Меню

праздник новый год православный праздник

Православная Жизнь

Православие ищет золотую середину и меру во всем, уверен иерей Андрей Чиженко.
nastol.com .ua 72343

Ответ, наверное, возможен такой: «Можно, если осторожно». Отметим, что в традиции нашего народа и частично в церковной у нас три Новых года.

Первый Новый год в богослужебном употреблении называется церковное новолетие. Он празднуется 1 сентября по старому стилю (14 сентября н. ст.). Данное церковное установление имеет историческое основание.

Во-первых, древние иудеи праздновали Новый год 1 сентября, и именно в этот день Христос вошел в синагогу своего родного города Назарет и прочитал слова пророка Исаии: «Дух Господень на Мне, Его же ради помаза Мя… проповедати лето Господне приятно» (Лк. 4:18, 19).

Во-вторых, потому что именно 1 сентября 313 года святой равноапостольный император Константин Великий одержал победу над своим противником Максентием, после чего государь византийский специальным документом – Миланским эдиктом – даровал христианам свободу исповедовать свою веру. Со времен Первого Вселенского Собора 325 года принято праздновать Новый год именно 1 сентября (ст. ст.). Потому годовой круг праздников и богослужений в Православной Церкви начинается 1 сентября.

Примечательно, что у древних славян, зависевших во многом от климата и природы, новый год начинался с марта, когда природа начинала пробуждаться от зимней спячки.

Второй Новый год 1 января ст. ст. (14 января (н. ст.) был утвержден в Российской империи указом Петра Первого в 1700 году. Этот календарь получил название «юлианского», потому что он впервые был введен Юлием Цезарем на территории Римской империи в 45 году до Рождества Христова.

Сейчас кроме Православной Церкви, оставшейся на юлианском летоисчислении, общество живет уже по третьему календарю – григорианскому, введенному Папой Римским Григорием XIII в 1582 году.

Таким образом, мы видим, что в различные эпохи человечество, включая и наш народ, праздновало Новый год в различное время. С одной стороны, это было связано с общественно-историческими предпосылками, с другой – с попыткой более точно приспособиться к движению Солнца, Луны и других небесных светил.

С точки зрения Нового года как праздника, Церковь, конечно же, его не запрещает. Ранее – по юлианскому календарю – праздновать его было удобнее: Рождество Христово, окончание поста и потом уже Новый год, именуемый сейчас старым Новым годом. Но большевики, конечно же, из-за противоборства Церкви и в силу антирелигиозных кампаний ввели в 1918 году на территории союзных республик григорианский календарь. И теперь Новый год уже является скорее «ловушкой», соблазном для истинного православного, который должен поститься, когда множество людей веселятся, танцуют и едят оливье и колбасы.

Итак, вопрос: «Можно ли праздновать Новый год?».

Ответ: «Конечно же, можно». Но без излишеств, пьянства и чревоугодия. Мы должны помнить, что Новый год – не праздник в полном смысле этого слова. К нему не привязано никакое духовное, историческое или общественное событие. Это лишь арифметическая дата, позволяющая человеку оценить вехи своей земной жизни: с одной стороны, подвести итог своим достижениям и неудачам в прошлом году, а с другой – построить планы на следующий год.

Потому, конечно же, лучшим препровождением времени для православного 31 декабря и 1 января было бы богослужение. Так, например, 31 декабря можно отслужить благодарственный молебен Богу за то, что Он сподобил прожить еще один год и дал все необходимое для жизни, а 1 января хорошо было бы встретить Божественной Литургией и молебном о начале всякого доброго дела или молебном на новый год, чтобы Господь даровал нам свое благословение на нашу жизнь в следующем году.

Можно отпраздновать Новый год в кругу родственников, близких, друзей. Только не нарушая поста. С рыбкой, с салатом из крабовых палочек вместо оливье. Можно и пообщаться, уделить свое внимание близким, подарить им свою любовь. Конечно же, удержитесь от пьянства, дискотек, танцев и прочего того, что не положено делать в пост.

Все хорошо в меру. И праздник должен быть без языческого разгула. Нужно понимать, что православие ищет золотую середину и меру во всем.

Будем помнить, дорогие братья и сестры, что уже с 1 января вплоть до Рождества Христова церковный устав предписывает строгий пост: следует принимать только пищу растительного происхождения. Нужно усугубить пост, чтобы достойно встретить Рождество Христово. Также не забудем, дорогие друзья, что 1 января по новому стилю в Церкви установлен день памяти святого мученика Вонифатия, которому молятся об избавлении от недуга пьянства.

Хочется всем нам пожелать, чтобы мы встретили 1 января колокольным звоном, свечечкой в храме и хрустящим снежком, а не с больной головой и тяжелым животом.

Источник

О праздновании христианами гражданского Нового года

С «но­вым га­дом»?

При­бли­зи­лось празд­но­ва­ние граж­дан­ско­го Но­во­го го­да, и в Церк­ви вновь ожи­ва­ют спо­ры: сто­ит ли от­ме­чать этот празд­ник и ес­ли от­ме­чать, то как это сле­ду­ет де­лать?

Ко­неч­но, пра­во­слав­но­му хри­сти­а­ни­ну чуж­до пья­ное ве­се­лье под теле­ви­зи­он­ные за­вы­ва­ния и про­слав­ле­ния но­во­го «га­да»: мы­ши, кры­сы, сви­ньи и пр. скот­ских кра­сот буд­дист­ско­го ка­лен­да­ря.

С дру­гой сто­ро­ны в на­ших се­мьях мно­го нево­цер­ко­в­лен­ных да и про­сто неве­ру­ю­щих лю­дей. Для них всё это буй­ство – празд­ник. При­чем, по­жа­луй, един­ствен­ный дей­стви­тель­но об­ще­на­род­ный празд­ник, ко­гда все рос­си­яне чув­ству­ют еди­не­ние по ней­траль­но­му по­во­ду.

Для боль­шин­ства неве­ру­ю­щих рос­си­ян все ка­лен­дар­ные во­сточ­ные «га­ды» – лишь ми­лая эк­зо­ти­ка, а празд­ник – по­вод к ве­се­ло­му об­ще­нию. При­чем да­ле­ко не все­гда ал­ко­голь­но­му: лю­ди вы­ез­жа­ют на при­ро­ду, устра­и­ва­ют экс­кур­сии, на­ве­ща­ют род­ствен­ни­ков и т. п. Да­же сло­жи­лась тра­ди­ция, иду­щая еще от до­ре­во­лю­ци­он­но­го празд­но­ва­ния Рож­де­ства Хри­сто­ва, от­ме­чать этот празд­ник в се­мей­ном кру­гу.

Пло­хо ли это? Нет. Греш­но ли нам так празд­но­вать Но­вый год: се­мей­ным за­сто­льем, лыж­ны­ми про­гул­ка­ми в зим­нем ле­су и пр.? Ду­маю, то­же нет.

Во-пер­вых, стро­гий пост, ис­клю­ча­ю­щий по мо­на­стыр­ско­му уста­ву ры­бу, елей и ви­но (от­ме­тим, что для ми­рян ду­хов­ни­ки все­гда де­ла­ли по­слаб­ле­ние пи­ще­вой стро­го­сти Уста­ва, на­пи­сан­но­го для па­ле­стин­ских ино­ков) на­чи­на­ет­ся со 2-го ян­ва­ря.

Во-вто­рых, здесь сра­зу на­до от­ме­тить, что для хри­сти­а­ни­на в дан­ном слу­чае важ­но да­же не то, что мы празд­ну­ем (по­вод ведь ней­траль­ный – ка­лен­дар­ное на­ча­ло го­да), а как мы это де­ла­ем. И не так важ­но, есть пост или нет. Мож­но ведь и на Пас­ху на­пить­ся по «со­вер­шен­но цер­ков­но­му» по­во­ду, на «за­кон­ных ос­но­ва­ни­ях» уни­что­жая ки­ло­грам­мы кол­ба­сы и са­ла­тов и всю неде­лю вме­сто ли­ко­ва­ния в хра­ме му­чить­ся от по­хме­лья и пе­ре­еда­ния. Сле­до­ва­тель­но, празд­но­ва­ние пра­во­слав­но­го хри­сти­а­ни­на все­гда бу­дет со­про­вож­дать­ся неким воз­дер­жа­ни­ем, неза­ви­си­мо от ме­ню и ка­че­ства пи­щи.

По­это­му для хри­сти­а­ни­на не во­прос, что есть и пить в Но­вый Год. Мо­ре­про­дук­ты, фрук­ты и ово­щи най­ти не труд­но. Да­же не про­бле­ма, смот­реть теле­ви­зор или нет – во мно­гих се­мьях смот­рят толь­ко об­ра­ще­ние Пре­зи­ден­та, и пер­вые несколь­ко ми­нут раз­вле­ка­тель­ных про­грамм. За­тем про­дол­жа­ет­ся жи­вое об­ще­ние, а «ящик» лишь жуж­жит фо­ном для бе­се­ды или вы­клю­ча­ет­ся во­все.

Ины­ми сло­ва­ми – мож­но от­празд­но­вать вме­сте с нево­цер­ко­в­лен­ны­ми род­ствен­ни­ка­ми Но­вый Год и не на­ру­шить Уста­ва Церк­ви.

Толь­ко на­до до­ба­вить очень важ­ную часть празд­но­ва­ния – мо­лит­ву. Ведь для хри­сти­а­ни­на празд­ник это по­вод для су­гу­бой мо­лит­вы. Освя­тить мо­лит­вой на­сту­па­ю­щий год, к ко­то­ро­му все мы, как граж­дане стра­ны, жи­ву­щей по но­во­му сти­лю, име­ем от­но­ше­ние, наш хри­сти­ан­ский долг и пе­ред со­бой, и пе­ред сво­и­ми неве­ру­ю­щи­ми со­оте­че­ствен­ни­ка­ми. По­это­му есте­ствен­но сло­жи­лась тра­ди­ция со­вер­шать Но­во­год­ний мо­ле­бен ли­бо по­сле ве­чер­ней служ­бы 31 де­каб­ря, ли­бо по­сле ли­тур­гии 1 ян­ва­ря.

