Меню

праздник который всегда с тобой смысл

Откуда пошло выражение «Праздник который всегда с тобой»?

rating onrating onrating onrating on rating on

Фраза «Праздник, который всегда с тобой» уже прочно вошла в словесный обиход. Ее используют, когда хотят сказать о чем-то, что радует или поднимает настроение. Например, это может быть приятное, ностальгическое воспоминание. Хотя этой фразой в речи пользуются многие, но мало кто знает, как она вошла в русский язык.

Молодой и полный жизненной энергии Эрнест Хемингуэй в качестве корреспондента газеты «Торонто Стар» отправляется в Париж. Здесь он, благодаря влиянию своих друзей, решает стать писателем. Также в Париже Эрнест начинает вести свои заметки.

Читая эту книгу, читатель может перенестись в Париж 20-х годов прошлого столетия, увидеть то окружение, в котором очутился Хемингуэй. Для него, исходя из воспоминаний, Париж нечто больше, чем просто город. Наверное, до конца своей жизни он постоянно в мыслях возвращался в Париж. Кстати, попасть в Париж можете и вы. Пройтись по памятным хэмингуэевским местам, почувствовать то, что чувствовал этот великий писатель.

И вот, спустя несколько десятков лет Хемингуэй вновь отправился в Париж и остановился в отеле «Риц». Здесь он нашел свой старый чемодан с мемуарными записками. Он начал обрабатывать и переписывать свои записи, но так эту работу так и не успел закончить. Четвертая жена Хемингуэя — Мэри Уэлш продолжила работу над будущей книгой мемуаров своего мужа после его смерти.

Однажды Мэри в разговоре Хемингуэя с его приятелем Аароном Хотчнером услышала фразу: «Если тебе повезло в молодости жить в Париже, то, где бы ты ни очутился потом, он остается с тобой, потому что Париж — это переходящий праздник». Так в Мэри Хемингуэй и родилась идея названия книги, которое в переводе на русский язык звучит как: «Праздник, который всегда с тобой».

Источник

Чьё выражение «праздник, который всегда с тобой»?

%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B7%D0%B4%D0%BD%D0%B8%D0%BA6

Очередное издание книги «Праздник, который всегда с тобой»

Выражение — заглавие книги воспоминаний Эрнеста Хемингуэя о его жизни в Париже с 1922 по 1928 год. Книга не была закончена и озаглавлена автором, её дописала после его смерти вдова Мери Вэлш Хемингуэй.

«Мэри писала: «После смерти Эрнеста я нашла рукопись „Праздника“ в синей коробке в его комнате в нашем доме в Кетчуме, вместе с проектом предисловия и списка названий — это была заключительная работа, которую Эрнест сделал для книги». С помощью Хотчнера и редактора «Скрибнерс» Гарри Брэга наследница выпустила ее в свет в 1964 году. Названия не было, Скрибнер предложил «Парижские очерки», но Хотчнер и Мэри остановились на том, которое все знают: A Moveable Feast. (Хотчнер утверждал, что Хемингуэй в разговоре с ним употребил это выражение применительно к Парижу.) Его прекрасно перевели на русский — «Праздник, который всегда с тобой», хотя в подлиннике оно более многозначно: Moveable Feast означает «переходящий» религиозный праздник, наподобие Пасхи, а также «волнующий праздник» (Максим Чертанов Максим «Хемингуэй»)

Эрнест Хемингуэй (21 июля 1899 — 2 июля 1961)

%D1%85%D0%B5%D0%BC%D0%B8%D0%BD%D0%B3%D1%83%D1%8D%D0%B9

Автор «Праздника, который…»

«Когда у нас был один Хемингуэй — нет, конечно, не тот, официальный, друг трудящихся и великий гуманист, а тот, в свитере, что глядел на нас с портрета: Папа Хэм — «свой мужик», похожий на советского геолога или антисоветского барда, ироничный, сдержанный, мудрый, — в остальном мире давно существовал другой: неврастеник, позер, патологический лжец, под фальшивой брутальностью скрывающий массу комплексов, талантливый, но рано исписавшийся алкоголик» (М. Чертанов)

Источник

Рецензия на книгу Эрнеста Хемингуэя «Праздник, который всегда с тобой»

30d61b55bbfca1dd2b0deec8768d6d93

В Хемингуэе меня поражает и вдохновляет его вера в силу творчества и искусства, его отказ от сделки между творческой деятельностью писателя и коммерческой выгодой, в его ценностной системе слово должно служить правде и только правде, он не соглашается подделывать свои произведения для повышения их рейтинга и популярности среди читателей, издателей, и он порицал своих коллег, которые могли ломать свой стиль и писать «нужные темы» во имя выгоды.

