Меню

праздник песни в эстонии

Эстонский праздник песни и танца

Последнее изменение: 29.10.2021

Источник: Lembit Michelson, Visit Estonia

contrast btn

visit estonia

Официальный сайт туристической информации

Эстонский праздник песни и танца

Автор:

Информационный менеджер фонда Праздника песни и танца

Если попросить эстонцев рассказать о своей стране, разговор неизбежно зайдет о Празднике песни и танца. Иногда ждать приходится не более минуты. Почему так происходит? Очевидно потому, что Праздник песни и танца — не просто самое масштабное событие лета, которое случается четыре раза в десять лет, но и важнейший способ познать себя, других и окружающий мир.

Певческий праздник впервые прошел в 1869 году в Тарту под руководством эстонского просветителя Йоханна Вольдемара Яаннсена. На первом празднике выступали только мужские хоры, а общее количество участников составило около тысячи человек. Со временем в празднике начали участвовать смешанные, женские и детские хоры, а также любительские оркестры. Мероприятие стали проводить в Таллине, где в 1934 году также прошел первый Праздник танца. С 1947 года оба праздника начали проводить вместе.

В 2019 году Праздник песни и танца собрал в 44 раза больше участников, чем самое первое мероприятие. Интерес публики был настолько огромным, что закончились билеты не только на праздник танца, но также — впервые в истории — и на певческий праздник, в котором приняли участие 1020 коллективов. На сцене президент Эстонии соседствует со школьниками, и целый народ поет в унисон под руководством дирижера. Неудивительно, что эта важнейшая для жителей Эстонии традиция занесена в список нематериального культурного наследия ЮНЕСКО.

Приготовление к празднику

Всенародный Праздник песни и танца случается четыре раза каждые десять лет, молодежные праздники проходят каждые два года, а объединенные праздники проводятся каждый четвертый и девятый год. На подготовку одного Праздника песни и танца уходит в среднем около трех лет, и не проходит ни одного года без предварительных мероприятий. Однако из-за глобальной пандемии COVID-19 график подготовки был изменен. Сейчас 13-й Молодежный фестиваль песни и танцев планируется провести в 2023 году, а следующий Праздник песни и танца — в 2025 году.

original song celebration visit estonia jaanus ree

Сначала команда художественных директоров составляет программу, потом открывается регистрация хоров, оркестров и танцевальных коллективов. Обычно этот процесс запускается за полтора-два года до начала следующего праздника. Зарубежные ансамбли также могут принять участие в празднике: для этого им надо зарегистрироваться и подготовиться к выступлению на эстонском языке. Участников отбирают по результатам проб.

Публика начинает подготовку к празднику за полгода, когда в продаже появляются билеты. Фестиваль танца проводится на центральном стадионе Kalev, где организуют три одинаковых танцевальных представления длиной в полчаса. Каждое из выступлений могут посетить 10 000 зрителей. Певческий праздник проводится на Таллинском певческом поле, вмещающим 70 000 зрителей. Концерт длится более шести часов.

Оба праздника проводятся на открытом воздухе, поэтому ожидать можно и дождя, и палящего солнца. Также неизбежны транспортные ограничения, поэтому дорога до места назначения может занять долго. В празднике также участвовать удаленно благодаря трансляции эстонского телевидения.

original song celebration visit estonia jaanus ree+%282%29

Праздник целого народа

Праздники песни и танца иногда называют воссоединением семьи. Несмотря на то, что эстонцы считаются довольно замкнутыми людьми, каждый раз они с нетерпением ждут встречи.

С годами праздник обрастает традициями. Так, чтобы почтить родину праздника, через всю страну из Тарту в Таллину проносят огонь, подобный олимпийскому. Другой традицией является использование традиционных эстонских костюмов, а также исполнение эффектного заключительного танца.

Участники Певческого праздника прибывают на поле в составе торжественного шествия. Путь из Старого города до Певческого поля занимает пять километров. Праздник всегда начинается с песни Тыниса Мяги „Koit» («Рассвет»), во время которой на вышке загорается огонь. Праздник завершается произведением, возведенным в статус гимна — стихотворением „Mu isamaa on minu arm» («Моё отечество — моя любовь»), положенным на музыку Александром Кунилейдом.

Также по всей Эстонии проводятся более скромные региональные фестивали. Вне зависимости от масштаба, каждое такое мероприятие неизменно является вдохновляющим и волнующим. Праздник песни и танца объединяет эстонцев и любителей Эстонии со всего мира, напоминая о самом важном.

Лучший способ узнать, что такое Праздник песни и танца — поучаствовать в нем самим!

Источник

Здесь по-русски не поют: как прошел Праздник песни и танца в Эстонии

РИГА, 8 июл — Sputnik. В Эстонии прошел юбилейный Праздник песни и танца в этом году ему исполнилось 150 лет, пишет Sputnik Эстония.

Праздник песни и танца прошел в Таллине с 4 по 7 июля. Специально к юбилейному празднику 22 мая нынешнего года в столице торжественно открыли отремонтированную арку Певческого поля. Танцевальные мероприятия торжеств начались 4 июля на стадионе «Калев» в 19:00.

И хотя погода постоянно менялась то на ясную, то на дождливую с градом, это не пугало участников и зрителей праздника. Как только заканчивался ливень и появлялись лучи солнца, многие, закрыв зонтики, сразу же пускались в пляс под звуки народной музыки.