Есть да­же хра­мы, где за по­след­ние го­ды сло­жи­лась тра­ди­ция слу­жить ли­тур­гию пря­мо в ночь с 31 на 1-е ян­ва­ря, за ко­то­рой же­ла­ю­щие мо­гут на­чать Но­вый Год при­ча­ще­ни­ем Свя­тых Хри­сто­вых Та­ин. По мо­им на­блю­де­ни­ям, в эту ночь бы­ва­ет до 20 при­част­ни­ков. Мно­гие при­хо­дят це­лы­ми се­мья­ми, с детьми раз­но­го воз­рас­та, а за­тем в тра­пез­ной хра­ма вку­ша­ют пост­ную тра­пе­зу с шам­пан­ским и доб­рой бе­се­дой на­чи­на­ют но­во­год­ние тор­же­ства, ко­то­рые по­том пе­ре­хо­дят из хра­ма в до­ма при­хо­жан.

Пре­об­ра­жа­ю­щая си­ла Церк­ви

Итак, для нас важ­но как мы встре­тим празд­ник: и пра­во­слав­ный, и 1-е ян­ва­ря, и дру­гие, сло­жив­ши­е­ся в нехри­сти­ан­ском об­ще­стве па­мят­ные да­ты. Не сто­ит бо­ять­ся де­лать их мис­си­о­нер­ским ору­жи­ем Хри­сто­вой Церк­ви, ина­че они ста­нут ору­ди­ем нехри­сти­ан­ских сил.

Вспом­ним, как Цер­ковь по­сте­пен­но вы­тес­ня­ла язы­че­ские обы­чаи и празд­но­ва­ния хри­сти­ан­ски­ми и так во­цер­ков­ля­ла нео­фи­тов, во мно­же­стве при­шед­ших по­сле Ми­лан­ско­го Эдик­та (IV в.). Ведь и сам празд­ник Рож­де­ства Хри­сто­ва за­ме­нил со­бой язы­че­ский день «непо­бе­ди­мо­го солн­ца», и мас­ле­ни­ца со свят­ка­ми, вой­дя в цер­ков­ный ка­лен­дарь, пе­ре­ста­ла быть про­слав­ле­ни­ем язы­че­ских бо­жеств. Для Церк­ви каж­дый день – это пол­но­цен­ный празд­ник при­шед­ше­го в мир Хри­ста Спа­си­те­ля, по­это­му лю­бой день на­пол­ня­ет­ся при необ­хо­ди­мо­сти тем или иным мис­си­о­нер­ским со­дер­жа­ни­ем для удоб­ства обу­че­ния чле­нов Церк­ви ос­но­вам ве­ры и бла­го­че­стия.

По­это­му сто­ит не раз­ра­жать­ся гнев­ны­ми об­ли­че­ни­я­ми в адрес но­во­мод­ных празд­ни­ков, от­да­ля­ясь от на­ших со­оте­че­ствен­ни­ков и за­кры­вая от них бо­гат­ство и кра­со­ту Пра­во­сла­вия, а мо­лить­ся в эти дни, пом­ня, что мы са­ми неда­ле­ко от них ушли и в во­про­сах нрав­ствен­но­сти, и в люб­ви к Бо­гу.

На­ше сви­де­тель­ство о Пра­во­сла­вии долж­но вы­ра­жать­ся в стрем­ле­нии к осмыс­лен­ной мо­лит­ве в хра­ме, хо­ро­шем зна­ком­стве со свя­то­оте­че­ским на­сле­ди­ем, зна­нии цер­ков­ных ка­но­нов и уста­нов­ле­ний и при­ме­не­нии их в по­слу­ша­нии свя­щен­но­на­ча­лию.

По мо­е­му мне­нию, на­до Ев­ха­ри­сти­че­ски пре­об­ра­жать суть но­вых празд­ни­ков, ра­зум­но празд­нуя «Но­вые Го­да», «Вось­мые Мар­та» и «Дни Свя­то­го Ва­лен­ти­на». И то­гда да­же не при­дет­ся ис­кус­ствен­но пе­ре­но­сить суть этих празд­ни­ков (на­ча­ло го­да, ува­же­ние к жен­щи­нам, ра­дость влюб­лен­ных и пр.) на дру­гие дни. Нуж­но дать воз­мож­ность ма­ло­во­цер­ко­в­лен­ным лю­дям прид­ти в эти дни в храм, услы­шать доб­ро­же­ла­тель­ную про­по­ведь, по­чув­ство­вать дух Люб­ви Хри­сто­вой и ра­до­сти. И ес­ли лю­ди по­чув­ству­ют на­шу лю­бовь, про­ник­нут­ся до­ве­ри­ем к сво­им пас­ты­рям, то и празд­ни­ки бу­дут ими празд­но­вать­ся по-дру­го­му.

Язы­че­ская и нехри­сти­ан­ская ше­лу­ха с этих празд­ни­ков спа­дет, и мы бу­дет по­здрав­лять друг дру­га не с но­вым «га­дом», а все мы встре­тим но­вый граж­дан­ский год в еди­не­нии ве­ры и мо­лит­вы.

Источник

Новый год и Рождество

52055.p

Откуда на Руси пошла традиция праздновать Новый год, и можно ли праздновать его верующим людям?

Празднование Нового года в России имеет весьма непростую историю. Изначально это был церковно-государственный праздник, который приходился на начало сентября. С XV века главное торжество совершалось в Москве на Соборной площади Кремля, где с высокого помоста митрополит и великий князь возвещали об окончании года и поздравляли народ. Служился молебен, митрополит кропил князя и стоявших вокруг горожан, все поздравляли друг друга, в каждом доме устраивалась праздничная трапеза. Богатые люди в этот день раздавали нищим обильную милостыню, посылали еду — пироги, калачи, пряники.

Однако в ходе Петровских реформ празднование Нового года было перенесено на 1 января, как это было принято в Европе. А поскольку Рождество Христово отмечалось тогда за неделю до Нового года — 25 декабря, то Новолетие по сути дела оказалось совмещено с Рождественскими празднованиями — святками.

Но в 1918 году и этот порядок был нарушен очередной календарной реформой. Теперь Новый год в России стали отмечать уже на неделю раньше Рождества, в самый напряженный период Рождественского поста. Так родилась проблема, которую каждый православный христианин в России вынужден решать для себя и по сей день: праздновать или не праздновать Новый год?
Однозначного ответа здесь, наверное, не может быть в принципе. Церковные правила не запрещают верующим людям в постные дни собираться за праздничным столом. Более того, только в пост и празднуются такие великие церковные праздники, как Преображение Господне и Вход Господень в Иерусалим.

Конечно, Новый год — не церковный праздник, однако его тоже можно наполнить духовным смыслом и отметить пристойно и благочестиво. Например, во многих храмах нашей Церкви сейчас уже сложилась традиция: в новогоднюю ночь служить молебен, после которого прихожане собираются за общей, вполне постной, трапезой.

Откуда взялась новогодняя елка?

Традиция украшать ель к празднику родилась в Германии. По преданию, первые рождественские елки стали украшать на этой земле еще в VIII веке. Рассказывают, что однажды, в те далекие времена, святой Бонифаций проповедовал язычникам, которые жили в лесах и поклонялись деревьям, считая их божествами. Чтобы убедить их в ошибочности этого верования, Бонифаций срубил один из дубов, считавшихся священными. Когда срубленный дуб падал, он повалил на своем пути все остальные деревья и не тронул лишь маленькую ёлочку. Святой удивился этому чуду и воскликнул: «Пусть будет это дерево деревом Христа!» Конечно, это всего лишь легенда, однако и серьезные исследователи единодушно сходятся в том, что праздничная ель впервые появилась именно в Германии, причем в конкретной ее области — Эльзасе.

Письменные свидетельства о том, что под Рождество в Эльзасе ставили маленькие елочки, украшенные яблоками и облатками, но еще без свечей, датируются XVI в.
И если в иных германских землях издавна был известен обычай подвешивать елочки или другие деревца к потолку (иногда макушкой вверх, а иногда — вниз), то в Эльзасе искони это была только ель, и ее не подвешивали, а именно ставили на пол.

О том, что к 1770-м годам рождественская елка существовала уже в современном нам виде, свидетельствует Иоганн Вольфганг Гёте. В вышедшем в 1774 г. романе «Страдания молодого Вертера» он пишет: «Она приводила в порядок игрушки, которые приготовила к празднику своим младшим братьям и сестрам. Он заговорил о том, как обрадуются малыши, и припомнил те времена, когда неожиданно распахнутые двери и зрелище нарядной елки с восковыми свечами, сладостями и яблоками приводило его в невыразимый восторг».

В Россию обычай украшать новогоднюю елку пришел в несколько приемов. Новый год у нас стали отмечать по указу Петра Великого с 1 января 1700 года. В царском указе говорилось: «По знатным и проезжим улицам у ворот и домов учинить некоторые украшения из древ и ветвей сосновых, еловых и можжевеловых, чинить стрельбу из небольших пушек и ружей, пускать ракеты и зажигать огни. А людям скудным каждому хотя бы по древу или ветке на вороты поставить».

Но настоящая рождественская ель вошла в русские дома лишь спустя столетие, при императрице Александре Федоровне, ставшей супругой императора Николая I в 1817 году. Маленькие пучки еловых веток стали праздничным атрибутом на столах в Зимнем дворце в канун Рождества Христова, в память о сладкой для сердца бывшей принцессы Шарлотты родной Пруссии, где елочки с горящими свечками украшали все ее детство. За сто лет елка в России стала неизменным спутником зимних праздников.

Но в 1916 году рождественские елки на русской земле вдруг оказались в опале. Шла кровопролитная война с Германией, и Святейший синод призвал русских патриотов не ставить в домах колючие деревца, поскольку они пришли к нам из немецкой традиции.

А в 1918 году на елку ополчилась и советская власть — уже как на религиозный предрассудок. Тем не менее многие продолжали тайно праздновать Рождество и теперь украшение недавно запрещенной Синодом «немецкой» елки стало для русских людей исповеданием их веры во Христа.

Запрещенной елка оставалась до тех пор, пока у властей не появилась идея: праздновать с елочкой не Рождество, а Новый год. Серебряная восьмиконечная Вифлеемская звезда на верхушке елки стала красной пятиконечной, и под нарядными елками страна встретила новый, 1935 год от Рождества Христова. Так прекратились гонения на елочку в нашей стране, и с тех пор мы празднуем Новый год и Рождество в ее компании, даже не подозревая о том, каким долгим был ее исторический путь в наши дома.

Нужно ли поздравлять с Рождеством знакомых неверующих людей или вести себя так, будто этот праздник их не касается?

С любым праздником мы обычно поздравляем тех, с кем нас связывают искренние чувства. Поэтому тот, кто любит нас (или хотя бы относится к нам с уважением), скорее всего не оскорбится нашим поздравлением, даже если смысл праздника ему пока не понятен. И кто знает — быть может, сказанное в ответ «спасибо» станет для такого человека первым шагом к обретению веры.
Поздравлять же с Рождеством Христовым всех своих знакомых подряд, без разбора, наверное, нет смысла.