Период жизни в Париже Э.Хемингуэй называет одним из самых счастливых в своей жизни, хотя в то время у него не было ни славы, ни достаточно денег, зато у него была любимая жена и кроха-ребенок, его любимое и значимое дело, к которому он подходил самоотверженно трудолюбиво, и целый Париж с соседними регионами Европы, куда он выезжал с семьей, – Париж, вдохновлявший его, ставший плодотворной почвой, в которой талант Хемингуэя пустил корни и дал первые творческие всходы.

«Если тебе повезло и ты в молодости жил в Париже, то, где бы ты ни был потом, он до конца дней твоих останется с тобой, потому что Париж – это праздник, который всегда с тобой.» Париж предстает городом молодости и красоты, в котором можно жить всего за 5 долларов в день, скопления кафе, где парижане как будто обитают большую часть времени, работают (как делал сам Хемингуэй, заказывая чашечку кофе и не отвлекаясь до того момента, пока не завершит рассказ), где легко не планируя можно повстречать друзей или знаменитостей, город библиотек и скачек. Таков Париж Хемингуэя!

Источник

Мендельсон М.О. Анализ романа «Праздник, который всегда с тобой» Э. Хемингуэя

Страстное желание рассказать о Париже начала 20-х годов возникло у Хемингуэя тогда, когда он впервые поселился в этом городе. Но молодой писатель еще не мог в ту пору запечатлеть облик Парижа, ибо знал этот большой, сложный и прекрасный город недостаточно хорошо [впоследствии об этом времени, проведенном в Париже, вышел роман Эрнеста Хемингуэя «Праздник, который всегда с тобой», анализ которого приводится ниже — прим. http://hemingway-lib.ru]. В Париже начала 20-х годов Хемингуэй писал главным образом о родном Мичигане и о войне.

В книге «Зеленые холмы Африки» (1935) повествуется о том, как, читая Толстого, автор вдруг вспомнил о знакомом ему Париже. Он вспомнил квартиру, в которой жил («во дворе, где была лесопилка»), и запах опилок, и безденежье, угнетавшее его с женой весь тот год. Вспомнил, как они «питались луком и пили кагор с водой».

Однако и тогда не пришло еще время рассказать о Париже, где писатель начинал свою творческую жизнь.

Немного позднее, в знаменитом рассказе «Снега Килиманджаро» (1936), Хемингуэй изобразил литератора, который в предсмертном бреду говорит о самом себе: «Да, он никогда не писал о Париже. Во всяком случае, о том Париже, который был дорог ему».

В облике героя «Снегов Килиманджаро» — писателя Гарри безусловно есть много такого, что Хемингуэю было чуждо и. даже враждебно. И все же мысли, которые терзали Гарри в последние его часы, позволяют в какой-то мере судить о том, какой Париж был «дорог» не только этому человеку, трагически загубившему свой талант, но и самому Хемингуэю, находившемуся тогда в расцвете творческих сил.

Гарри с любовью и тоскою думает о Париже, где есть «развесистые деревья, оштукатуренные белые дома с коричневой панелью внизу, длинные зеленые туши автобусов на круглой площади», о городе с запахом «грязного пота, и нищеты, и пьянства». Ему мил Париж, где живут потомки коммунаров, которым политика дается легко. Он с нежностью и мукой вспоминает о том, как в винной лавчонке «написал свои первые строки».

Нет сомнений, что и автор «Снегов Килиманджаро» на протяжении многих лет мечтал поведать своим читателям о том Париже, который был так близок ему после первой мировой войны. Шли годы, а «из души Хемингуэя не уходила память о нелегком начальном этапе его литературной жизни, о днях и неделях, когда приходилось недоедать, о его первой жене Хэдли, о добрых и не столь уж добрых знакомых, с которыми приходилось встречаться в этом огромном городе.

Да, картины грудной и счастливой жизни в Париже в годы ранней молодости неизгладимо врезались в сознание Хемингуэя. Случилось, однако, так, что книга «Праздник, который всегда с тобой» родилась лишь незадолго до безвременной смерти художника.

Трагические ноты, присущие последнему этапу творческой жизни Хемингуэя, давали себя знать тогда снова и слова. Писатель не смог рассказать все то, что хотел, о Париже, который был ему мил и дорог. По всей очевидности, он не успел «пройтись» но своей книге, как собирался.

Но вот это произведение перед нами.

«Праздник, который всегда с тобой» — книга воспоминаний. Она состоит из очерков, посвященных отдельным эпизодам из жизни самого Хемингуэя, а также разным лицам, с которыми он встречался в Париже в 20-х годах. Однако это произведение не распадается на разрозненные сцены и картинки. Оно пронизано одним настроением, стойким лирическим чувством.

Мы вновь познаем радость встречи с хемингуэевской прозой. Многие страницы «Праздника, который всегда с тобой» заставляют нас видеть все, о чем повествует автор, с удивительной выпуклостью, как бы стереоскопически.

В центре книги — образ самого писателя, человека чрезвычайно требовательного к себе, подкупающего своей работоспособностью и неизменной преданностью высокой задаче писать правдиво. Вспоминая в своей «Автобиографии» как раз те годы, о которых повествуется в «Празднике, который всегда с тобой», Линкольн Стеффене приводит замечание Хемингуэя: писать «чертовски трудно, и я еще не научился этому, но научусь».

Важнейший образ книги, цементирующий все повествование в одно целое, — это образ художника, не терпящего ни малейшей фальши, чуждого компромиссам, тем отступлениям от идеала правды в искусстве, на которые идет, например, Фицджеральд.

Некоторые главы книги написаны как новеллы. В них столь же точно передан «цвет» времени и места, как в некоторых из лучших рассказов Хемингуэя 20-х и 30-х годов. В них так же выразительно изображены живые люди.

В рассказе о голодающем писателе, которого пустой желудок заставляет особенно остро и резко видеть все окружающее, блестяще воспроизведены реальные чувства реальных людей. Вместе с тем иногда где-то на втором плане угадывается облик богатой Америки, не очень-то склонной бережно опекать своих литературных сыновей, но всегда готовой эксплуатировать их славу.

Новеллами можно назвать и некоторые зарисовки отношений героя — начинающего писателя с его женой. Им живется не очень комфортабельно, но сколько счастья дает молодым супругам верная любовь, как укрепляет их силы ощущение, что творческий труд приносит свои плоды. А между тем на горизонте уже появляются первые предвестники бури, которая разрушит союз двух хороших людей.

Все, кого интересует проблема становления Хемингуэя-художника, найдут в книге интересный материал о литературных влияниях, которые испытывал писатель на заре своей творческой жизни.

Из книг Хемингуэя 30-х годов (и прежде всего из «Зеленых холмов Африки») мы уже знаем о любви писателя к русской литературе, в особенности к творчеству Толстого и Тургенева. «Праздник, который всегда с тобой» подсказывает мысль, что роль русских писателей в становлении эстетического кредо Хемингуэя была еще более значительной, чем это казалось раньше. Недаром автор говорит: «Сначала русские (писатели. — М. М.), а потом и все остальные. Но долгое время только русские».

Большое место в книге занимают воспоминания Хемингуэя о встречах с американскими литераторами: Скоттом Фицджеральдом, Гертрудой Стайн, Эзрой Паундом м другими, а также с некоторыми английскими писателями.

Особенно много места уделено Фицджеральду. Этот выдающийся американский романист, к сожалению, еще мало у нас известен. То, что сообщает о нем Хемингуэй, может показаться непомерно окрашенным субъективизмом. Полезно будет поэтому остановиться на некоторых особенностях жизни и творчества этого писателя.

За свою не очень долгую жизнь Френсис Скотт Фицджеральд (1896 — 1940) создал сотни полторы новелл и четыре завершенных романа (пятый роман остался незаконченным). Но Хемингуэй прав, отмечая, что из всего творческого наследия писателя особенно большую ценность представляют два романа (он, несомненно, имел в виду романы «Великий Гэтсби», 1925, и «Ночь нежна», 1924) и отдельные рассказы.

Подобно Синклеру Льюису, Шервуду Андерсону, Рингу Ларднеру, Томасу Вулфу и самому Эрнесту Хемингуэю, Скотт Фицджеральд принадлежал к тому замечательному поколению американских прозаиков — критических реалистов, которое вошло в литературу в третьем десятилетии этого века или чуть раньше, то есть во время или после первой мировой войны, в годы, когда весь мир был потрясен революционными событиями в Россини. Крупнейшая заслуга этих прозаиков заключается в том, что еще в 20-х годах они — вместе с американскими писателями более старшего поколения Теодором Драйзером и Эптоном Синклером — сумели уловить симптомы морального распада и гниения в американском буржуазном обществе, которое, казалось бы, после окончания мировой войны вступило в пору еще невиданного подъема и расцвета.

В своих лучших произведениях Фицджеральд с глубокой убедительностью и незаурядной художественной силой показал, как американские богачи — самовлюбленные и бездушные — растаптывают любовь и жизнь людей, стоящих ниже их на общественной лестнице. Сам писатель сказал как-то о себе, что он всегда будет хранить в сердце «неизменное недоверие и враждебность к классу праздных людей». Впрочем, добавил Фицджеральд, «это не убежденность революционера, а затаенная ненависть крестьянина».

Временами автор «Великого Гэтсби» называл себя человеком, «симпатизирующим левому крылу» в политической жизни США. И все же многие годы Фицджеральд провел в кругу богатых людей и от них воспринял привычку жить на очень широкую ногу. А это сказалось на его творческой судьбе самым безотрадным образом.

Переписка Хемингуэя и Фицджеральда ясно показывает, как обеспокоен был Хемингуэй тем, что его друг и соратник по литературе недостаточно систематически работал над серьезными произведениями. О своей тревоге Хемингуэй считал себя вправе откровенно говорить самому Фицджеральду. Так, одно его письмо товарищу по профессии, относящееся к середине 30-х годов, содержит такие суровые, даже жестокие слова: «Из всех людей на свете тебе более всего нужна была дисциплина в труде, а взамен этого ты женился на женщине, которая ревнует тебя к твоей работе, хочет соревноваться с тобой и губит тебя». И далее: «Конечно, все это не так просто, как кажется, и я подумал, что Зельда сумасшедшая, в первый же раз, как с ней познакомился. » О первых признаках заболевания Зельды Фицджеральд шизофренией упоминается и в «Празднике, который всегда с тобой».

Страницы книги Хемингуэя, посвященные Фицджеральду, бросают свет на многие обстоятельства, сделавшие поистине трагической судьбу автора такой прекрасной книги, как «Великий Гэтсби». Перед нами встает образ писателя, творческие силы которого подрывали алкоголизм, неблагоприятные семейные условия, а также погоня за легким заработком.

Увы, автор не сгущает краски. Письма Фицджеральда содержат немало тягостных признаний, подтверждающих правоту Хемингуэя. Еще на рубеже 1924 и 1925 гг. Фицджеральд написал своему другу Джону Бишопу: «Ничего нового, за исключением того, что теперь мне платят за рассказы по 2000 (долларов. — М. М.), и они становятся все хуже и хуже, и я мечтаю о том, чтоб мне не нужно было больше сочинять такое и чтоб я писал только романы». А в сентябре 1929 года в письме Фицджеральда Хемингуэю говорится: «А вот последняя вспышка все того же дешевого хвастовства: «Пост» теперь платит старой шлюхе по 4 тысячи долларов за раз». И дальше следует полная издевки над самим собой характеристика качеств «старой шлюхи», позволяющих ей получать столь высокую плату за свои услуги.

Хемингуэй рассказывает главным образом о своих встречах с Фицджеральдом в период, когда сам он еще был никому не известным писателем, а Фицджеральд уже создал «Великого Гэтсби». Как раз тогда особенно наглядно сказалась печальная зависимость Фицджеральда от «литературного рынка». И справедливость хемингуэевской оценки того, что случилось тогда с автором «Великого Гэтсби», снова и снова под- 1верждает он сам. В одном письме дочери, посланном за несколько месяцев до смерти, Фицджеральд говорит: «. как бы мне хотелось теперь, чтобы, создав «Великого Гэтсби», я не дал себе покоя, не оглядывался бы, а сказал: «Я нашел себя, отныне это первоочередное. В этом мой неотвратимый долг, без этого я — ничто». К сожалению, на самом деле после «Великого Гэтсби» Фицджеральд слишком часто «оглядывался» — оглядывался на потребителей «чтива», а также и на Голливуд. Если за первую половину 20-х годов, то есть за одно пятилетие, он опубликовал три романа, то за последующие пятнадцать лет, за всю остальную жизнь писателя, было издано лишь одно крупное его произведение.

Довольно подробно описывает Хемингуэй и свои встречи в начале 20-х годов с Гертрудой Стайн, которая известна главным образом как один из мэтров модернизма.

Взаимоотношения автора «Праздника, который всегда с тобой» со Стайн отличались большой сложностью и прошли через ряд этапов.

В ту пору, когда Хемингуэй еще был начинающим поэтом и новеллистом, он в течение некоторого времени считал себя, по-видимому, учеником Стайн. Вероятно, она и впрямь в определенной степени помогала молодому писателю утверждать свой собственный стиль в художественной литературе, не похожий на столь привычный для него тогда стиль репортажа, газетных корреспонденций. Стайн всегда придавала чрезвычайно большое значение, по ее собственному признанию, повторам слов. Эксперименты Хемингуэя в этом отношении были отчасти связаны с ее влиянием Недаром в своей книге о Париже он одобрительно отзывается о сделанных Стайн открытиях в области ригма и повторов.

Однако с течением времени Хемингуэю все сильнее бросалось в глаза то претенциозное, искусственное, что присуще манере Гертруды Стайн. И именно это, надо думать, привело к охлаждению, чтоб не сказать больше, Хемингуэя и Стайн друг к другу.

Известный американский литературовед Ван Уик Брукс имел немало оснований утверждать, что в «эстетической теории» Стайн никакой роли не играют «пи мысль, ни чувство. Ничто не имеет значения, кроме расположения слои. »

Для Стайн злоупотребление повторами — притом самыми бессмысленными и нелепыми — сделалось одним из средств борьбы против логического мышления, формой утверждения инфантильности человека, орудием внедрения формализма в искусство. Широкую известность приобрел «афоризм», связываемый с именем Стайн: «Роза это роза это роза» — этакий эталон бессодержательности, вызова здравому смыслу.

И вот любопытно, что в своем романе «По ком звонит колокол» (1940), опубликованном еще при жизни Стайн, Хемингуэй пародирует этот «афоризм». Главный герой Роберт Джордан ест лук к неудовольствию крестьянина Августина, который иронически говорит, что в луке ему не нравится «только» запах. Во всем остальном «он как роза». Джордан шутливо восклицает: «Роза это роза это лук», вызывая у Августина возмущенное замечание, что от лука у него — Джордана — помутился разум. По американец продолжает шутить. «Лук это лук это лук», — говорит он. И Августин укрепляется в мысли, что Джордан сошел с ума.

О том, что слова: «Все вы — потерянное поколение» Хемингуэй услышал от Стайн, а она, в свою очередь, подхватила у некоего владельца гаража во Франции, было известно задолго до появления «Праздника, который всегда с тобой». Писатель рассказал об этом много лет назад в письме к американскому литературоведу К. Бейкеру. Ссылаясь на это письмо Хемингуэя, Бейкер сообщил, что Стайн перенесла замечание владельца гаража (выразившего в словах о «потерянном поколении» свое недовольство плохой работой молодых и неопытных механиков) на «всех грустных молодых людей, которых война и высокая стоимость жизни выбросили на берега Франции». Показательно, что в другом письме Хемингуэй довольно энергично выразил свое несогласие со Стайн, заявив, что «никакого потерянного поколения не существует».

Выражение «Все вы — потерянное поколение» с примечанием: «Гертруда Стайн (в разговоре)» Хемингуэй впервые опубликовал в 1926 году как эпиграф к своему роману «И восходит солнце». