первое объяснение — Сатурналий совпадал с окончанием земледельческих работ, а самое главное, с окончанием сбора винограда (а значит, и с появлением нового, свежего вина). Второе — это был законный праздник рабов. Как символ свободы рабам в эти дни выдавали специальный колпак – pilleus. Этим «пропуском» они не только освобождались от работ – их пускали на праздники в дома, где они ели и пили за общим столом. Им дарили подарки. Не исключено, что именно в праздник Сатурналий зародилась благотворительность, которой славятся предрождественские дни.

Сикул и Флав выделили на поклонение Сатурну 17 декабря. Довольно быстро стало понятно, что одним днем не обойтись. Пополнение запасов вина требовало вдумчивого и серьезного анализа каждого сорта. Праздновать решили неделю, но в дело вмешался Октавиан Август. Образовав Римскую империю, великий понтифик решил, что ему под силу справиться и с таким незатейливым делом, как искоренение пьянства.

Октавиан вообще был известен как ревнитель нравов. Он провел реформу браков, пытался восстановить патриархальные традиции рабовладения, восстановил 82 языческих храма. Октавиан сократил Сатурналии до трех дней, возродив в противовес гульбищам традицию куда более мирных игр на празднике Луперкалий, приходящегося на февраль, когда запасы вина уже изрядно уменьшаются.

Римляне не спорили, заняв выжидательную позицию. И правильно сделали: сменивший Октавиана на императорском посту Калигула увеличил до пяти дней праздничные гуляния в честь Сатурна. А где пять дней, там (как известно) и семь.

Однако Сатурн далеко не первый (и не последний) бог, которому поклонялись в декабре. Более того, у некоторых точно известна даже дата рождения.

Согласно древнеегипетской мифологии за 3 тысячи лет до нашей эры у бога земли Геба и богини неба Нут родился первенец. Мальчика назвали Осирис. Старшенький появился на свет в первый из пяти священных дней, которые закрывают год.

Осириса назначили богом возрождения, царем загробного мира, а заодно и судьей душ усопших. Правил двенадцатью царями. Был предан, убит, погребен. Пробыл в аду 3 дня, был воскрешен. Египет признателен Осирису за то, что он создал цивилизацию, обучил людей религии и земледелию, положил конец варварству. И обучил правильно выращивать виноградную лозу.

У Осириса и Изиды 25 декабря родился бог неба и солнца по имени Гор (или Хор), которого еще называли хранителем Тайной Мудрости. В миг рождения Гора на восточной части небес появилась яркая звезда. Благодаря ей люди обрели надежду избавиться от жестокой тирании и власти зла, царивших в Египте. Надо признать, что Гор оправдал надежды человечества – закончив 80-летнюю войну, он объединил Верхний и Нижний Египет, поэтому на многих изображениях у него на голове две короны.

Чуть позже, где-то за 1200 лет до нашей эры в Персии 25 декабря родился бог Митра, о котором известно крайне мало. Считается, что он был богом солнца, дня, света, нравственного света, правды, справедливости, создателем космоса и посредником между богами. Ученые видят немало связей между ним и Персеем.

У Митры не было родителей, да они ему и не нужны были особо — он родился сразу взрослым из скалы, на которую с неба пролился свет. Первыми о его рождении узнали пастухи: они сразу поняли, что это был бог, поэтому преподнесли ему дары – приплод от своих стад и плоды. Первым делом Митра победил солнце. Вторым — быка.

Воевать стало не с кем, поэтому бог отправился бродить по свету. Во время путешествия он не терял времени зря, то и дело спасая людей то от всемирного потопа, то от страшных пожаров. В один прекрасный день Митра понял, что на Земле он переделал все дела, поэтому после прощального пира вознесся на небо вместе с Солнцем.

Предположительно митра как часть священнического христианского облачения и епископский сан митрополит (а заодно и метрополитен) появились в греческом лексиконе благодаря персидскому богу.