Официальная церемония открытия юбилейного Праздника песни и танца состоялась на Певческом поле 6 июля. Её предваряло массовое шествие, которое началось из центра эстонской столицы от церкви Яани на Пярнуском шоссе. В праздничной колонне прошли члены эстонского правительства, в том числе министр образования и науки Майлис Репс, глава МИД Урмас Рейнсалу и, конечно, премьер-министр Юри Ратас.

В многотысячной людской реке звучали песни и музыкальные инструменты, а собравшиеся вдоль шоссе зрители приветствовали шествующих, аплодировали им и даже подпевали. Во главе колонны шли представители Тарту — города-родины Праздника песни. Среди тартусцев можно было видеть и президента Эстонии Керсти Кальюлайд в национальном эстонском костюме.

Что сказала Кальюлайд

На церемонии открытия Праздник песни и танца эстонский президент Керсти Кальюлайд выступила с речью, которая оказалась заметно короче ее прежних подобных выступлений, но не менее эмоциональным.

Обращаясь к собравшимся на Певческом поле, она решила напомнить о тех временах, когда Эстония входила в состав Российской империи. По её мнению, власти России никогда бы не разрешили эстонцам организовывать массовые песнопения, если бы знали, «на что певческие праздники могут вдохновить эстонский народ».

«Песня вселяет в эстонца радость. Она делает его смелым. Песня делает эстонца свободным», — заявила Кальюлайд.

Не позабыла президент Эстонии упомянуть и «времена оккупации», когда, как она считает, в лик праздников «вплетались шрамами чужие песни».

«Дорогие эстонцы! Пришло время песни. Будьте с нами! Смело пойте вместе с нами! Наши дирижеры являются и вашими дирижерами, в эти выходные вся власть в их руках!» — так завершила она свою речь.

«Безопасная» ложка дегтя в бочке меда

По данным организаторов праздника, первый день торжеств на Певческом поле собрал не менее 82 тысяч человек, 34 тысячи из них — певцы и танцоры, которые принимают непосредственное участие в празднике.

А около полудня в день закрытия праздника появилась информация о том, что на церемонию распродано 60 тысяч билетов, и чтобы обеспечить безопасность и охрану комплекса Певческого поля, своевременное оказание медицинской либо спасательной помощи было решено завершить продажу билетов досрочно.

И даже после такого решения, как сообщили журналистам представители полиции, всего в воскресенье на Певческом поле вместе с певцами и музыкантами ожидалось более 100 тысяч человек.

Организаторы мероприятия рекомендовали всем желающим наблюдать за праздником воспользоваться прямой трансляцией, которая в Таллине, к примеру, была доступна на площади Вабадузе.

Источник

Вы когда-нибудь слышали 18 000 одновременно поющих певцов? Именно такую необыкновенную возможность предоставляет певческий праздник, проходящий каждые пять лет в столице Эстонии Таллинне. Каждые пять лет, летом, десятки тысяч эстонцев собираются в Таллинне, чтобы поучаствовать в празднике песни и танца.

song festivalПевческий праздник — это огромный концерт певческих хоров под открытым небом на Таллиннском певческом поле, в нем принимают участие сотни хоров и десятки тысяч певцов. Число участников певческого праздника достигает 25 000—30 000, но больше всего исполнителей собирается одновременно на сцене в составе объединенного хора — обычно это 18 000 певцов, чье совместное пение не оставит равнодушным даже самого невозмутимого северянина.

На певческий праздник попадают не все хоры Эстонии. Популярность его такова, что они соревнуются между собой, а репертуар праздника усердно прорабатывается годами. На певческий праздник допускаются лишь лучшие хоры.

История певческих праздников

В XIX веке Эстония была провинцией Российской империи, в которой немецкие помещики властвовали над эстонскими крестьянами. В 1860-е годы началось время национального пробуждения. Традиция проведения эстонских певческих праздников берет свое начало от первого певческого праздника, который организовало в июне 1869 года певческое общество «Vanemuine» под руководством Йоханна Вольдемара Яаннсена. В этом празднике приняли участие 46 мужских хоров и 5 духовых оркестров, а всего участвовало 878 певцов и музыкантов.

Первый певческий праздник стал кульминацией национального пробуждения эстонцев. А попутно он превратился в большое музыкальное событие, которое положило начало проведению последующих всеобщих певческих праздников.

За период с 1879 по 1910 год было проведено шесть всеобщих певческих праздников, которые сыграли важную роль в культурном и экономическом самоопределении эстонцев.

Обычай организовывать певческие праздники каждые пять лет зародился в первый период независимости Эстонии (1918—1940). Во время Второй мировой войны традиция певческих праздников прервалась и была возобновлена в 1947 году. Начиная с 1950 года певческие праздники снова стали проводиться каждые пять лет. Исключением был только 1969 год, когда отмечали 100-летие со дня проведения Первого всеобщего певческого праздника.

Певческие праздники в Эстонии всегда проходили независимо от власти, правящей в государстве. Управляющие Эстонией чужеземные власти пытались использовать их в своих интересах. Советская власть старалась связать певческие праздники с красными днями календаря. Эстонцы были вынуждены петь чужие, навязанные, пропагандистские песни, чтобы сохранить возможность исполнять свои. Ярким примером любимой и дорогой эстонцам песни была песня «Mu isamaa on minu arm», которая в годы оккупации стала для эстонцев неофициальным гимном, объединенные хоры ее исполняли последней перед стоящей публикой.