Источник

Церковный год

Назидательное чтение для новоначальных

Большинство населения России считают себя православными. Понятно, что не все из них регулярно ходят в храм и участвуют в церковных таинствах, но Рождество и Пасху Христову так или иначе отмечают многие. Да и СМИ теперь регулярно сообщают нам о православных праздниках и постах… Но положа руку на сердце признаемся себе, все ли мы понимаем, зачем нам каждый год вспоминать одни и те же давно прошедшие события, то, что случилось тысячу или две тысячи лет тому назад? Какое это имеет значение для нас сейчас? Автор попытался дать ответы на эти вопросы.

133791.p

Церковный календарь – это не простое воспоминание в течение года исторических событий из земной жизни Иисуса Христа, Богородицы и святых. Календарный год – это период жизни христианина, в течение которого он призывается Церковью взойти на новую ступень духовной лестницы, возводящей нас на небо к Самому Богу, через Его Сына, призывающего каждого из нас к божественному совершенству: «Итак, будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Мф. 5: 48). «Сего бо ради Бог на землю сниде (сошел), да нас на небеса возведет», – говорится в церковном песнопении. «Для того Бог вочеловечился, – писали древние святые, – чтобы человек обожился», то есть стал «богом по благодати».

Каждый год Церковь наставляет своих чад на путь духовного совершенства выверенной веками системой праздников, постов, всем строем своего богослужения – суточного, седмичного (еженедельного) и годового его кругов. Эти три круга богослужения составляют суть церковных праздников и православного календаря.

В Православии каждое время суток и каждый день недели посвящены молитвенному воспоминанию особенного Божественного промышления о спасении человечества (например, в среду воспоминается, как Иуда сговорился с первосвященниками предать им Христа, в пятницу – распятие Господа, в воскресенье – Его восстание из мертвых). В течение года каждый день в храмах творится молитвенная память кого-то из угодников Божиих: пророков, апостолов, мучеников, святителей, праведников, блаженных – тех, кто своей жизнью показал нам пример служения Богу и ближним, пример достижения заповеданного нам Господом совершенства. Кроме того есть еще ежегодные праздники в честь Господа Иисуса Христа и Его Пречистой Матери. Потому в Церкви каждый день года праздник – малый, средний или великий.

Что же такое православный праздник, как его надо понимать и отмечать? Слово «праздник» однокоренное со словом «праздный», означающим «порожний», «пустой». «Праздник» буквально – это день, не занятый делами, свободный от работы, порожний от вседневной суеты.

По четвертой заповеди, данной Богом еще Моисею, человек должен шесть дней «делать дела свои», а каждый седьмой день посвящать Богу – богослужению, молитве, добрым делам по отношению к ближним – всем нуждающимся в нашей помощи. Кроме каждого седьмого дня («шаббата» – дня покоя) Ветхий Израиль по прямому указанию Яхве почитал и особые дни года. Так же поступают и христиане – Новый Израиль. В такие «праздные» от привычной суеты дни человек должен погрузиться умом в созерцание Бога и Его благих дел, дабы и самому подражать Ему в том же. Издревле в праздники христиане совершали особые торжественные богослужения.

В чем же его суть, зачем оно нам?

Православный праздник есть прежде всего молитва – славословие Бога за Его промышление (заботу) о нас – Его «блудных сынах», некогда ушедших от Него «на страну далечу» за легкой и сладкой жизнью, но впавших в скорби, болезни, тоску и уныние от однообразия и бессмысленности своего существования, духовно изголодавшихся по Его благодати – милующей, прощающей, утешающей, исцеляющей, просвещающей, вразумляющей, умудряющей, освобождающей нас от рабства греху и сатане и преображающей в славу сынов Божиих. Но сами мы не знаем, как правильно молиться, славословить и благодарить Бога, и потому нам следует учиться этому у святых, а для этого – молиться в храме на богослужении вместе со всей Церковью.

Праздник – это созерцание Бога и Его славы открытым лицом, что доступно пока только ангелам и святым, уже пребывающим на небе. Наши земные праздники – это символ и подобие небесного торжества, как хор, поющий в храме богослужебные песнопения, символизирует и в меру сил подражает хору ангелов, на духовном небе славословящих Творца всяческих.

По своей духовной немощи и малоопытности большинство из нас не умеет молиться, не знает, как и за что славословить Бога, какими словами и о чем должно и можно Его просить; еще не испытали на собственном опыте, что значит «преклонить колена сердца» пред Господом, не научились «устраняться суетного мира, ум на небеса преложив», и, говоря словами апостола Павла, еще не нашли и не ощутили Бога, «хотя Он и недалеко от каждого из нас» (Деян. 17: 27).

Этому мы можем научиться у святых, у тех, кто многими потами, а часто собственными страданиями и даже своей кровью стяжали благодать Святого Духа, вступили в непосредственное богообщение и передали нам свой опыт познания Бога, составив молитвы, праздничные и будничные службы на каждый день церковного года. И для этого научения мы должны ежедневно молиться дома и как можно чаще приходить на службу в храм, если и не каждый день, как это делают монахи в монастырях, то, по крайней мере, в воскресные и праздничные дни, чтобы вместе со всей Церковью боговдохновенными словами древних псалмов и христианских гимнов воздавать Богу хвалу за Его милость, благость и неизреченную любовь к Своему норовистому и, по большому счету, неблагодарному творению.

Священномученик Сергий (Мечёв), пострадавший за Христа в начале прошлого века, говорил, что совершаемое здесь, на земле, богослужение есть последовательное раскрытие во времени тайн вечности. А для каждого верующего оно есть путь, ведущий нас к вечной жизни. Поэтому церковные праздники представляют собой не случайное собрание памятных дней, но сияющие в нашем временном мире точки вечности, прохождение через которые подчиняется неизменному духовному порядку. Точки эти сменяют друг друга в определенной последовательности, как ступени единой лестницы духовного восхождения, так что, стоя на одной из них, мы уже видим свет, озаряющий нас с другой ступени. Тайна богослужения есть величайшая из тайн Церкви, которую мы сами не можем постигнуть сразу. Но она открыта святым. Поэтому, только входя в их опыт через те молитвы и богослужебные песнопения, в которых они его запечатлели, прося их помощи за нас грешных, мы начинаем прикасаться к этой тайне. И по мере того как через это в нас будут рождаться и возрастать элементы вечности, мы начнем понимать, что наша жизнь есть только путь, ведущий к ней. И тогда, после исхода из сей жизни, мы, быть может, сподобимся Вечного Царства, уготованного Господом для тех, кто уже на земле начал входить в Его Вечную Память, которая есть величайшее достижение для человека, идущего от дольнего к горнему.

Всем православным христианам важно научиться понимать церковный календарь, читать его как книгу, повествующую о спасении Богом человеческого рода от власти сатаны, о преображении человека, о победе над грехом и смертью. Однако чтобы по-настоящему понять эту книгу, ее надо прочитывать собственной жизнью, или, как говорил святой Иоанн Кронштадтский, «жить жизнью Церкви». И тогда прожитый нами в Церкви очередной год станет не просто «прошлым годом» нашей биографии, а новым витком на восходящей спирали, приближающей нас к «небу небес».

Заметим, что церковный год начинается не 1 января (и даже не 14-го), а 1 сентября по юлианскому календарю, или 14 сентября по принятому теперь григорианскому («новому стилю»), и потому заканчивается он соответственно 31 августа (13 сентября). Поэтому первый большой праздник церковного года – Рождество Богородицы (8/21 сентября), а последний – Ее Успение (15/28 августа) – переход из временной жизни в вечную. Во временных границах, обозначенных двумя этими событиями, протекает год жизни православного христианина, который должен быть наполнен для него глубоким духовным содержанием и смыслом.

Символически рождаясь вместе с Приснодевой в начале церковного года, христианин призывается прожить предстоящие двенадцать месяцев, дарованных ему Богом, как время, благоприятное для спасения – духовного и телесного труда по очищению себя от греховных страстей и стяжанию добродетелей, – так, чтобы закончить год, уподобившись в них совершенству Богородицы, Которая была удостоена за то блаженного завершения сей временной жизни – Успения – и воссоединения со Своим сыном Иисусом Христом.

Этот путь длиною в год Церковь, как вехами, обозначает малыми и большими праздниками, главные из которых Рождество Богородицы (8/21 сентября), Воздвижение Креста Господня (14/27 сентября), Покров Пресвятой Богородицы (1/14 октября), Введение Богородицы во храм (21 ноября / 4 декабря), Рождество Христово (25 декабря / 7 января), Обрезание Господе (1/14 января), Крещение Господне (6/19 января), Сретение (2/15 февраля), Благовещение (25 марта / 7 апреля), Вход Господень в Иерусалим (Вербное воскресение), Пасха Христова, Вознесение Господне, Пятидесятница (Святая Троица), Рождество пророка Иоанна Крестителя (24 июня / 7 июля), память апостолов Петра и Павла (29 июня / 12 июля), Преображение Господне (6/19 августа), Успение Пресвятой Богородицы (15/28 августа). А также периодами особенного телесного и молитвенного делания – многодневными постами. Это посты Рождественский, Великий, Петровский (или Апостольский) и Успенский.

Не у всех перечисленных выше праздников проставлена дата. Это не случайно. Православный календарь представляет собою соединение Месяцеслова (или Святцев) и Пасхалии. Месяцеслов указывает на имена святых, чья память празднуется в тот или иной день месяца, а также непереходящие (или неподвижные) праздники, которые имеют постоянную календарную дату. Пасхалия определяет подвижную дату праздника Пасхи и всех зависящих от нее переходящих праздников (Вербное воскресение, Вознесение, Троица), которые не имеют постоянной даты в календаре, но перемещаются в зависимости от дня празднования Пасхи. Так происходит потому, что Месяцеслов связан с солнечным календарем, а Пасхалия – с лунным.

Правилами Православной Пасхалии определено праздновать Пасху Христову в первое воскресение после первого весеннего полнолуния, последовавшего за днем весеннего равноденствия 21 марта (по юлианскому календарю). Поэтому православная Пасха отмечается в разные годы в период от 22 марта до 25 апреля по юлианскому календарю (то есть от 4 апреля до 8 мая нового стиля), приходится почти на середину церковного года и в календарном, и в духовном смысле является его центром.

Прежде чем перейти к рассказу о великих праздниках, скажем еще несколько слов о сути церковного праздника.