Конечно же покровитель виноделия и плодоносных сил земли самый веселый и развратный бог Дионис мог появиться на свет только в дни, когда можно было пробовать вино нового урожая. Отцом Диониса был Зевс. А вот матерью Диониса могла быть Персефона, Деметра или даже смертная женщина: дочь фиванского царя.

Рожденный столь странно, мстительный Дионис часто пребывал в плохом настроении. Зато ему были не чужды простые развлечения, что вылилось в дионисийские крестьянские гуляния, проходившие для верности два раза в год и сопровождавшиеся пьянством, развратом и кровавыми жертвами. Тем более, что в хорошем настроении и часто Дионис помогал людям. Именно он подарил Икарию виноградную лозу, научив правильно выращивать ее.

Культом этого бога интересовался Вячеслав Иванов, написавший впоследствии книгу «Дионис». Иванов учился в Германии, откуда отправлялись многочисленные экспедиции на раскопки в Греции, тогда и началось историко-мистическое изучение христианства. В своей книге он дает объяснение рождению Диониса: «Так возник своеобразный обрядовой дуализм, на долгие века определяющий собою весь строй эллинской религии. Служения богам олимпийским и богам хтоническим (к последнему культу причислен и культ героический) строго разграничены по месту и времени; соединение элементов того и другого в общем молитвенном действии безусловно воспрещено Описанная обрядовая схизма была чревата последствиями. В религиозной психологии народа она послужила ближайшим поводом к исканию новой синтетической религиозной формы, которая в лице бога патетического по преимуществу, небожителя и героя вместе, равно могущественного на Олимпе и в обители мертвых, близкого людям и почти богочеловека, должна была стать соединительным звеном между противоположными господствами, от которых одинаково зависел и которых одинаково трепетал равно подчиненный обоим и равно обоим чуждый человек».

Но будто и этого мало, Вячеслав Иванов, анализируя ход истории, предполагает, почему именно в Греции так быстро и прочно укоренилось христианство: «Не подлежит сомнению, что религия Дионисова, как всякая мистическая религия, давала своим верным «метафизическое утешение» именно в открываемом ею потустороннем мире и отнюдь не в автаркии «эстетического феномена». К тому же была она религией демократической по преимуществу и, что особенно важно, первая в эллинстве определила своим направлением водосклон, неудержимо стремивший с тех пор все религиозное творчество к последнему выводу — христианства».

В списке претендентов на упоминание еще с десяток имен. Упомянуть, пожалуй, стоит одного из главных богов в восточнославянской мифологии – бога Солнца, плодородия и солнечного света – Даждьбога. По легенде, рожден он был из камня, который русалка Рось принесла Сварогу. В камень этот попали золотые стрелы Перуна, и внутри камня народился Даждьбог. От ребенка исходил чудесный свет, и он излучал тепло. Чтобы не мелочиться, было решено праздновать день Даждьбога два раза в год в дни равноденствий. Считается, что летом он оказывает помощь в исполнении желаний, сохранении здоровья и получении разных благ, а зимой покровительствует свадьбам, богатству, добру, свету, благам, природным явлениям.

Поклонение Даждьбогу существует по сей день. Впрочем, и римские язычники продолжали отмечать Сатурналий даже после эдикта 312 года: тогда принявший христианство император Константин рекомендовал запретить Сатурналий как языческий праздник. Можно сказать, что на него не обратили внимание по объективным причинам: с 284 до 323 года на правах «совокупного властительства» Римской империей правили одновременно не один, а несколько императоров. И каждый из них издал хотя бы один религиозный закон.

Что касается богов и праздников, им посвященных, каждый из них появлялся на свет, когда жить во тьме становилось невмочь. Так зарождалась надежда на лучшее.

Как и у празднующих сегодня Рождество Христово — символ рождения нового года, нового Солнца, новых сил и света. Новой веры в обязательное наступление лучшего времени.

Источник

Истоки Рождества лежат в праздновании древнеримских сатурналий

25672345 Anton fon Verner Tane

Но Иисус был рожден не 25 декабря и даже не зимой. Даже Римская Католическая Церковь вынужденно признает, что «Дата рождения Христа не известна».