Певческие праздники становятся примером для подражания

Эстонцы часто называют себя «поющим народом», в чем проявляется один из способов выражения национального самосознания, который объединял эстонский народ в борьбе за национальную независимость как в начале XX века, так и во время советской оккупации. На основе традиции всеобщих певческих праздников в 1988 году в Эстонии зародилась «поющая революция», когда несколько сотен тысяч человек собрались на Певческом поле, чтобы выразить свои политические требования и послушать национальные песни. Более 300 000 человек собрались в сентябре 1988 года на Таллиннском певческом поле для участия в мероприятии «Песня Эстонии», где они впервые громко потребовали восстановления независимости Эстонии. Существует поверье, что эстонский народ «выпел» себя из советской оккупации.

Певческое поле

song arenaI, II, IV и V всеобщие певческие праздники проходили в Тарту, а все остальные — в Таллинне. Первый всеобщий певческий праздник на Таллиннском певческом поле прошел в 1928 году на специально возведенной сцене. Нынешняя эстрада была построена в 1960 году к XV Всеобщему певческому празднику. Самый большой объединенный хор, выступавший на этой сцене, состоял из 24 500 певцов на юбилейном певческом празднике в 1969 году. Обычно число певцов в объединенном хоре достигает 18 000 человек, а общее количество участников — 25 000—30 000.

Певческое поле вмещает свыше 100 000 слушателей.

Праздник танца

Предшественником сегодняшнего праздника танца считается прошедший в 1934 г. первый праздник танца и гимнастики Эстонских спортивных игр, в котором принимали участие 1500 танцоров народных танцев.

dance festivalПраздник танца — это целостное представление с определенным сюжетом. Тысячи танцоров в национальных костюмах танцуют по всему полю, образуя пестрые узоры. Праздник танца обычно проходит в одни выходные с певческим праздником. Их объединяет совместное праздничное шествие участников обоих праздников из центра Таллинна к Певческому полю.

Самый большой за все время праздник танца (IX) прошел в 1970 году, и в нем приняли участие 10 000 исполнителей. Сформировалась охватывающая все возрасты структура: участвовали танцевальные группы, начиная с малышей (детсадовский возраст) и заканчивая ветеранами танца. Самому молодому участнику этого праздника было 4 года, а самому старому — 76 лет! На всех последующих всеобщих праздниках танца количество участников было оптимальным — примерно 8 000 человек.

В ноябре 2003 года ЮНЕСКО присвоил традиции праздников песни и танца статус духовного и устного наследия.

Источник

Президент Эстонии: Песнями и танцами мы боролись с оккупацией

В Таллине с 4 по 7 июля проходит «Объединенный праздник песни и танца», сообщает корреспондент EADaily. Девиз XXVII Певческого праздника и XX Фестиваля танца — «Моё Отечество — моя любовь».

«Да, в лик праздников оккупационного времени вплетались шрамами чужие песни. Но были „Рассвет“ и „Отчизна“. И мы кружились в вальсе, и солнце уходило за горизонт. Мы понимали все без слов. И выстояли. Пусть же бурлит с нами вместе и сегодня то самое прошлое, и настоящее, и, конечно же, будущее! Кстати, будущее певческих праздников стоит сегодня и будет стоять завтра здесь, в первых рядах Певческой эстрады. Там, где они проходят, сотрясается пол. Как требуют того наши неутомимые учителя танца — шаг сильной доли, уверенный и сильный, акцентированный шаг. Это сегодняшний улыбчивый мир маленького эстонца. Они уже поют о земле, которую любят. Они поют и о том, что счастье не приходит само, его надо искать. Именно таковы эстонские песни — частица надежды в каждом грустном мгновении и маленькое наставление в каждом радостном дне!» — воскликнула президент.

Отметим, что эстонский праздник песни и танца, на котором должно быть представлено все многообразие республики, в этом году обойдется без русских песен. «Решили не рисковать. А то мало ли: вдруг это кого-то обозлит, а кого-то травмирует. Возьмет за душу и обнажит старые раны. Самый главный и самый эстонский праздник — это даже не день независимости. Их, кстати, как и в любой другой Прибалтике, сразу два. Серьезно. Но это правильно: в истории страны независимые дни можно по двум пальцам одной руки пересчитать. Но самые главные праздники должны быть глубинными. Что-то народное, что-то с традициями. Поскольку в стране народ неоднороден (по национальному составу), особенно в городах, нужно что-то очень эстонское, однородное и однонародное. И вместе с тем объединяющее. Что-нибудь сельское, идущее из недр», — иронизирует колумнист «Sputnik Эстония» Петр Малеев.

«И таким стал праздник-фестиваль песни и танца. Раз в пятилетку. Милая этническая карусель хоров и коллективов пляски со всех краев необъятной Эстонии. Парад вышиванок и торжество самодеятельности. Большинство современных твердо уверены, что все это испокон века: так пели и плясали при царе Горохе, царице Тамаре, шведском короле, датском кронпринце, польских панах, несоветских и советских русских. Меж тем, традиция эта зародилась в кровавые времена оккупации Российской империи, которая всех принудительно русифицировала. Зачем русские шовинисты сгоняли людей из эстонских сел и хуторов и заставляли петь и плясать чисто на эстонском — пока нераскрытая загадка», — отмечает Малеев.