Радость праздника

Православный христианин, живущий духовной жизнью, то есть старающийся жить по-евангельски и потому строго судящий себя за нарушение заповедей Божиих, приходит к празднику с сознанием своей греховной немощи, видением своих неизжитых греховных страстей и привычек, своей непобеды над грехом, исповедует это в таинстве покаяния и просит за это у Бога прощения. Но одновременно он приходит в храм с надеждой и искренне просит и ожидает от Господа милости и помощи, которые Христос подает нам, соединяя с Собой в таинстве Евхаристии, и без участия в этом таинстве человек, по слову Спасителя, не может наследовать жизни вечной (ср.: Ин. 6: 26–59).

У каждого праздника своя благодать, свое откровение таин Божиих, хотя и подается она от одного Святого Духа. И потому, ожидая праздник, христианин должен подготовить себя к принятию благодати – жизнью по заповедям, добрыми делами, молитвой, чтением Священного Писания и духовной литературы, а когда надо, и длительным постом, ибо благодать действует в человеке сообразно его устроению и готовности вместить ее.

Суть православного праздника заключается вовсе не в праздничной трапезе («яствах и питии»), не в провозглашаемых за столом тостах и многолетиях, не в том, как украшен храм (березками, елями или вербами), а в радостном ожидании и в самой встрече человека со своим Господом, Который приветствует приходящего к Нему – пусть и грешного, но искренне кающегося в своем несовершенстве (ибо «Бог и намерение целует»). В праздник Господь особенным образом открывает Себя человеку, дарует верующим – Своим ученикам – радость Свою совершенную (см.: Ин. 15: 11), которой никто не может отнять (см.: Ин. 16: 22). В праздники Господь вновь и вновь призывает нас к Себе, извлекая из суеты будней и тины наших страстей, приподнимает над бренной землей, открывая нам Царство Свое будущее, уже пришедшее в силе. И это Царство Божие – внутрь нас есть.

Освободить душу от привычных забот, «упразднить», очистить от греховных помыслов и нечистых желаний, чтобы в это уготовленное место вошел Господь, – вот задача истинного «празднолюбца» – верующего христианина, идущего в храм на праздник. А вовсе не то, что совершают многие: поставил свечку, перекрестил лоб, помазался маслицем у священника, да и бегом домой к телевизору. А то и того не делают – заглянул в календарь: «Праздник что ли? Ну, так у нас, православных, есть повод по рюмочке…»

Нет, не для того Бог сошел на землю, стал Человеком, учил заблудших, насыщал голодных, исцелял болящих, был гоним соплеменниками, предан ближайшим учеником, распят на Кресте, воскрес и перед Своим Вознесением дал повеление ученикам проповедовать Евангелие по всему миру и крестить все народы. Не для того! Так постараемся стать достойными учениками Христа! И если будем не слушателями только, но и делателями слов Его, то, заслышав в храме: «Приидите, празднолюбцы! Возрадуемся Господу и Его Пречистой Матери и святым Его!», «Хвалите имя Господне…», сердце наше будет исполняться неотмирной радостью, а душа приходить в восторг. Потому что только у нас есть такой Бог – милующий кающихся, прощающий согрешающих, страдающий со страдающими, давший заповедь любви до смерти (см.: Ин. 15: 12–13) и Сам первый исполнивший ее, распявшись за нас на Кресте… Только у нас есть такой Бог, Который «не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить, и отдать душу Свою для искупления многих» (Мк. 10: 45).

Те же, кто еще не испытал на себе действия благодати Божией и скучает, стоя на праздничной службе в храме, пусть вспомнят слова Спасителя о молитве: «Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам», ибо «Отец ваш Небесный даст блага просящим у Него» (Мф. 7: 7, 11).

Дерзайте – и вера наша спасет нас!

Итак, церковный год начинается не в январе, а в сентябре. Кратко расскажем, почему и когда это случилось.

Церковное новолетие 1/14 сентября

В этот день Православная Церковь празднует церковное новолетие – начало нового церковного года, которое в соответствии с византийской традицией именуется Началом индикта.

В Римской империи начало индикта было началом финансового года. Сам индикт – одна пятнадцатая часть индиктиона – 15-летнего промежутка времени, который утвердился при императоре Константине Великом. Официальное византийское счисление по индиктионам начиналось с 1 сентября 312 года. В христианской Церкви календарное счисление по индиктам было введено в царствование Юстиниана I (527–565).

Кроме привычного нам года, в котором через 12 месяцев всё возвращается к своему началу, в юлианском (то есть церковном) календаре есть еще «полный церковный год» продолжительностью почти в полтысячелетия, называемый также «Великим индиктионом», а на Руси – Миротворным кругом. Дело в том, что через 532 года все церковные праздники – неподвижные (например, Рождество Богородицы, дни памяти святых) и подвижные (Пасха и связанные с ней) возвращаются на те же числа месяца и дни недели. Так, в 2011 году Пасха была тогда же, когда она была 532 года назад по юлианскому календарю, то есть в 1479 году. По византийскому счету от Сотворения мира (5508 г. до Р.Х.) сейчас идет 15-й Великий индиктион, который начался в 1941 году.

Миротворный круг юлианского календаря представляет собой совершенное творение в области летоисчисления, гармонично сочетающее в себе систему религиозных, астрономических и гражданских аспектов измерения времени. А.Н. Зелинский наглядно представил Миротворный круг в виде круговых таблиц (см. рис.), по которым без сложных вычислений определяется дата Пасхи. Шкала Миротворного круга простирается в прошлое и будущее, отражая вечное круговое течение времени и циклическую повторяемость астрономических явлений по числам юлианского календаря.

С принятием христианства Русь усвоила византийское летоисчисление от Сотворения мира (5508 г. до Р.Х.) и индиктионы. Но до XV века гражданский год на Руси начинался с 1 марта – так исчисляли начало года все древнерусские летописцы. Только в 1492 году (в 7000 г. от Сотворения мира) произошло слияние гражданского и церковного новолетия – началом года официально стало 1 сентября, которое два века отмечалось как церковно-государственный праздник. В этот день совершалась особая праздничная служба – «чин летопроводства», во время которой епископ с процессией выходил на городскую площадь, где пелись праздничные песнопения, читался Апостол и Евангелие, а затем под пение тропаря праздника вся процессия шла в храм для совершения Божественной Литургии.

В 1699 году Петр I ввел в России европейское летоисчисление (от Рождества Христова) и перенес гражданское новолетие на 1 января. Однако в современном гражданском календаре сентябрьский новый год сохранился в сфере образования, поскольку в старину учебный год в церковноприходских школах всегда начинался с церковного Новолетия – 1 сентября, и эта традиция распространилась на все учебные заведения.

Основным смыслом богослужения в Новолетие (1/14 сентября) является воспоминание проповеди Спасителя в Назаретской синагоге, когда Иисус Христос прочел пророчество Исаии (Ис. 61: 1–2): «Дух Господень на Мне; ибо Он помазал Меня благовествовать нищим, и послал Меня исцелять сокрушенных сердцем, проповедовать пленным освобождение, слепым прозрение, отпустить измученных на свободу, проповедовать лето Господне благоприятное». И добавил: «Ныне исполнилось писание сие, слышанное вами» (Лк. 4: 16–22).

Со времени пришествия в мир Спасителя человечеству дарована Богом возможность спасения – избавления от несвободы (рабства греху), стяжания добродетелей (богоподобного совершенства) и даже обожения. Именно это должно быть целью и содержанием всей жизни христиан, а более конкретно – наступающего нового церковного года.

Святые учат нас, что каждый день, каждый год своей жизни человек должен жить как последний, за которым его ждет строгий и нелицеприятный суд Божий. Потому и наступивший год, как и любой другой, надо использовать с духовной пользой, больше заботясь о своей душе, ища «прежде Царства Божия и правды Его», веруя словам Христа, что тогда все остальное приложится нам (Мф. 6: 33).

Поэтому и в песнопениях праздника говорится, что Господь в мир пришел, ища «удобрити создание» Свое, «завещав уставы и лета, во спасение наше». Прославляя и благодаря Христа в праздничных песнопениях за Его жертвенный подвиг ради спасения человечества, Церковь «приносит», то есть посвящает, новый церковный год Творцу мира, Который «нам, мудростию времена и лета положил». «Начало лета» (то есть года) мы посвящаем Начальнику нашего спасения Христу. Это значит, что мы, верующие христиане, даем обещание посвятить весь наступающий год Богу – служить Ему, а не своим греховным желаниям. И это служение Благу, Добру должно направить нас на борьбу со грехом в себе и вокруг нас, к возрастанию в добродетелях, как и сказано в псалме: «уклонись от зла и сотвори благо». Потому Церковь просит за богослужением сподобить нас «житие начати, благоугодно Тебе, Владыко, с летным начинанием»; «сподобить начавшим лето (год)» и «скончати благоугодно», чтобы «многокружное лето» сие Господь благословил «благоплодием», увенчал «благословеньми»; чтобы нашим воздаянием за понесенные труды, за наше служение Добру стало познание Бога – истинного Блага – и наше «преложение (то есть изменение) к лучшим, мирное устроение», чтобы нам «славити вседетельную Его благость».

В тропаре праздника Церковь просит Бога: «Всея твари Содетелю, времена и лета во Своей власти положивый, благослови венец лета благости Твоея, Господи, сохраняя в мире люди и град Твой молитвами Богородицы и спаси ны».

[1] Петр Дамаскин, преподобный. Творения. Б.м. [М.: Скит], Б.г.[1993]. С. 78.

Источник

Христианский смысл Нового года

Пред­но­во­год­нее обра­ще­ние сотруд­ни­ков «Азбуки веры»

Что самое важное в любом празд­нике? Ответ на такой вопрос кажется очень легким! На мысль сразу же при­хо­дят надежды и ожи­да­ния. Ведь перед встре­чей празд­ника нам непре­менно хочется, чтобы наши надежды оправ­да­лись, а ожи­да­ния вопло­ти­лись в жизнь. Но стоит отнять у чело­века само празд­нич­ное настро­е­ние и день празд­ника пре­вра­тится в самый обы­ден­ный день в повсе­днев­ных забо­тах.

Празд­ник всегда внутри чело­века. Не стоит пола­гать, что одни внеш­ние собы­тия (вклю­чая отдых от работы) могут стать реша­ю­щими для празд­нич­ного настро­е­ния. Если чело­век испы­ты­вает внут­рен­нюю дис­гар­мо­нию или глу­боко несча­стен, то ника­кие внеш­ние его душе собы­тия не могут сде­лать для него празд­ник лучше. Насто­я­щий празд­ник — это всегда празд­ник самой чело­ве­че­ской души, ее внут­рен­няя радость. А внут­рен­няя радость свя­зана с внут­рен­ним обнов­ле­нием. Без внут­рен­него обнов­ле­ния души празд­ник лиша­ется своего высо­кого смысла, при­но­сит чело­веку лишь вре­мен­ный отдых от повсе­днев­ных забот.