Обратим внимание на то, что сказано в Библии относительно рождения Иисуса:

1. «И были в той стране пастухи, жившие в полях, сторожа отары по ночам» (Лк. 2:8). В одну из ночей, когда они сторожили своих овец в открытом поле, явился им ангел с вестью о рождении Христа.

0902052a882fcf94d5c61f27c7ab1e

Но 25 декабря действительно имеет огромное религиозное значение.

82439 original

Митра
Родился 25 декабря в результате непорочного зачатия. Он же персидский бог солнца, он же Мессия, имевший 12 учеников. Принял на себя грехи человеческие. Был убит, затем воскрес, став воплощением Бога и объектом поклонения. Культ Митры включает причастие, крещение и др.

Адонис
Родился 25 декабря. Финикийский бог плодородия, он же вавилонский Таммуз, он же сирийский Спаситель. Был убит и погребен, по прошествии трех дней воскрес.

Дионис
Родился 25 декабря в результате непорочного зачатия у царицы Семелы от самого Зевса. Греческий бог виноделия. Он же Вакх, он же спаситель и освободитель человечества. Ежегодные вакханалии сопровождались изображениями смерти, схождением в ад и последующим воскрешением Диониса. Ну, естественно, с причащением 🙂

Кришна
Рожден девой Деваки, принцессой, в результате непорочного зачатия. О его рождении возвестил хор ангелов. Он же единственный сын Вишну, он же Альфа и омега вселенной, он же третье лицо индуистской Троицы. Момент смерти, принятой им ради людей, ознаменовался затмением солнца. Воскрес и вознесся на небо. Индуисты верят во второй приход Кришны, во время которого тот устроит Последний суд.

Осирис
Родился в конце декабря у Девственницы. Египетский бог солнца и подземного мира, он же Судья мертвых, он же один из египетской Троицы. Греки считали его Дионисом (см. выше). Правил двенадцатью царями. Был предан, убит, погребен. Пробыл в аду 3 дня, был воскрешен.

Гор
Родился 25 декабря у Исиды в результате непорочного зачатия (от духа Осириса). Бог солнца и света, один из египетской Троицы. После долгой борьбы победил Сатану злого Сета. Олицетворял собой воскресение.

Самыми веселыми и любимыми в народе были декабрьские Сатурналии, их справляли и горожане, и сельские жители. Посвящены они были древнеиталийскому земледельческому богу Сатурну, которого римляне отождествили с греческим Кроном и считали отцом Юпитера, Юноны и Нептуна.

KyKtt8p XOA

В Риме Сатурналии являлись. временем распутства, пьянства и оргий, храмовой проституции. Повсюду воцарялся дух шумного веселья, и весь город бездумно впадал в самые грязные из представимых видов безнравственности.

Откуда мы знаем, что это не были подарки ко дню рождения? Потому, что волхвы (мудрецы) пришли поклониться Иисусу, когда Ему было почти два года! (МФ. 2:16) Когда Иисус родился, пастухи с полей пришли повидать Его, а волхвы прибыли почти два года спустя.

Как Рождество, так и Богоявление (Крещение), празднуемое спустя 12 дней 6 января, представляют собой преобразованные праздники зимнего солнцестояния, и так тесно связаны, что их происхождение нельзя обсуждать раздельно. 25 декабря в Риме. была дата языческого фестиваля. дня рождения непобедимого (бога) солнца». Яснее не бывает. 25 декабря является празднованием языческих божеств солнца, а никак не днем рождения Христа!

Комментарий: Существуют убедительные доказательства в пользу того, что историческим прототипом Иисуса Христа был Гай Юлий Цезарь. Читайте книгу Франческо Каротты Jesus was Caesar.