Он добавляет, что в преддверии очередного фестиваля возник вопрос: русские в Эстонии есть и немало. «Для многообразия, может, пускай споют? Что-нибудь политически нейтральное. На край, про край. Подключили художественных людей и деятелей эстонской культуры: литературоведов, лингвистов, советников, фольклористов и даже семиотиков. А журналисты давай провоцировать: можно русским петь на русском? Что приятно: такие разные люди таких разных творческих профессий хором ответили — не-а. Аргументы разные, взвешенные и культурные. Художественный директор художественно ввернул: „Тот, кто умеет ценить и уважать свой родной язык, тот ценит и уважает и языки других народов“. Правильно, поэтому русским петь не надо. Можно, только не на своем. Литературовед поведал, что традиция такая — петь на эстонском. Еще с русских времен пошло, зачем такое красивое ломать? Мы ж не они».

«Фольклорист был речист. Зачем, — говорит, — посылать в космос неверные сигналы? Ну вот будет одна песня на чужом русском языке — и что? Никого это не сблизит, только хуже станет. Всем напомнит, как их пытаются контролировать. А следом семиотики схватились за животики — мастера знаковых систем выдали шедевральный аргумент: „Если исполняющих песню на русском языке будет намного меньше или если уровень исполнения окажется существенно ниже, то хорошее намерение может закончиться противоположным результатом“. С этой фразой можно оставить читателя и пойти погулять. Советник из мэрии Тарту, как человек не из искусства, был более понятен: „В исторической памяти эстонцев русские хоровые распевы имеют трагический привкус“. Как написали журналисты — „ретравмирует“. А кому нужен этот рецидив? Тем более на празднике. Тем более на таком? В нормальном эстонском обществе мира и добра при поступлении через уши любых звуков языка Кремля, во рту должна выделяться слюна горечи. И ее не стоит держать в себе — можно олигофреном стать», — заключает Петр Малеев.

Источник

Праздник песни — это как тимбилдинг всей Эстонии. Но эстонцы и русские не работают вместе

kristina kallas 86237025

Посыл Праздника песни и танца в том, что у нас есть общее национальное культурное самосознание, и есть государство, которое это самосознание поддерживает. И Праздник — это такое событие, которое можно назвать, тимбилдингом, или в данном случае нэйшнбилдингом, где мы собираемся, смотрим друг другу в глаза и подтверждаем друг другу, что мы одна нация, которая идет к одной единой цели. Но, к сожалению, не все граждане в этом тимбилдинге участвуют.

В последнее время есть большой интерес и старание со стороны русских Эстонии активнее участвовать в празднике. С каждым разом все больше русских коллективов принимают участие и русские зрители также посещают этот праздник. В моей ленте на фэйсбук абсолютно все эстонские друзья, что эстонцы, что русские, вывешивали фото и делились эмоциями от праздника. Но идет дискуссия на тему, должны ли русские коллективы быть на празднике более видны. Эта дискуссия идет уже последние 10-15 лет. Раньше её не существовало, но новое поколение эстонских русских, для которых Эстония — единственная родина и другой нет, выдвигает пожелания участия, и для них, видимо, важно участвовать там именно как русским.

И вот мы уже 5 лет говорим на тему «А может все-таки включить песню на русском языке?» Мы это обсуждали в 2014 и теперь в 2019 году. Песня на русском языке, или часть какого-то выступления на русском, конечно же, показала бы эстонскую русскую культуру. Именно эстонскую русскую культуру, и поэтому не надо распевать ”Катюшу”. Это должна быть песня местная, не из России. Если она придет из России, она не сработает. Пока такой песни нет, но ведь многие песни на Певческом празднике и пишутся под хор специально к празднику. Уверена, в Эстонии есть талантливые русские композиторы и поэты, которые могли бы эту песню написать.

Но дискуссия вокруг включения русской песни обычно идет так: за месяц-два до Певческого праздника кто-нибудь из русских высказывает идею о русской песне. И все эстонцы удивляются: а тебе-то что, где ты раньше был когда мы, эстонцы, уже год программу создаем? Программа уже сверстана, без участия русских, и организаторам даже не нужно искать никакого дополнительного повода, чтобы отказать.

Почему русских не было там, где создавали программу праздника? А потому, что русские живут сами по себе, а эстонцы сами по себе. Эстонцы готовят свой праздник и про русских даже не вспоминают. Нет «тимбилдинга» между эстонцами и русскими, ибо нет площадки, где они могли бы работать совместно. Площадки разделены — детские садики, школы, рабочие места, жилые районы.

Так что же дальше? Так и будем напоминать о русской песне тогда, когда эстонцы уже дома костюмы надевают? Смотря на сегодняшние тенденции, тут два варианта. Либо русские будут участвовать так, как и сейчас, не выставляя свою русскость напоказ. Либо они будут напоминать свои пожелания о русской песне. Но когда появятся площадки, где дети совместно растут и учатся, может быть, появится и третий вариант, что эта эстонская русская песня когда-то прозвучит на Певческом поле.

Источник

Певческие праздники в Эстонии

IMAGE024Идея проведения певческого праздника была заимствована у музыкальных празднеств, проводимых в Швейцарии и Германии, а также немецких хоровых праздников, прошедших в Таллинне в 1857 г. и Риге в 1861 г.