Празд­но­ва­ние Нового года выгля­дит по-осо­бен­ному. С одной сто­роны, это всего лишь про­стая смена вре­мени, обыч­ный хро­но­ло­ги­че­ский рубеж. В связи с этим у скеп­ти­че­ски настро­ен­ного чело­века всегда воз­ни­кает вопрос: что здесь празд­но­вать? Ведь наступ­ле­ние нового года само по себе не несет какой-то особой радо­сти, разве что напо­ми­нает о воз­расте. Но, с другой сто­роны, каждый чело­век, хоть сколько-нибудь зна­ю­щий и любя­щий свою исто­рию и куль­туру, ощу­щает в этом празд­нике свою при­част­ность чему-то важ­ному для себя и своей циви­ли­за­ции, чув­ствует нечто новое, что может влиять на его жизнь и лич­ность.

Новый год — не просто новый год. Новый год имеет свое вели­кое начало. И это начало свя­зано с вели­чай­шим собы­тием в исто­рии всей Земли — Вопло­ще­нием Бога. Каждый новый год есть год Новой Эры, ибо с при­ше­ствием Бого­че­ло­века Иисуса Христа для всего чело­ве­че­ства откры­лась Новая Эра — Эра Искуп­ле­ния, Спа­се­ния и Пре­об­ра­же­ния. Это и есть то новое, что из века в век несет в себе ново­год­ний празд­ник. Поэтому Новый год — не просто обыч­ный зимний вре­мен­ной интер­вал, а празд­ник наступ­ле­ния Новой Эры — Эры Цар­ства Божьего, кото­рое может полу­чить любой чело­век. Ведь Цар­ство Божье не при­хо­дит при­мет­ным обра­зом, но пре­бы­вает внутри нас. При­не­сен­ное на Землю Цар­ство Божье и есть та вечная радость, кото­рая может напол­нить новой жизнью чело­ве­че­скую душу. Эта радость выра­жает радость Нового Завета — нераз­дель­ного един­ства Веч­ного Бога и чело­века, Созда­теля и созда­ния, Творца и тво­ре­ния.

Ново­год­ний празд­ник имеет высший смысл. Его высший смысл заклю­ча­ется в нераз­рыв­ной связи с Рож­де­ством Бого­че­ло­века. Без Рож­де­ства Хри­стова Новый Год утра­чи­вает свое празд­нич­ное зна­че­ние, лиша­ется ощу­ще­ния новизны. И это отра­жа­ется в самой празд­нич­ной сим­во­лике, кото­рая оста­ется свя­щен­ной и по сей день.

Сим­волы Нового Года оста­ются Рож­де­ствен­скими сим­во­лами. Зеле­ная ново­год­няя ель сим­во­ли­зи­рует бла­жен­ную веч­ность, ибо Сам Иисус Хри­стос вновь открыл чело­ве­че­ству путь в рай. Звезда на вер­шине ели — неза­бвен­ная Виф­ле­ем­ская звезда, по кото­рой волхвы нашли путь к колы­бели Мла­денца Иисуса. Укра­ша­ю­щие ель свечи — символ Христа, став­шего Светом миру. Даре­ние подар­ков (прежде всего детям) вос­хо­дит к дарам волх­вов Богом­ла­денцу, при­нес­ших Ему золото, ладан и смирну. Даже образ Санта Клауса имеет хри­сти­ан­ский смысл. Он вос­хо­дит к свя­ти­телю Нико­лаю Чудо­творцу, спас­шему от бед­но­сти детей с помо­щью тайной бла­го­тво­ри­тель­но­сти. Вся ново­год­няя сим­во­лика — свое­об­раз­ный синтез хри­сти­ан­ских тра­ди­ций. Без хри­сти­ан­ских сим­во­лов и обра­зов празд­ник утра­чи­вает свое зна­че­ние. И именно хри­сти­ан­ские сим­волы делают празд­ник под­лин­ным празд­ни­ком, сооб­щают ему атмо­сферу радо­сти и новизны. Поэтому Новый Год можно назвать пред­две­рием Рож­де­ства.

Всту­пая в новый год от Рож­де­ства Хри­стова, будем пом­нить, что Сам Гос­подь сни­зо­шел в наш малень­кий и скром­ный мир. Он не оста­вил нас в неве­де­нии о Себе, но сооб­щил нам неоце­ни­мый дар Бого­по­зна­ния. Он открыл нам Себя как Бес­ко­неч­ную Любовь. Он явил нам Свое совер­шен­ное сми­ре­ние и кро­тость. Он дал нам пример все­про­ще­ния и доб­ро­воль­ной жертвы.

Совре­мен­ный мир все чаще отхо­дит от Христа и Его учения. Такой отход ведет к ката­стро­фам и кон­флик­там. Люди теряют спо­соб­ность любить, а значит, и пони­мать друг друга. Мы при­зы­ваем мир обра­титься ко Христу. Мы при­зы­ваем всех хри­стиан стать истин­ным обра­зом Осно­ва­теля нашей Бого­от­кро­вен­ной рели­гии. Мы при­зы­ваем всех пред­ста­ви­те­лей иных рели­гий про­явить инте­рес к позна­нию учения и Лич­но­сти Иисуса Христа, Живого Истин­ного Бога и Совер­шен­ного Чело­века. Мы наде­емся, что наш призыв не оста­нется тщет­ным и насту­па­ю­щий год при­не­сет вам больше радо­стей в позна­нии Бога.

Хотим закон­чить обра­ще­ние сло­вами свя­ти­теля Игна­тия (Брян­ча­ни­нова), напи­сан­ными более чем пол­тора века назад, но не поте­ряв­шими свою акту­аль­ность:

Скоро про­мчался (18)47‑й год, так же скоро про­мчится и 48‑й; скоро про­те­кут многие годы, пожи­рая друг друга, при­ходя на смену друг другу. И мы неза­метно про­ле­тим про­стран­ство жизни на кры­льях вре­мени, неза­метно при­ле­тим к самым вратам в веч­ность!… Ста­рюсь, — мне пред­став­ля­ется, что время сде­ла­лось тороп­ли­вее! Спешит, спешит!… Оста­но­вись! Дай нам вгля­деться в себя, и подроб­нее узнать волю Божию, при­го­то­вить себя к веч­но­сти, как к веч­но­сти! — Не вни­мает неумо­ли­мое! не удо­ста­и­вает умо­ля­ю­щих его — ниже взгляда! Летит!… Чело­веки! вам запо­ве­дал Бог: «бдите!» вам сказал Бог о вре­мени: «дние лукави суть» (…)

С ува­же­нием и любо­вью, сотруд­ники пор­тала «Азбука веры»

Источник

Новый год и Рождество

52055.p

Откуда на Руси пошла традиция праздновать Новый год, и можно ли праздновать его верующим людям?

Празднование Нового года в России имеет весьма непростую историю. Изначально это был церковно-государственный праздник, который приходился на начало сентября. С XV века главное торжество совершалось в Москве на Соборной площади Кремля, где с высокого помоста митрополит и великий князь возвещали об окончании года и поздравляли народ. Служился молебен, митрополит кропил князя и стоявших вокруг горожан, все поздравляли друг друга, в каждом доме устраивалась праздничная трапеза. Богатые люди в этот день раздавали нищим обильную милостыню, посылали еду — пироги, калачи, пряники.

Однако в ходе Петровских реформ празднование Нового года было перенесено на 1 января, как это было принято в Европе. А поскольку Рождество Христово отмечалось тогда за неделю до Нового года — 25 декабря, то Новолетие по сути дела оказалось совмещено с Рождественскими празднованиями — святками.

Но в 1918 году и этот порядок был нарушен очередной календарной реформой. Теперь Новый год в России стали отмечать уже на неделю раньше Рождества, в самый напряженный период Рождественского поста. Так родилась проблема, которую каждый православный христианин в России вынужден решать для себя и по сей день: праздновать или не праздновать Новый год?
Однозначного ответа здесь, наверное, не может быть в принципе. Церковные правила не запрещают верующим людям в постные дни собираться за праздничным столом. Более того, только в пост и празднуются такие великие церковные праздники, как Преображение Господне и Вход Господень в Иерусалим.

Конечно, Новый год — не церковный праздник, однако его тоже можно наполнить духовным смыслом и отметить пристойно и благочестиво. Например, во многих храмах нашей Церкви сейчас уже сложилась традиция: в новогоднюю ночь служить молебен, после которого прихожане собираются за общей, вполне постной, трапезой.

Откуда взялась новогодняя елка?

Традиция украшать ель к празднику родилась в Германии. По преданию, первые рождественские елки стали украшать на этой земле еще в VIII веке. Рассказывают, что однажды, в те далекие времена, святой Бонифаций проповедовал язычникам, которые жили в лесах и поклонялись деревьям, считая их божествами. Чтобы убедить их в ошибочности этого верования, Бонифаций срубил один из дубов, считавшихся священными. Когда срубленный дуб падал, он повалил на своем пути все остальные деревья и не тронул лишь маленькую ёлочку. Святой удивился этому чуду и воскликнул: «Пусть будет это дерево деревом Христа!» Конечно, это всего лишь легенда, однако и серьезные исследователи единодушно сходятся в том, что праздничная ель впервые появилась именно в Германии, причем в конкретной ее области — Эльзасе.

Письменные свидетельства о том, что под Рождество в Эльзасе ставили маленькие елочки, украшенные яблоками и облатками, но еще без свечей, датируются XVI в.
И если в иных германских землях издавна был известен обычай подвешивать елочки или другие деревца к потолку (иногда макушкой вверх, а иногда — вниз), то в Эльзасе искони это была только ель, и ее не подвешивали, а именно ставили на пол.

О том, что к 1770-м годам рождественская елка существовала уже в современном нам виде, свидетельствует Иоганн Вольфганг Гёте. В вышедшем в 1774 г. романе «Страдания молодого Вертера» он пишет: «Она приводила в порядок игрушки, которые приготовила к празднику своим младшим братьям и сестрам. Он заговорил о том, как обрадуются малыши, и припомнил те времена, когда неожиданно распахнутые двери и зрелище нарядной елки с восковыми свечами, сладостями и яблоками приводило его в невыразимый восторг».