Источник

Русский Новый год и древнеримские Сатурналии

drevniy rim

«Создали прежде всего поколенье людей золотое.
Вечно живущие боги, владельцы жилищ олимпийских.
Был еще Крон-повелитель в то время владыкою неба.
Жили те люди, как боги, с покойной и ясной душою,
Горя не зная, не зная трудов, и печальная старость
К ним приближаться не смела. Всегда одинаково сильны
Были их руки и ноги. В пирах они жизнь проводили.
А умирали, как будто объятые сном. Недостаток
Был им ни в чем неизвестен. Большой урожай и обильный
Сами давали собой хлебородные земли. Они же,
Сколько хотелось, трудились, спокойно сбирая богатства, —
Стад обладатели многих, любезные сердцу блаженных».

(Гесиод, «Труды и дни»)

jarman

За это они могли благодарить Сатурна

Наверное, сложно вчитаться в этот текст, написанный примерно 2700 лет тому назад, но можно сразу понять – это то, что мы называем земным раем и что мечтаем увидеть хотя бы на минутку, на день, когда мы отдохнем от трудов и дедлайнов, когда стол будет ломиться от еды, все будем веселиться, не знать печали и делать то, что захотим – прочитаем книжку, займемся акварелью, пойдем в поход на лыжах или поедем в гости на другой конец города.

Так это же – долгие зимние выходные! Мы ждем их, как небывалого счастья, готовимся к ним по-особенному, хотим в них отдохнуть за прошлый год и набраться сил и радости (последнее – наиболее важно) на год вперед.

Не мы первые в этом желании. Может быть, как говорят, и стремителен наш век, и нечеловеческие перегрузки он несет, но жизнь человека в древнем мире, в античности, была трудна – особенно это касалось рабов, которые в уже в тридцать лет становились беззубыми дряхлыми изношенными стариками. Но и патриции порой ходили на волосок от смерти по капризу императора, жили в постоянном стрессе – они были людьми государственными, а править государством нелегко.

Древние греки праздновали эти дни отдыха сначала поздней осенью, после сбора урожая, но сами знаменитые Сатурналии были государственно установленными праздниками, от правильного празднования которых зависело благоденствие народа и сената римского, всех, кто жил в Вечном городе. Даже рабов.

В это время хозяева, планировавшие дать вольные своим рабам, осуществляли свои планы и счастливые вольноотпущенники вступали в свой золотой век – они уже не были «говорящими орудиями», они были настоящими людьми в глазах закона и других людей.

За это они могли благодарить Сатурна.

53

Сатурн. Скульптура в Летнем саду

Прадедушка Мороз

А кто такой Сатурн?

Мы привыкли представлять Сатурна-Кроноса в виде жутковатой статуи в Летнем саду, на которой бесстрастный жестокий дед подносит к своим устам ребенка, чтобы пожрать его.

«И Старший понял: лес, промерзший насквозь, превратившийся в лед, стоит вокруг. И растет этот лес на ледяной земле, и корни деревьев тоже ледяные.

— Здесь такой страшный мороз, почему же мне не холодно? – спросил Старший.

(…) Старик смотрел на мальчика не мигая. Не доброе и незлое лицо его было до того спокойно, что у мальчика сжалось сердце. А старик, помолчав, повторил отчетливо, гладко, как будто он читал по книжке или диктовал:

— Я. Распорядился. Чтобы холод. Не причинил. Тебе. До поры до времени. Ни малейшего вреда. Ты знаешь, кто я?

— Вы как будто Дедушка Мороз? — спросил мальчик.

— Отнюдь нет! — ответил старик холодно. — Дедушка Мороз — мой сын. Я проклял его, — этот здоровяк слишком добродушен. Я — Прадедушка Мороз, а это совсем другое дело, мой юный друг. Следуй за мной.

И старик пошел вперед, неслышно ступая по льду своими мягкими белоснежными валенками.

Вскоре они остановились у высокого крутого холма. Прадедушка Мороз порылся в снегу, из которого была сделана его шуба, и вытащил огромный ледяной ключ. Щелкнул замок, и тяжелые ледяные ворота открылись в холме.

— Следуй за мной, — повторил старик.

— Но ведь мне нужно искать брата! — воскликнул мальчик.

— Твой брат здесь, — сказал Прадедушка Мороз спокойно. — Следуй за мной.