В 1865 г. руководитель певческого общества «Ванемуйне» Йоханн Вольдемар Яннсен обратился к генерал-губернатору Прибалтики с просьбой разрешить ознаменовать 50-летие «дарования свободы эстонскому народу» в 1869 г. песенным праздником. По его задумке мероприятие должно было стать важным элементом движения национального пробуждения.

Так первый всеобщий Певческий праздник в Эстонии состоялся в 1869 г. в Тарту, в парке Рессурзи. В нём приняли участие 46 мужских хоров (789 человек) и 5 духовых оркестров (56 человек). Дирижировали ими И.В. Яннсен, А. Кунилейд и Д.О. Виркхаус. Дочь Й.В. Яннсена, Лидия Койдула, стала автором двух эстонских песен «Sindsurmani» и «Muisamaaonminuarm», которые по сей день исполняются на праздниках песни.

На этом певческом празднике была заложена традиция соревнования хоров. В нём участвовали 22 хора, 1-ю премию и золотой диплом завоевал хор общества «Эстония».

Праздник продолжался три дня, однако участники и гости стали собираться за несколько дней до начала долгожданного мероприятия. Первыми зарубежными гостями на нем были представители финского и венгерского народов.

Последующие певческие праздники отличались еще большим масштабом. В 1880 г. мероприятие впервые проводилось в Таллинне. В 1891 г. в песенном празднике в Тарту приняли участие смешанные хоры, был исполнен гимн Эстонии (автор – Фредерик Пациус). С 1896 г. певческие праздники проводились только в Таллинне.

IMAGE026Художественным руководителем праздника 1910 г. стал эстонский композитор Михкель Людиг, чье произведение «Koit» («Утренняя заря») теперь традиционно открывает певческие праздники. В числе участников того фестиваля были смешанные хоры (7150 человек), мужские хоры (1860 человек). 1350 музыкантов входило в состав духовых оркестров. На этом певческом празднике впервые выступили детские хоры (1740 человек). Среди участников были эстонские хоры из Петербурга и Кронштадта.

Первые певческие праздники в Эстонии имели большое значение для развития профессиональной музыки и превратились в своеобразные смотры достижений национальной культуры. С целью активизировать музыкальную деятельность эстонцев, проживающих в других районах России, Петербургское эстонское просветительское общество организовало в 1912 г. в Нарве Эстонский всероссийский певческий праздник, в котором приняли участие около 5000 певцов. В 1914 г. в Сухуми провели певческий праздник эстонцы, проживающие на территории Крыма и Кавказа.

С 1928 г. выступления проходят на Певческом поле в Кадриорге (Таллин). В певческом празднике 1938 г. впервые участвовали женские хоры. Особенно широкий размах песенные праздники получили после восстановления в Эстонии Советской власти. Значительно увеличилось количество участников, повысился художественный уровень исполнительства. В программах наряду с эстонскими песнями звучали произведения народов других республик. С 1947 г. организацией и проведением певческих праздников руководил главный дирижёр – Густав Эрнесакс.

IMAGE028К 15-му певческому празднику в 1960 г. на Певческом поле была построена уникальная сцена (архитектор А. Котли), вмещающая 30 000 человек. В этом празднике впервые приняли участие хоры мальчиков.

IMAGE030В 1969 г. отмечалось 100-летие певческого праздника в Эстонии. Огонь праздника впервые зажегся в Тарту, на его родине, оттуда факел проделал путь по всей стране до Таллинна. Сводными симфоническими оркестрами из 372 человек дирижировал Н. Ярви, крупнейший дирижер современности.

Среди дирижёров эстонских певческих праздников были такие известные музыкальные деятели, как Ю. Варисте, Л. Берлин, Т. Веттик, Л. Вигла, X. Кальюсте, Ю. Кяэрамеэс, К. Лейнус, Р. Ритсинг, Ю. Симм.

По инициативе студентов и педагогов Тартуского университета с 1956 г. проводились певческие праздники студентов с участием представителей от РСФСР, Украины, Белоруссии, Литвы, Латвии и других республик. В 1980 г. певческий праздник был частью культурной программы московской Олимпиады.

В 2014 г. в Празднике песни и танца приняло участие рекордное количество людей – 42 000 певцов, танцоров и музыкантов. На концертах исполнялась эстонская, западная хоровая, а также вокально-симфоническая музыка.

Источник

Нам песня строить и жить помогает. Только эстонская, а русская – «травмирует»

Эстонский праздник песни и танца обойдется без русских песен. Не хватало еще, чтобы в этом многообразии представителей разных народностей страны участвовал этот народ. Что якобы не так с русским хоровым пением и почему оно травмоопасно – в фельетоне Baltnews.

Обычно принято думать, что культура предполагает либерализм. А либерализм – какой-нибудь мультикультурализм. Мол, людям творческим претят рамки, стереотипы, ограничения. Иногда настолько, что кажется, что творец так и ищет какую-нибудь рамку, чтобы за нее выйти, нащупывает грань, чтобы ее перейти, схватить стереотип и набить этому типу морду.