В Россию обычай украшать новогоднюю елку пришел в несколько приемов. Новый год у нас стали отмечать по указу Петра Великого с 1 января 1700 года. В царском указе говорилось: «По знатным и проезжим улицам у ворот и домов учинить некоторые украшения из древ и ветвей сосновых, еловых и можжевеловых, чинить стрельбу из небольших пушек и ружей, пускать ракеты и зажигать огни. А людям скудным каждому хотя бы по древу или ветке на вороты поставить».

Но настоящая рождественская ель вошла в русские дома лишь спустя столетие, при императрице Александре Федоровне, ставшей супругой императора Николая I в 1817 году. Маленькие пучки еловых веток стали праздничным атрибутом на столах в Зимнем дворце в канун Рождества Христова, в память о сладкой для сердца бывшей принцессы Шарлотты родной Пруссии, где елочки с горящими свечками украшали все ее детство. За сто лет елка в России стала неизменным спутником зимних праздников.

Но в 1916 году рождественские елки на русской земле вдруг оказались в опале. Шла кровопролитная война с Германией, и Святейший синод призвал русских патриотов не ставить в домах колючие деревца, поскольку они пришли к нам из немецкой традиции.

А в 1918 году на елку ополчилась и советская власть — уже как на религиозный предрассудок. Тем не менее многие продолжали тайно праздновать Рождество и теперь украшение недавно запрещенной Синодом «немецкой» елки стало для русских людей исповеданием их веры во Христа.

Запрещенной елка оставалась до тех пор, пока у властей не появилась идея: праздновать с елочкой не Рождество, а Новый год. Серебряная восьмиконечная Вифлеемская звезда на верхушке елки стала красной пятиконечной, и под нарядными елками страна встретила новый, 1935 год от Рождества Христова. Так прекратились гонения на елочку в нашей стране, и с тех пор мы празднуем Новый год и Рождество в ее компании, даже не подозревая о том, каким долгим был ее исторический путь в наши дома.

Нужно ли поздравлять с Рождеством знакомых неверующих людей или вести себя так, будто этот праздник их не касается?

С любым праздником мы обычно поздравляем тех, с кем нас связывают искренние чувства. Поэтому тот, кто любит нас (или хотя бы относится к нам с уважением), скорее всего не оскорбится нашим поздравлением, даже если смысл праздника ему пока не понятен. И кто знает — быть может, сказанное в ответ «спасибо» станет для такого человека первым шагом к обретению веры.
Поздравлять же с Рождеством Христовым всех своих знакомых подряд, без разбора, наверное, нет смысла.

Источник

Новый год по-православному

Вы задаётесь вопросом, как отметить Новый год по-православному? В этой статье протоиерей Александр Авдюгин постарается ответить на него!

Отметить Новый год по-православному можно!

Слава Богу, что приближение Нового года среди тех, кто исповедует себя православным верующим, хоть всегда и вызывает массу вопросов, но обходится без вопрошения: «Во что одеваться в год рыжей мыши?» или «С кем знакомиться в ближайший год петуха?» Тут позиция у православных ясная и четкая: нельзя унижать образ Божий, то есть человека, до уровня несознательной твари, пусть красивой, нужной и любимой, но все же созданной в услужение человеку.

9074ea991550

Вопрос, который начнут (вернее, уже начали) задавать священникам на приходах, которым запестрят интернет-форумы, газетные статьи, радио и телебеседы, будет иного плана: «Как встречать Новый год в Рождественский пост?» Причем в разрешении этого камня преткновения зимнего периода очень часто требуют чуть ли ни соборного решения Церкви, дабы не разрушить мир в семье и не слышать претензии, что «неверный в малом и в великом неверен будет».

Возможно ли сочетание того и другого?

Ведь, с одной стороны, в «Правилах» Православной Церкви: «Аще кто приидет на праздник языческий или еретический, и будет вкушать лишь разрешенное, и тем лишь спразднует, отлучен да будет…», а с другой, апостольское: «Всякий поступай по удостоверению своего ума. Кто различает дни, для Господа различает; и кто не различает дней, для Господа не различает. Кто ест, для Господа ест, ибо благодарит Бога; и кто не ест, для Господа не ест, и благодарит Бога» (Рим.14:5-7).

Так как же соединить, например, обязательное, годами установленное посещение и поздравление неверующих родственников с отнюдь не скоромной трапезой и необходимость выполнения постовых предписаний? Как ответить ребенку на просьбу позвать деда Мороза, так как он и к Тане, и к Оксане, и Пете, на этой лестничной площадке живущих, обязательно с подарками придет?

Позволю себе не согласиться с весьма уважаемым пастырем и прекрасным проповедником отцом Дмитрием Смирновым, который предлагает следующий выход: «Если не хотите обижать неверующих домашних — начните пост на неделю раньше. Нужно сохранять трезвый взгляд. Самое существенное — любовь». Любовь действительно — «самое существенное», но ведь пост — тоже выражение любви, причем любви к Богу. Менять веками установленные «рамки» поста, значит идти на поводу протестантов, где благочестивые традиции не в чести.

Новый год и Рождество Христово

Говорить же сегодня о переносе даты начала Рождественского поста или Рождества, сколь бы ни были аргументированы эти предложения, изначально нет смысла. 7 января, то есть 25 декабря по старому стилю, было и останется православным Рождеством. В то же время игнорировать государственный праздник, да еще и повсеместно любимый, — значит поставить себя в маргинальную позицию и, что еще хуже, впасть в грех осуждения и превосходства. За негативными последствиями подобного отношения далеко ходить не надо. Вот одно из мнений, которое было высказано в моем интернет-блоге, когда обсуждалась эта тема:

21

«Новый Год — это пародия на Рождество Христово. Известно, что греческое слово «антихрист» означает не только «противо-Христос», но и «прежде-Христа». Значит, неправославный светский праздник, пародирующий Рождество Христово и предшествующий ему, заставляющий простых людей нарушать как постный режим, так и покаянное настроение поста — хлопушками, огоньками, салатами оливье и пенистым шампанским — является «антихристовым» в чистом виде»

Ни много ни мало — все те, для кого Новый год праздник, отправлены в воинство врага рода человеческого. Последователи столь одиозной позиции отнюдь не маргинальны и не редки. Некоторые православные издания осуждают новогодне-рождественские поздравления, направляемые священноначалием государственным структурам и руководителям, негативно воспринимаются благотворительные мероприятия Церкви, если они приурочиваются к новогодним дням. Приводится масса доводов о «неправославном» происхождении Нового года, о «языческом культе» Деда Мороза и Снегурочки и пр.

Неудивительно, что некоторые не в меру ретивые хранители «преданий старины глубокой» вносят в перечень несомненных грехов новогодний фейерверк, елочные украшения и маскарадные костюмы, причем страдают от этого прежде всего дети.

Скажите, как отнесется в будущем к Православию и Церкви ребенок или подросток, который, видя счастливые глаза и радостные лица своих сверстников, будет слышать от «воцерковленных» родителей лишь запреты, упреки и осуждение?

Несомненно, каждый праздник должен быть благочестив и не нести собой греховное начало. Необходим принцип: «что чрез меру — то от лукавого». Ведь не секрет, что нынче любое торжество обязательно сопровождается усиленным потреблением напитков отнюдь не способствующих нравственному началу.

«Ты что, уже с утра празднуешь?» — стало повсеместной фразой, как, впрочем, и сверхбойкая торговля спиртным в преддверии любых общих торжеств. Сочетание понятия «праздник» с неудержимым разгулом — беда давняя, но бороться с ним лишь запретными мерами — себе же во вред. Принцип «запретный плод сладок» срабатывает всегда.

Искать же где-то на стороне, в иных конфессиях или религиозных верованиях принцип симфонии народного или государственного праздника с православной традицией не надо. Он у нас у самих присутствует.

Все мы прекрасно знаем, что, например, праздник Рождества Иоанна Предтечи установлен церковью в день древнего торжества Ивана Купалы. Установлен промыслительно и с совершенно четкой целью: лишить этот день языческого содержания. И ведь это удалось. Несмотря на прыжки президентов некоторых постсоветских стран через костер, Иван Купала стал лишь этнографическим событием, да костюмированным маскарадом.

Шествуя путем фарисейского буквоедства, мы отбиваем у близких и неблизких всякую охоту и стремление перешагнуть церковный порог. Более того, совершенно не берется в учет и отбрасывается указание апостола Павла, что «Пища не приближает нас к Богу: ибо, едим ли мы, ничего не приобретаем; не едим ли, ничего не теряем» (1Кор. 8:8).

Смысл поста не в том заключается, чтобы не съесть чего-то скоромненького. В ином он, смысл этот — в памяти, что пред Богом ходим. Боюсь, что не радуем мы Божью любовь своей насупленностью, запретными мерами и стремлением создать из себя праведников-наблюдателей, которые свысока и с осуждением наблюдают за праздником большинства наших близких. «Любовь выше поста», — говорил святитель Тихон Задонский. Не понимать этого — значит шествовать по пути тех, кто сегодня закопал себя в Пензенской области в яму и с гордостью кричит чрез земляную дыру о своей праведности и «истинноправославности».

Надобно служить другим, а не заниматься самим собой. Если из-за твоего поста плачет ребенок, то в будущем, как бы ты не старался, он не будет прихожанином Православной Церкви, а твои родные между собой, что бы ты ни слышал (они ведь тебя любят), обязательно сделают вывод: «Вот до чего попы довели».

Рождественский пост — установление святоотеческое и он, безусловно, нужен и необходим в деле нашего личного спасения, но не будет «толку» в деле собственного духовного совершенствования, когда пост наш принесет горе и озлобленность.

Можно и нужно сочетать новогодние торжества и наше скромное ожидание Рождества Христова.

dmn4Помните: «Вот и дедушка Мороз, он подарки нам принес»? А разве святитель Николай подарки нужные не дарил? Загнали мы нынешнего Деда Мороза в Лапландию, а он-то с Николая Чудотворца списан. Или елочные новогодние гирлянды: они нынче в конце декабря замигают разноцветьем, именно тогда, когда звездочка Вифлеемская в преддверии Рождества зажглась. Детские хороводы (да и взрослые тоже) пред елкой — чем же они хуже ангельского пения «Слава в вышних Богу»? Или в словах руководства государственного в предновогодних обращениях не слышится просьбы: «И на земле мир, и в человецех благоволение»?

Разумное празднество допустимо, если оно несет радость людям. Главное, чтобы в меру все, по тому определению, которое преподобный Амвросий Оптинский предложил: «Смотри, Мелитона, — держись среднего тона; возьмешь высоко, будет нелегко, возьмешь низко, будет склизко; а ты, Мелитона, держись среднего тона».