И они вошли в холм, и ворота со звоном захлопнулись, и Старший оказался в огромном, пустом ледяном зале.(…)

— В моем дворце сорок девять таких залов. Следуй за мной, — приказал Прадедушка Мороз.

Ледяной пол был такой скользкий, что мальчик упал два раза, но старик даже не обернулся. Он мерно шагал вперед и остановился только в двадцать пятом зале ледяного дворца. Посреди этого зала стояла высокая белая печь. Мальчик обрадовался. Ему так хотелось погреться.

Но в печке этой ледяные поленья горели черным пламенем. Черные отблески прыгали по полу. Из печной дверцы тянуло леденящим холодом. И Прадедушка Мороз опустился на ледяную скамейку у ледяной печки и протянул свои ледяные пальцы к ледяному пламени.

— Садись рядом, померзнем, — предложил он мальчику.

Мальчик ничего не ответил. А старик уселся поудобнее и мерз, мерз, мерз, пока ледяные поленья не превратились в ледяные угольки. Тогда Прадушка Мороз заново набил печь ледяными дровами и разжег их ледяными спичками.

— Ну, а теперь я некоторое время посвящу беседе с тобою, — сказал он мальчику. — Ты. Должен. Слушать. Меня. Внимательно. Понял?

Мальчик кивнул головой. И Прадедушка Мороз продолжал отчетливо и гладко:

— Ты. Выгнал. Младшего брата. На мороз. Сказав. Чтобы он. Оставил. Тебя. В покое. Мне нравится этот поступок. Ты любишь покой так же, как я. Ты останешься здесь навеки. Понял?

Он подошел к печке, потряс полами своей снежной шубы, и мальчик вскрикнул горестно. Из снега на ледяной пол посыпались птицы. Синицы, поползни, дятлы, маленькие лесные зверюшки, взъерошенные и окоченевшие, горкой легли на полу.

— Эти суетливые существа даже зимой не оставляют лес в покое, — сказал старик.

— Они мертвые? — спросил мальчик.

— Я успокоил их, но не совсем, — ответил Прадедушка Мороз. — Их следует вертеть перед печкой, пока они не станут совсем прозрачными и ледяными. Займись. Немедленно. Этим. Полезным. Делом.

— Я убегу! — крикнул мальчик.

— Ты никуда не убежишь! — ответил Прадедушка Мороз твердо. – Брат твой заперт в сорок девятом зале. Пока что — он удержит тебя здесь, а впоследствии ты привыкнешь ко мне. Принимайся за работу».

dva brata3

Рисунок к книге «Два брата» Евгения Шварца

Но Прадедушка Мороз, убивающий все живое – совсем не Сатурн, бог посевов, который растит все живое, который в глубинах плодородной земли сберегает хрупкую жизнь. Сатурн – странник, изгнанный своим сыном Юпитером, и пришедший в римскую землю Лациума, чтобы править на этом клочке земли так, что люди, вспоминая это время, назовут его «золотым веком».

Сатурн – бог зерна и семян, научивший людей виноградарству и земледелию.

Это были дни справедливости

У античного автора Лукиана Крон-Сатурн вынужден оправдываться от напраслин перед своим же жрецом:

«Ну, сам посуди. Есть ли на свете такой человек, я уж не говорю — бог, который позволил бы себе, сам, по доброй воле, пожрать собственных детей? Надо быть новым Фиестом и попасть, подобно ему, в руки нечестивого брата, чтобы так поступать. Но пусть даже так; можно ли, однако, съесть камень вместо младенца и не заметить этого, если, конечно, не обладаешь зубами, совершенно нечувствительными к боли? Нет. И не воевали мы вовсе, и Зевс не отнимал у меня власти силой, но я сам, добровольно, передал ему ее и отказался от управления миром. А что я не в оковах и не в Тартаре — это, я думаю, ты и сам видишь, если ты не слеп… Все дело в том, что я был уже стар и страдал вследствие своего возраста подагрой, — отсюда и возникло у людей предположение о моих оковах, так как я был не в силах, меня не хватало на все преступления нынешнего поколения. Вечно приходилось бегать то вверх, то вниз с поднятым перуном и поджигать им разных клятвопреступников, святотатцев и насильников, — дело было хлопотливое, тягостное и подстать только молодому. Вот я и уступил мое место Зевсу, и очень рад, что так сделал. Вообще я решил, что неплохо будет разделить мое царство между сыновьями, благо они у меня имеются, а самому на покое наслаждаться, лежа целые дни за столом, и не возиться больше с молящимися, не выслушивать докучных просьб, одна с другой несовместимых, не греметь громами, не сверкать молниями… Вместо всего этого я веду сейчас стариковскую жизнь, чрезвычайно приятную: пью нектар покрепче да разговоры разговариваю с Япетом и другими моими сверстниками».