Может оно и так, да только не в Прибалтике. Тут все наоборот. Творцы ищут скрепы, рамки укрепляют бревнами, грани превращают в красные линии, подключают проволоку и пускают ток.»Довел до слез». Зачем польский чиновник запретил песню «Темная ночь»1017708656

Кто-то, проходя мимо, явно поспешит с выводами: зачем это огораживание, какие грядки под балконом многоэтажки, что за огород в городе, чего детей гоняете? Но нужно учитывать особую прибалтийскую стать и особое понимание историй.

Культурные штуки в большинстве стран в основном концентрируются в городах: вокруг музеев, театров, разных деятелей и их творений. Тут с этим не густо. Да и не очень оно надо. Лучше вообще без этого. Картины там всякие, книжки заумные, труды всякие научные – это только голову ломать. Крестьянское сердце патриота видит культуру в простых фольклорных вещах: песни, пляски, штаны, лапти, шляпа да сарафан. Просто и понятно – чего умничать?

Тем более, что вся национальная культура с соответствующим самосознанием там зародилась и оттуда вышла. А точнее и не выходила – так и сидит. И чтобы всякие веяния не вносили сумбур – старательно оберегается. Вот теми же бревнами да колючей проволокой. Поэтому культурные ведомства Прибалтики прям кишат расово верными сынами своих национальностей. Это чисто наше – мы это не отдадим. Культурные люди – все идейно твердые, думают одинаково, мыслят по единственно верной прямой. Почему на Певческом празднике в Эстонии не будет слышно русского языка1017797044

В Эстонии подошло к носу самое главное культурное событие: праздник ансамблей песни и пляски. Это когда глубинка приезжает в город на караоке. Взрослых с деревень собрать трудно, а кого соберешь – подвести могут, поэтому в основном это «детства чистые глазенки». Строго эстонские, ибо других национальностей в эстонских селах не предопределено. Диву даешься, сколько оказывается культуры многообразных сарафанов представляет небольшая страна. Поют хоры о том, что песня строить и жить помогает. Праздник.

И тут зачем-то перед фестивалем журналисты решили поиграть в журналистику и полярность полушарий. Давай шастать по уважаемым деятелям культуры и тыкать в них редакторской находкой: а должна ли в песнях и плясках звучать хотя бы одна песня на русском? Ну русские же в Эстонии есть, правда в основном в городах, пусть бы спели чего про полюшко да сосенку. Провокаторы. Как русский язык расколол правительственную коалицию1017566845

Но хорошо, что культурное пространство страны уверенно движется по рельсам. Что у руля стоят люди, которые отдают отчет, где они находятся: тут руль для скорости, а не направления. Вправо – побыстрее, влево – помедленнее. Поэтому кого ни дергали – у всех ответ один: не надо никаких русских песен. Строить может и помогает, да совсем не то, что нужно.

К аргументам специалисты творческих профессий подошли подобающе.

Художественный директор праздника Пеэтер Перенс: «Тот, кто умеет ценить и уважать свой родной язык, тот ценит и уважает и языки других народов». Поэтому пусть русские не поют. Логично.

Литературовед Маарья Вайно: «Мы не должны менять язык для того, чтобы им стало лучше». Ну и традиции – зачем менять? Село должно стоять на своем. «Снимай, я говорю!»: как «патриоты» Грузии напали на русскую семью1017817042

Фольклорист Ингрид Рюйтель: «Этот сигнал будет неверным, ведь прозвучит лишь одна песня на иностранном языке, и она будет русской». Или: «Исполнение русской песни на певческом празднике вызвало бы чувство, что мы все-таки не совсем свободны, что нас по-прежнему хотят контролировать и напомнить нам, насколько малы мы на самом деле». Аплодисменты.

Специальным призом хотелось бы отметить аргумент семиотика Михкеля Куннуса: «Если исполняющих песню на русском языке будет намного меньше или если уровень исполнения окажется существенно ниже, то хорошее намерение может закончиться противоположным результатом». Все четко и понятно. Настолько, что даже не обидно для этих ваших русскоязычных нацменьшинств. Как в Кремле отреагировали на отказ Нино Катамадзе петь в России1017810611

Советник тартуской мэрии Индрек Мустиметс изрек и вовсе нетленное: «В исторической памяти эстонцев русские хоровые распевы имеют трагический привкус».

Что ж тут добавишь? Все верно. Песня должна воодушевлять. Строить и жить. Возвращать к истокам, к хуторам. Взывать к самосознанию. В селах Эстонии не пахнет и не пахло русскими. Поэтому там и надо искать современные истоки былой народной мудрости. Двигаться к корням, как кабаны. И не изменять себе. Можно вывезти патриота из какого-нибудь Кохтла-Ярве. Но Кохтлу с Ярвой из патриота – никогда. И не надо. Еще что-нибудь травмирует. И привкус порежет.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Подписывайтесь на Baltnews в Яндекс.Дзен и присоединяйтесь к нам в Facebook

Источник

Здесь по-русски не поют: как прошел Праздник песни и танца в Эстонии

РИГА, 8 июл — Sputnik. В Эстонии прошел юбилейный Праздник песни и танца в этом году ему исполнилось 150 лет, пишет Sputnik Эстония.

Праздник песни и танца прошел в Таллине с 4 по 7 июля. Специально к юбилейному празднику 22 мая нынешнего года в столице торжественно открыли отремонтированную арку Певческого поля. Танцевальные мероприятия торжеств начались 4 июля на стадионе «Калев» в 19:00.