Не в празднике грех, а в том, как праздновать. И если в новогоднюю ночь ты изначально помолишься, а в нашем граде молебные пения в храмах и этой ночью совершаются, постараешься простить всех и ни на кого зла не держать, то, затем смело можно и с Новым Годом поздравить, и бокал с шампанским пригубить, и дольку мандаринки скушать. Видя радостные лица наши, и Господь возрадуется.

Вместо же мирского тоста рекомендую вот эти слова митрополита Антония Сурожского прочесть:

«Новый год перед нами снова стелется как еще ничем не тронутая возможность. Внесем в этот год вдохновение, войдем в этот год с тем, чтобы творчески пройти прямым путем весь год. Будем идти вместе, будем идти дружно, будем идти смело и твердо. Встретится трудное, встретится и радостное: то и другое нам дает Господь. Трудное — потому что именно темное, горькое, мучительное нам посылает Господь, чтобы принести в это свет, радость, тишину; и светлое — чтобы и нам приобщиться свету, быть детьми света.

Будем идти вместе, заботливо, не забывая друг друга, и тогда к концу года, когда мы оглянемся, окажется, что проложена одна прямая стезя, что никто не упал на краю дороги, никто не забыт, никто не обойден, и что у многих в нашей малой общине и через нас — во всем мире — любовь, свет, радость».

И это будет по-православному!

Вы прочитали статью Новый год по-православному. Читайте также:

Священник Дмитрий Шишкин

Вот уже лет двадцать, как нет в моей жизни Нового года. И даже не потому, что праздник этот «не православный», нет. Уже задолго до моего воцерковления от Нового года остались только «рожки да ножки»: слякотная суета последних дней, классическое обжорство, отупляющая пестрота экрана, китайская канонада – салют Поднебесной – и… всё.

resize of newyear Новый год: отметить так, чтобы назавтра не мучила совесть

Протоиерей Александр Ильяшенко

Отмечать ли Новый год в самый разгар поста? Как отметить этот праздник? Отмечают ли Новый год священники? Что делать, если застольные беседы не вполне благочестивы? Поздравлять ли коллег и друзей-католиков с католическим Рождеством?

Источник

Встречать ли Новый год?

36119.p

Приближается Новый год и следующие за этим праздником продолжительные выходные. К сожалению, в это время вся страна без меры пьет и ест, и единственным отвлечением от застолья для многих становится просмотр всевозможных пошлых шоу и «голубых огоньков» по телевизору. Жизнь словно бы замирает.

Чтобы понять, отчего в современной России празднование Нового года возведено в культ, почему для нецерковных людей этот праздник стал чуть ли не самым главным праздником года, необходимо сделать небольшой исторический экскурс.

До Петра I и церковный, и гражданский календарь в России начинался с 1 сентября. Церковь и сейчас начинает церковный годичный круг сентябрем. Петр постановил отмечать Новый год с 1 января – на западный манер. Новый год был праздником светским и приходился на святки – дни после Рождества Христова. И поэтому не было никакого греха в череде святочных дней отмечать и новолетие, вкушая скоромную пищу и вино. После революции 1917 года была проведена еще одна календарная реформа: вместо юлианского был принят григорианский календарь (новый стиль), так что празднование Нового года стало выпадать на конец Рождественского поста. Поэтому возникла проблема для людей, соблюдающих духовные традиции: как праздновать Новый год и праздновать ли его вообще?

Празднование Нового года сейчас совершается с гораздо большим размахом и сопровождается большим пьянством и разгулом, чем в советское время. Оно и понятно. Сначала советская власть отняла у людей церковные праздники и насадила свои, пролетарско-революционные, которые народ, за неимением других, и отмечал. Но с падением советского строя революционные даты отошли в прошлое, и из прежних праздников остался практически один Новый год. «А душа, – как говорил герой В.М. Шукшина в фильме «Калина красная», – хочет праздника».

Но незнакомая с духовными русскими традициями душа, несчастная, лишенная настоящих праздников, думает, что отмечать торжество можно только пьянством и безудержным весельем.

Немного отвлекусь и расскажу небольшую историю, также связанную с утратой духовных традиций. Рассказал ее один священник.

Как-то, гуляя по кладбищу, он увидел на одной могиле открытку. Рядом в вазе стоял свежий букет цветов. Это была могила женщины, которая прожила чуть больше 30 лет. Он нагнулся и прочитал открытку. На ней было написано: «Дорогая мамочка! Поздравляем тебя с Днем рождения! Мы тебя помним и очень любим». И этот батюшка подумал: «Бедные советские дети! У них отняли веру, отняли Церковь. Они не знают, чего ждут от нас наши усопшие, как правильно относиться к смерти». В этом трагедия нашего народа – в разрыве с традициями, духовным опытом. Все это было почти полностью сметено бульдозером более чем 70-летнего атеизма.

Но вернемся к новогоднему празднику. Конечно, отмечать Новый год пьянкой и гулянкой – обычай советский, а никак не русский православный. И нужно нам от этой вредной традиции избавляться и возвращаться к праздникам настоящим, христианским. Тем паче что Рождество у нас сейчас, слава Богу, всегда является выходным днем, а значит, праздновать его никто не мешает. Не нужно придавать празднованию Нового года такое первостепенное, порой просто мистическое значение. Новый год в дореволюционной России всегда был неразрывно связан с Рождеством, просто этот праздник стоял в череде рождественских дней, и, конечно, никто его так широко и торжественно особо не отмечал.

Кстати, интересный факт: в 1920-е годы большевики боролись с традицией ставить и украшать на Новый год елки. Одна знакомая мне женщина, родившаяся еще до революции (ныне уже покойная), вспоминала, как советская власть вела борьбу с елками как с непременным атрибутом рождественского праздника. Ведь елку до революции наряжали перед Рождеством, и на Новый год она, естественно, уже была в доме. Так вот, был период, когда елка в целях борьбы с религией была запрещена. И вновь разрешили ставить елки уже в 1935 году.

Как же относиться людям православным ко всеобщему безудержному веселью и пьянству в новогодние дни? Никого не следует осуждать, но и самим в этом не участвовать. Мы готовимся к Рождеству, ожидаем этот второй по значимости и торжественности православный праздник и будем помнить, что идут дни поста Рождественского, который мы приносим как наш скромный дар к яслям родившегося Спасителя мира. Хотя, конечно, всероссийская новогодняя феерия порядком отвлекает нас от поста, создает нам определенные трудности. Например, в последних числах декабря люди начинают сметать с прилавков мясо, другие скоромные продукты и выпивку. В магазинах и на рынках в это время лучше не появляться: потеряешь уйму времени и сил. Также в новогоднюю ночь почти нереально уснуть из-за взрывов и хлопков петард и криков празднующих соседей. А у кого-то и в семье есть любители отметить с шумом приход Нового года. Но мы знаем, что православным христианам всегда было непросто и им всегда мешали праздновать праздники и соблюдать посты. Вспомним недавнее время, когда в сам день Рождества далеко не все желающие могли пойти в храм, если только праздник не приходился на субботу или воскресение. А так 7 января по новому стилю было обычным рабочим днем. Так что грех жаловаться, потому что можем мы сейчас и поститься, и молиться, и ходить ночью на Рождественскую службу.

Некоторые православные люди занимают очень крайнюю, строгую позицию: Новый год – праздник бесовский, богомерзкий. Эта позиция вполне объяснима, ведь Новый год всегда сопровождается телебеснованием и пьянством – об этом мы уже говорили. Однако полностью отрицать Новый год и видеть в его праздновании один грех нельзя. Просто не нужно подменять им Рождество и бесчинствовать постом. Ведь мы, православные люди, являемся гражданами своей страны. И хотим этого или не хотим, живем по новому, григорианскому, календарю, строим нашу жизнь и трудовую деятельность по календарю гражданскому. Например, отправляемся в отпуск, сдаем отчеты по работе в конце года по новому, а не по старому стилю. Поэтому не является грехом проводить старый год, подвести итоги, поблагодарить Бога и, конечно, помолиться, вступая в новолетие. «Благословиши венец лета благости Твоея!» (Пс. 64: 12). По всем храмам Русской Православной Церкви служатся молебны, чтобы мы все имели возможность попросить у Господа благословение на год грядущий. Знаете, весьма заезженная фраза – новогоднее пожелание: «Как встретишь Новый год – так его и проведешь» – содержит в себе немалую долю правды. Кто-то под Новый год идет в храм со всей своей семьейи молится за новогодним молебном, чтобы призвать благословение и помощь на все свои дела, и потом за скромной трапезой вспомнить с благодарностью уходящее лето (в этом году ночь под Новый год приходится на субботу, когда Уставом разрешается даже рыба). А кто-то проведет новогоднюю ночь (да и всю последующую неделю) в телеалкогольном угаре. И получится, как в одном анекдоте про миллениум: мужчина просыпается с ужасного похмелья после новогодней ночи, еле-еле разлепляет веки, идет к зеркалу и, долго глядя на свое опухшее, заплывшее, помятое лицо, говорит: «Так вот ты какой, человек третьего тысячелетия!» Очень не хочется, чтобы лицо русского человека третьего тысячелетия было именно таким. Плохо, неудачно начав какое-нибудь дело, мы долго не можем войти в правильный ритм, колею. И многие, начав год с пьянки и безделья, усваивают этот стиль на все последующие месяцы. И наоборот, как гласит пословица: «Хорошее начало – полдела откачло»: начав год с молитвы, с просьбы о помощи Божией, будем надеяться, что Господь не оставит нас в год грядущий и благословит наши труды и дела.

Позвольте, я немного расскажу о том, как обычно отмечает Новый год наша семья. 31 декабря вечером я служу в храме новогодний молебен. Супруга с детьми также, конечно, идет в церковь. А потом у нас есть традиция: каждый год мы с друзьями… нет, не идем в баню, а собираемся у них на даче в Подмосковье и отмечаем Новый год там. Мой кум и однокашник по семинарии протодиакон Алексий живет за городом и приглашает нас с детьми к себе. Семья у него большая – четверо мальчиков, и детям очень весело бывает вместе. За городом особенно хорошо встречать Новый год еще и потому, что в Москве в новогоднюю ночь заснуть практически невозможно, а в дачном поселке, хотя тоже шумновато, но гораздо спокойнее. Так вот. Обычно мы все вместе готовим постную трапезу и перед молитвой «Отче наш» поем еще «Царю небесный» и «Многая лета». После этого садимся и разделяем скромную дружескую трапезу, общаемся, вспоминаем уходящий год. А еще в эту ночь мы с детьми ходим в лес, где ребята делают из снега пещерки, ставят внутрь свечки и смотрят, чья свеча будет гореть дольше.