Как же проводились сатурналии? Римский поэт Стаций не случайно называл их «пьяной ночью». Но одним вином (а пили в Риме вино, да еще и разбавляли его, а кто так не делал, того звали пьяницами) праздники не ограничивались. Это были дни справедливости, которая прощает долги и щедрости, которая делает подарки. Мы имеем свидетельство многих античных авторов, а остроумный Лукиан даже записал правила, которые сам Сатурн дает своему другу-жрецу на дружеской праздничной попойке:

«— Из того, что приготовлено к рассылке, не оставлять для себя ничего. И раскаяния не должно возникать по поводу подарков.

— Если кто-нибудь в прошлом году, находясь в отъезде, остался обделенным, пусть получит свою прошлогоднюю долю вместе с нынешней.

— Пусть уплатят богачи долги за своих друзей-бедняков, а равно и плату домохозяину, если кто-нибудь, задолжавши, не имеет возможности внести платы сам. И вообще вменяется богатым в обязанность знать, в чем всего более нуждаются их друзья.

— И у получающих не должно быть недовольства своей долей; присланный подарок, каков бы он ни был, пусть кажется большим. И пусть не обращают в насмешку Кроновы приношения.

— Бедняк, если он человек ученый, пусть пошлет в ответ богатому: или книгу одного из древних писателей (только не сулящую ничего дурного, веселую, застольную), или собственное сочинение, какое сможет. Богач же должен этот подарок принять со светлым лицом, а принявши — прочесть не медля. Если же какой-либо богач оттолкнет или выбросит подарок — пусть знает, что подлежит он грозному серпу Крона…

— Если же бедняк, через силу, пошлет богачу платье, серебра или золота, то посланное им подлежит отобранию в казну и продаже со внесением денег в сокровищницу Крона».

А дальше шло зимнее веселье – с 17 декабря рабы становились на краткое время господами, господа – рабами и прислуживали своим рабам за столом. Дни немыслимой свободы! Все вверх дном!

11899600 Nikola Pussen Tanec v chest Priapa 1638

Перемена ролей

Тема Сатурналий обыгрывалась в комедиях – пусть Сатурналии быстро заканчивались, память об их переворачивающем порядок веселье хранилась весь год.

Раб и хозяин менялись местами – это было славной шуткой, и использовалось в комедиях, которые и собирали толпы зрителей в эти веселые праздничные дни.

В одной из пьес Плавта («Псевдол») изображен находчивый раб, Баллион, обманывающий своего молодого хозяина, влюбленного в девушку-рабыню Финикию Калидора. Хозяин Финикии грозится продать ее, но хитрый раб улаживает дело. После этого Каллидор восклицает, веля другому рабу –

«Скорее приготовь заклание,
Мясников веди, животных жертвенных вот этому
Вышнему Юпитеру! Он выше Юпитера!»

В менее известной пьесе того же Плавта («Ослы») (кстати, цитата из этой комедии стала поговоркой «человек человеку волк») мы видим другого юного и влюбленного безумца, хозяйского сына Аргириппа. Раб Либан хитроумно достал для Аргириппа деньги на покупку его возлюбленной — рабыни Филении, но прежде чем вернуть их, устраивает настоящие Сатурналии, римский праздник, во время которого все идет «шиворот-навыворот», люди меняются социальными ролями. Либан заставляет молодого хозяина встать перед ним, рабом, на четвереньки, и ездит на нем, как на коне, потом требует, чтобы Филения обняла и поцеловала его, а потом доходит до такого состояния, которое современный психиатр назвал бы манией величия.