И хотя погода постоянно менялась то на ясную, то на дождливую с градом, это не пугало участников и зрителей праздника. Как только заканчивался ливень и появлялись лучи солнца, многие, закрыв зонтики, сразу же пускались в пляс под звуки народной музыки.

Официальная церемония открытия юбилейного Праздника песни и танца состоялась на Певческом поле 6 июля. Её предваряло массовое шествие, которое началось из центра эстонской столицы от церкви Яани на Пярнуском шоссе. В праздничной колонне прошли члены эстонского правительства, в том числе министр образования и науки Майлис Репс, глава МИД Урмас Рейнсалу и, конечно, премьер-министр Юри Ратас.

В многотысячной людской реке звучали песни и музыкальные инструменты, а собравшиеся вдоль шоссе зрители приветствовали шествующих, аплодировали им и даже подпевали. Во главе колонны шли представители Тарту — города-родины Праздника песни. Среди тартусцев можно было видеть и президента Эстонии Керсти Кальюлайд в национальном эстонском костюме.

Что сказала Кальюлайд

На церемонии открытия Праздник песни и танца эстонский президент Керсти Кальюлайд выступила с речью, которая оказалась заметно короче ее прежних подобных выступлений, но не менее эмоциональным.

Обращаясь к собравшимся на Певческом поле, она решила напомнить о тех временах, когда Эстония входила в состав Российской империи. По её мнению, власти России никогда бы не разрешили эстонцам организовывать массовые песнопения, если бы знали, «на что певческие праздники могут вдохновить эстонский народ».

«Песня вселяет в эстонца радость. Она делает его смелым. Песня делает эстонца свободным», — заявила Кальюлайд.

Не позабыла президент Эстонии упомянуть и «времена оккупации», когда, как она считает, в лик праздников «вплетались шрамами чужие песни».

«Дорогие эстонцы! Пришло время песни. Будьте с нами! Смело пойте вместе с нами! Наши дирижеры являются и вашими дирижерами, в эти выходные вся власть в их руках!» — так завершила она свою речь.

«Безопасная» ложка дегтя в бочке меда

По данным организаторов праздника, первый день торжеств на Певческом поле собрал не менее 82 тысяч человек, 34 тысячи из них — певцы и танцоры, которые принимают непосредственное участие в празднике.

А около полудня в день закрытия праздника появилась информация о том, что на церемонию распродано 60 тысяч билетов, и чтобы обеспечить безопасность и охрану комплекса Певческого поля, своевременное оказание медицинской либо спасательной помощи было решено завершить продажу билетов досрочно.

И даже после такого решения, как сообщили журналистам представители полиции, всего в воскресенье на Певческом поле вместе с певцами и музыкантами ожидалось более 100 тысяч человек.

Организаторы мероприятия рекомендовали всем желающим наблюдать за праздником воспользоваться прямой трансляцией, которая в Таллине, к примеру, была доступна на площади Вабадузе.

Источник

Вы когда-нибудь слышали 18 000 одновременно поющих певцов? Именно такую необыкновенную возможность предоставляет певческий праздник, проходящий каждые пять лет в столице Эстонии Таллинне. Каждые пять лет, летом, десятки тысяч эстонцев собираются в Таллинне, чтобы поучаствовать в празднике песни и танца.

song festivalПевческий праздник — это огромный концерт певческих хоров под открытым небом на Таллиннском певческом поле, в нем принимают участие сотни хоров и десятки тысяч певцов. Число участников певческого праздника достигает 25 000—30 000, но больше всего исполнителей собирается одновременно на сцене в составе объединенного хора — обычно это 18 000 певцов, чье совместное пение не оставит равнодушным даже самого невозмутимого северянина.

На певческий праздник попадают не все хоры Эстонии. Популярность его такова, что они соревнуются между собой, а репертуар праздника усердно прорабатывается годами. На певческий праздник допускаются лишь лучшие хоры.

История певческих праздников

В XIX веке Эстония была провинцией Российской империи, в которой немецкие помещики властвовали над эстонскими крестьянами. В 1860-е годы началось время национального пробуждения. Традиция проведения эстонских певческих праздников берет свое начало от первого певческого праздника, который организовало в июне 1869 года певческое общество «Vanemuine» под руководством Йоханна Вольдемара Яаннсена. В этом празднике приняли участие 46 мужских хоров и 5 духовых оркестров, а всего участвовало 878 певцов и музыкантов.

Первый певческий праздник стал кульминацией национального пробуждения эстонцев. А попутно он превратился в большое музыкальное событие, которое положило начало проведению последующих всеобщих певческих праздников.

За период с 1879 по 1910 год было проведено шесть всеобщих певческих праздников, которые сыграли важную роль в культурном и экономическом самоопределении эстонцев.

Обычай организовывать певческие праздники каждые пять лет зародился в первый период независимости Эстонии (1918—1940). Во время Второй мировой войны традиция певческих праздников прервалась и была возобновлена в 1947 году. Начиная с 1950 года певческие праздники снова стали проводиться каждые пять лет. Исключением был только 1969 год, когда отмечали 100-летие со дня проведения Первого всеобщего певческого праздника.