К сожалению, мы поставлены в такие условия, что в новогоднюю ночь, хочешь – не хочешь, приходится бодрствовать: уснуть можно разве что со снотворным и уже под утро. Поэтому и православные люди вполне могут посидеть вместе за столом, поговорить, но при этом, конечно, помня, что пост еще не окончен.

В дружеском застолье, общении нет ничего скверного, и Новый год тоже повод собраться вместе, подвести итоги, помянуть былое. Ведь праздники церковные мы празднуем и постом. Например, Преображение Господне, Вход Господень в Иерусалим всегда празднуются в пост. Но отмечаются они скромно, по-постному и, конечно, с молитвой. Они дают нам возможность подкрепиться перед следующей частью поста. Конечно, Новый год вовсе не церковный праздник, но его можно наполнить духовным смыслом и отметить вполне по-православному. Хотя можно, конечно, вообще не отмечать Новый год, ограничиться новогодним молебном. Это тоже допустимо.

Еще одна проблема: новогодние школьные каникулы – традиционно время всевозможных детских елок, утренников и театрализованных праздников. Как быть с детьми, можно ли им посещать эти мероприятия?

Обычно большинство новогодних елок в детских садах и школах проходят еще до Нового года, до начала каникул. Как правило, дети бывают задействованы в постановке этих праздников и поэтому волей-неволей в них участвуют. Я не вижу ничего душевредного в детском утреннике с Дедом Морозом, Снегурочкой и раздачей подарков; к тому же, если все дети принимают участие в празднике, а мы запретим нашим чадам его посещать, то они будут чувствовать себя обделенными. Хотя вполне допускаю, что современные детские праздники могут содержать какие-то неприемлемые для православных детей моменты. Это надо узнать заранее, и, если это так, лучше уклониться от участия в утреннике. Все детские мероприятия и праздники желательно посетить до 2 января (когда усиливается Рождественский пост).

Некоторые «ревнители Православия» принципиально не отмечают Новый год 1 января, но празднуют так называемый «старый Новый год» 14 января, то есть новолетие по старому стилю. Честно говоря, не вижу в этом никакого смысла. Ведь наша светская жизнь, а также жизнь страны и всего мира строится по новому, гражданскому календарю. А на святки и так приходится немало праздников: Собор Пресвятой Богородицы (26 декабря / 8 января), память преподобного Серафима Саровского (2/15 января) и, конечно, Обрезание Господне и память святителя Василия Великого – в сам день 1/14 января.

Интересно, что в Греции роль рождественско-новогоднего старца, который раздает детям подарки, традиционно усваивается не святителю Николаю (Санта Клаусу), как в западных странах, и не Деду Морозу, как в России, а святителю Василию. Так как его память приходится как раз на новолетие. Там он именуется Агиос Василис. Подобно Санта Клаусу, изображается с белой бородой и в красно-белом одеянии.

Напомню, что Греческая Церковь живет по новому стилю. Церковный календарь в Греции совпадает с гражданским, и Новый год они празднуют уже после Рождества.

Наши города и веси в новогодние каникулы цепенеют, очень сложно в это время заниматься какими-то делами вне дома, так как многие организации прекращают работу. Многих это всеобщее бездействие очень утомляет и раздражает. Но и это время можно провести с пользой. Современному семейному человеку остается очень мало времени для общения с семьей. Папы, да и многие мамы, целыми днями работают, а вечером сил и времени остается только на то, чтобы покормить детей, проверить у них уроки и уложить спать. И время довольно длительных зимних каникул очень хорошо посвятить общению с детьми и близкими. Можно также заняться изрядно запущенными делами домашними, навести порядок в доме перед Рождеством.

Думаю, что когда на Руси Новый год начинался 1 сентября, народ не проводил это время в праздности и безделье. Ведь Россия была страной, полностью зависящей от сельского хозяйства, а сентябрь – это время сбора урожая и подготовки к зимовке. А праздником, к которому было приурочено окончание полевых работ, был день празднования Покрова Богородицы (1/14 октября). Недаром традиционно на этот праздник приходилось много свадеб. Наступало время затишья в сельских работах до весны, и можно было подумать о создании семьи.

Как-то я размышлял над новогодними вопросами и пришел к выводу, что для нашей страны, конечно, сентябрьский Новый год являлся самым правильным. К сентябрю заканчивается годичный природный цикл. Плоды созревают, их убирают, и природа начинает готовиться к зимнему отдыху, чтобы весной вновь ожить для нового плодотворения.

Часто прихожане спрашивают меня, как быть, если в семье есть невоцерковленные родственники (иногда почти вся семья невоцерковлена), которые любят отмечать Новый год пышным застольем и не мыслят новогоднюю ночь без телевизора? Как не обидеть их, но и не навредить душе, не нарушить спокойное течение поста?

Здесь необходима немалая мудрость, рассудительность. Нужно найти золотую середину, чтобы и не обидеть родственников, не поссориться с ними, но и не повредить себе.

Представим, что какой-нибудь человек, православный христианин, живет с ближайшими родственниками в одной квартире (а ведь очень часто бывает, что и в супружеских парах одна половина верующая, а другая нет), и его нецерковные родные хотят отметить Новый год, «чтобы все было как у людей». С салатом оливье, холодцом, жареной курочкой и, конечно, обильной выпивкой. И, разумеется, главным украшением стола в Новый год, как когда-то заметил почтальон Печкин, для них является телевизор. Что же, верующему человеку забиться в самый дальний угол, демонстративно отвернуться от голубого экрана и, подобно фарисею из евангельской притчи, повторять про себя: «Я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи…»? Нет, это будет не по-христиански. У апостола Павла есть такие слова: «Мы, сильные, должны сносить немощи бессильных и не себе угождать. Каждый из нас должен угождать ближнему, во благо, к назиданию» (Рим. 15: 1–2). Конечно, все это очень непросто. Христианин, имеющий нецерковных родственников, находится как бы на передовой духовной борьбы. Нужно понимать, что привести их к Богу мы можем только любовью и молитвой за них. Люди они немощные, как говорит апостол, «бессильные», значит, нужно нам понести и их немощи. Нам уже дано познать радость православных праздников, а кому-то еще нет. Остается им только посочувствовать. Итак, что же нам делать? Думаю, что если мы немного посидим за столом, по возможности соблюдая пост (можно заранее помочь родственникам в приготовлениях к празднику и сделать пару постных салатов), греха в этом не будет. Также, подняв бокал с шампанским, можно произнести тост о благодарности Богу за все, что было в уходящем году. Ведь христианин, разделяя застолье с людьми, далекими от духовных вопросов, вполне может как-то одухотворить это празднование. Сказать людям о настоящем смысле празднования новолетия, побеседовать о грядущем Рождестве Христовом. Ведь люди сейчас просто разучились праздновать, даже не умеют говорить нормальные пожелания и тосты. Светские праздники – это зачастую сплошное празднословие и «перемывание костей» ближним.

Конечно, некоторые православные сочтут и выпитый бокал шампанского в новогоднюю ночь грехом, но, например, когда я учился в семинарии, после новогоднего молебна семинаристы шли в столовую на ужин (естественно, постный), где братии также предлагалось «утешение» – бокальчик шампанского.

Отмечая Новый год с нецерковными близкими, конечно, нужно соблюдать меру. Совершенно необязательно просиживать за столом всю ночь и до конца участвовать в шумном веселье. Отдав дань уважения близким, можно под предлогом усталости удалиться, чтобы отдохнуть (если получится) или помолиться, почитать.

Кстати, похожее предписание мы находим в канонических правилах для священников. Когда на свадьбе веселье уже переходит известную меру и начинаются всевозможные пляски, в которых недопустимо принимать участие священнослужителю, каноны предписывают батюшке откланяться и уйти с торжества. Но при этом не сказано, что священник должен обличать гостей и призывать всех к порядку.

Если родственники не очень возражают против вашего отсутствия в новогодний вечер, возможен такой вариант: пойти в гости к православным друзьям и отметить Новый год с ними.

Есть еще один выход, но он приемлем в основном для жителей Москвы. В нашем стольном граде уже не один год в нескольких приходах существует такой обычай: в ночь с 31 декабря на 1 января служится ночная служба. К литургии обычно присоединяют ектеньи, молитвы, Апостол и Евангелие из новогоднего молебна. Знаю, как минимум, три таких места. Это, конечно же, Сретенский монастырь, также храм Живоначальной Троицы в Хохлах и Николо-Перервинский монастырь. Вообще многие православные стремятся встретить наступление Нового года молитвой.

Некоторые священники специально ставят себя в богослужебное расписание 1 января. Весьма символично, что 1 января по новому стилю – память святого мученика Вонифатия. А 2 января – день памяти святого праведного Иоанна Кронштадтского. Обоим этим святым молятся за страдающих от недуга пьянства. Помолимся и мы о тех несчастных, кто, не зная меры, пьянствует в Новый год. А для многих такое «празднование» оканчивается в больнице или морге. В новогоднюю ночь в России замерзают до смерти тысячи пьяных людей, а еще большее количество остаются калеками, на всю жизнь теряют здоровье, лишаются рук, ног из-за обморожения.

Желаю всем посетителям сайта в новом году быть всегда с Богом, и Господь не оставит нас! Самое плохое происходит, когда человек отходит от Источника Жизни, от Отца Небесного. И еще хочется пожелать всем не каких-то земных благ, а самого главного: мира и любви в сердцах и семьях. Ведь только тогда, когда люди имеют мир и любовь, они счастливы.

И еще будет не лишним напомнить: пост еще не окончен и после Нового года будет продолжаться еще шесть дней, а в последние пять дней, даже в воскресный день, он станет строже – не благословляется вкушение рыбы.

Православные знают: конец поста часто сопровождается немалыми искушениями. Происходит это потому, что падшие духи хотят посмеяться над нами и испортить нам подвиг поста, вовлекая в ссору или искушая предаться печали и унынию. К тому же, условия для этого весьма благоприятные. К концу поста христианин может ослабеть или, наоборот, успешно пройдя почти весь пост, впасть в некую эйфорию. Этой-то самоуверенностью и пользуются бесы. Как говорится, «не говори “гоп!”, пока не перепрыгнешь». Так что будем на чеку, и дай нам всем Бог сил пройти остаток пути без преткновения и с радостью встретить Рождество Христово!

Источник

Adblock
detector