«Статую и жертвенник поставь мне/Как богу, заколи быка!/ Тебе я бог спасенья». (Salus, римское божество)! «Это все, конечно, несерьезно, но это, несомненно, инверсия, и инверсия того, что существовало на самом деле: для раба хозяин был богом и спасением», — пишет историк римской религии I. Gradel.

В другой пьесе Плавта раб приносит добрые вести пожилому римскому гражданину о том, что его сын жив, и напрямую требует, чтобы привели ягненка и приготовили все для жертвоприношения ему, рабу:

«Я тебе сейчас Юпитер, я тебе верховный бог,/Я тебе Восторг и Счастье, Радость, Свет, Спасение!» (с большой буквы написаны имена римских богов — Salus, Fortuna, Lux, Laetitia, Gaudium).

Рабу надо в этом случае поклониться не «как богу» — для несчастного и обрадованного отца он и есть бог.

Зрители комедии смеялись – их смех был вызван именно «переменой ролей», к которым они были привычны в повседневной жизни. Действительно, для раба, бесправного существа, хозяин был единственным покровителем и защитником. Если хозяин не заступался за своего раба (или клиента), для того не было больше заступников.

Справедливость, щедрость, свобода

Кстати, именно символическое прислуживание рабу за столом вне Сатурналий имело символическую и юридическую силу – оно было частью ритуала отпускания на свободу раба. Святитель Иоанн Златоуст еще был свидетелем этого обычая, поэтому он говорит о полученной даром свободе христианина, венцом и образом которой является Евхаристия: «Здесь Сам Царь подает тебе Чашу!»

Удивительна тема свободы, прощения долгов, нового года – «нового лета» благости пусть не истинного Бога, но бога, придуманного людьми от их желания примирения и радости всех – и богатых, и бедных, и свободных, и рабов. Этим жил Рим – не случайно один из главных холмов Вечного Города, Капитолийский, носил также и имя Сатурна, а один из его древнейших храмов располагался на римском Форуме – не в пригороде, как храм бога-пришельца, например, Эскулапа, а храм коренного, древнего бога Рима. И казна римская хранилась в храме Сатурна. Он знал, как распоряжаться ею справедливо. Лациум, земли, на которых стоял Вечный Город, называли «землею Сатурна».

Подобные обычаи, впрочем, были у многих народов древности. Но самое интересное – такой обычай был в Древнем Израиле.

Был в древнем Израиле такой обычай, установленный Моисеем по указанию Бога. Каждый седьмой год был «субботним годом», когда не засевали поля и не обрезывали виноградники, а пятидесятый год был «субботой суббот»: юбилейный год, «лето Господне».

«И насчитай себе семь субботних лет, семь раз по семи лет, чтоб было у тебя в семи субботних годах сорок девять лет; и воструби трубою в седьмой месяц, в десятый [день] месяца, в день очищения вострубите трубою по всей земле вашей; и освятите пятидесятый год и объявите свободу на земле всем жителям ее: да будет это у вас юбилей; и возвратитесь каждый во владение свое, и каждый возвратитесь в свое племя.Пятидесятый год да будет у вас юбилей: не сейте и не жните, что само вырастет на земле, и не снимайте ягод с необрезанных лоз ее, ибо это юбилей: священным да будет он для вас; с поля ешьте произведения ее. В юбилейный год возвратитесь каждый во владение свое.Если будешь продавать что ближнему твоему, или будешь покупать что у ближнего твоего, не обижайте друг друга; по расчислению лет после юбилея ты должен покупать у ближнего твоего, и по расчислению лет дохода он должен продавать тебе; если много остается лет, умножь цену; а если мало лет остается, уменьши цену, ибо известное число лет жатв он продает тебе. Не обижайте один другого; бойся Бога твоего, ибо Я Господь, Бог ваш» (Лев. 25:8-14).

Какой прекрасный образ – закончилось время трудов, и Бог Сам питает нас, примирившихся со своими братьями! Справедливость, щедрость, свобода… Нет рабов, нет долгов, а Сам Бог дарит нам все.

«Если скажете: что же нам есть в седьмой год, когда мы не будем ни сеять, ни собирать произведений наших? Я пошлю благословение Мое на вас» (Лев. 25:20-21).

Именно этот образ, знакомый всем современникам Иисуса Христа, использует Спаситель для того, чтобы показать близость, невыразимую близость Царства Божия. Он учит молиться учеников, и перед ними встают явные аналогии с летом Господним, юбилейным годом. Пятидесятое лето – всего лишь прообраз, довольно редко случавшийся среди повседневной, нелегкой жизни Израиля.

На земле все люди человеки

Но были и другие обычаи Сатурналий.

Не играли ли в злые Сатурналии воины в претории Пилата и с Царем царей?…

68157343 1292954055 757pxDirk van Baburen Kroning met de doornenkroon

Дирк ван Бабюрен. «Христос в терновом венце», 1623 год

…В образе Сатурна мешается и «прадедушка Мороз» и «дедушка Мороз». Христианство отделило одно от другого, преодолело ту самую тяжкую «античную двойственность», о которой писал знаменитый русский философ А.Ф. Лосев. Осталась доброта, отпускающая на свободу, когда уже нет никакой надежды. Потому что люди – из плоти и крови, они просты и слабы, и хотят радости.

«На земле все люди человеки,

Хоть одну им малую забаву

Жутко им меж темных

– говорит Богородица, объясняя Своему Младенцу тяготы земной жизни в мифически-сказочном сюжете стихотворения Сергея Есенина.

И ходит по лесам и перелесицам Руси и мира всего Сатурн, который вовсе не Сатурн. В конце концов, если св. Августин воскликнул: «И сам жрец Митры, и сам Митра – уже христианин!», так почему Сатурну не быть? Но это, конечно, шутка и сказка.

А разве не из глубин ли человеческой сознания растет архетип доброго старца, который всегда придет на помощь в трудную минуту и принесет избавление от нищеты, тюрьмы и сумы? И пусть Сатурн остается мифом древности, у христиан есть настоящие живые люди, которые стали добрыми дедушками для других. Двоих из этих людей помнит весь мир – 19 декабря празднуется свт. Николай Мирликийский, а 25 декабря – свт. Спиридон Тримифунтский. Но много их, и только Христос Бог знает имена тех, кто не в мифе, а в реальной жизни приходили и приходят на помощь ближнему и дальнему.

uzeltsyi tri zlata sv nikolay o sergiy kruglov

Святитель Николай Чудотворец

…Но что все-таки было главным в Сатурновом царстве, кроме безудержного веселья и восхитительного чувства свободы?

Сызнова ныне времен зачинается строй величавый,
Дева грядет к нам опять, грядет Сатурново царство.
Снова с высоких небес посылается новое племя.
…и пойдут чередою великие годы.
Если в правленье твое преступленья не вовсе исчезнут,
То обессилят и мир от всечасного страха избавят.
Жить ему жизнью богов; он увидит богов и героев
Сонмы, они же его увидят к себе приобщенным.
…Мальчик, в подарок тебе земля, не возделана вовсе,
…Сами домой понесут молоком отягченное вымя
Козы, и грозные львы стадам уже страшны не будут.
Будет сама колыбель услаждать тебя щедро цветами.
Сгинет навеки змея, и трава с предательским ядом

…К почестям высшим гряди — тогда уже время наступит, —
Отпрыск богов дорогой, Юпитера высшего племя!
…Лишь бы твои прославить дела мне достало дыханья!
Мальчик, мать узнавай и ей начинай улыбаться…

(Вергилий, Буколики, Эклога IV)

И когда Сатурналии иссякают, приходит пора Рождества.

Источник

Adblock
detector