Певческие праздники в Эстонии всегда проходили независимо от власти, правящей в государстве. Управляющие Эстонией чужеземные власти пытались использовать их в своих интересах. Советская власть старалась связать певческие праздники с красными днями календаря. Эстонцы были вынуждены петь чужие, навязанные, пропагандистские песни, чтобы сохранить возможность исполнять свои. Ярким примером любимой и дорогой эстонцам песни была песня «Mu isamaa on minu arm», которая в годы оккупации стала для эстонцев неофициальным гимном, объединенные хоры ее исполняли последней перед стоящей публикой.

Певческие праздники становятся примером для подражания

Эстонцы часто называют себя «поющим народом», в чем проявляется один из способов выражения национального самосознания, который объединял эстонский народ в борьбе за национальную независимость как в начале XX века, так и во время советской оккупации. На основе традиции всеобщих певческих праздников в 1988 году в Эстонии зародилась «поющая революция», когда несколько сотен тысяч человек собрались на Певческом поле, чтобы выразить свои политические требования и послушать национальные песни. Более 300 000 человек собрались в сентябре 1988 года на Таллиннском певческом поле для участия в мероприятии «Песня Эстонии», где они впервые громко потребовали восстановления независимости Эстонии. Существует поверье, что эстонский народ «выпел» себя из советской оккупации.

Певческое поле

song arenaI, II, IV и V всеобщие певческие праздники проходили в Тарту, а все остальные — в Таллинне. Первый всеобщий певческий праздник на Таллиннском певческом поле прошел в 1928 году на специально возведенной сцене. Нынешняя эстрада была построена в 1960 году к XV Всеобщему певческому празднику. Самый большой объединенный хор, выступавший на этой сцене, состоял из 24 500 певцов на юбилейном певческом празднике в 1969 году. Обычно число певцов в объединенном хоре достигает 18 000 человек, а общее количество участников — 25 000—30 000.

Певческое поле вмещает свыше 100 000 слушателей.

Праздник танца

Предшественником сегодняшнего праздника танца считается прошедший в 1934 г. первый праздник танца и гимнастики Эстонских спортивных игр, в котором принимали участие 1500 танцоров народных танцев.

dance festivalПраздник танца — это целостное представление с определенным сюжетом. Тысячи танцоров в национальных костюмах танцуют по всему полю, образуя пестрые узоры. Праздник танца обычно проходит в одни выходные с певческим праздником. Их объединяет совместное праздничное шествие участников обоих праздников из центра Таллинна к Певческому полю.

Самый большой за все время праздник танца (IX) прошел в 1970 году, и в нем приняли участие 10 000 исполнителей. Сформировалась охватывающая все возрасты структура: участвовали танцевальные группы, начиная с малышей (детсадовский возраст) и заканчивая ветеранами танца. Самому молодому участнику этого праздника было 4 года, а самому старому — 76 лет! На всех последующих всеобщих праздниках танца количество участников было оптимальным — примерно 8 000 человек.

В ноябре 2003 года ЮНЕСКО присвоил традиции праздников песни и танца статус духовного и устного наследия.

Источник

Певческий праздник в Эстонии. Часть 3: праздник танца

По одному спустились, крепко переобнимались:

А затем музыка ускорилась, первопроходцы пустились в хоровод, и из ворот под оркестром побежали дети:

На самом деле, сложно передать все эти впечатлениям текстом и статичными фото вместо музыки и пляса:

А мужчины что-то замышляют:

Суровые танцы остзейских предместий:

Становятся, пока все остальные разошлись:

Играют лентами-огнями, постепенно расходясь всё шире по полю:

И снова народ на поле обновляется. Вот все сидят, пока танцуют пары:

А затем сами становятся танцующими парами:

И наконец парни отплясывают уже одни. Винтажный костюм странно смотрится с чёрными очками:

И наконец девушки перед сценой убегают наверх, а девушки на поле медленно танцуют и внезапно вместе раскрывают крылья! Это было настолько красиво, что в первую секунду я забылся и даже не сфотографировал этот момент.

Не «Ариран», конечно (где танцует до 100 тысяч людей единовременно), но тоже здорово!

Дальше, по ритму и отдельным обще-европейским корням, я понял, что по сути дела это титры, и неспеша, поглядывая вновь с разных точек трибуны, пошёл к выходу:

Усталые артисты на фоне ворот Сиселлинского кладбища:

Процессия за процессией покидает стадион. В «титрах», к слову, проскакивали и русские имена.

ЭСТОНИЯ-2014
«Что устав от поднятой веком пыли русский глаз отдохнёт на эстонском шпиле». Обзор и оглавление.
Эстония и её праздники.
Янова ночь в Рокка-аль-Маре.
Дерево и плитняк. Прошлое.
Транспорт Эстонии.
У дверей Северной Европы. Современность.
Певческий праздник. Шествие в Таллине.
Певческий праздник. На Певческом поле.
Праздник танца.
Вирумаа
Нарва. Замок.
Нарва. Старый город.
Нарва. Йоаорг и Кренгольм.
Кохтла-Ярве. Город и водопада Валласте.
Кохтла-Ярве. Кохтла-Нымме.
Кохтла-Ярве. Йыхви и Пюхтицы.
Кунда.
Раквере. Замок и город.
Далеко ли до Таллина? Кийу, Ягала, Йыэляхтме.
Таллин.
Западная Эстония.
Южная Эстония.
Острова.
Финляндия, Хельсинки.

Источник

Adblock
detector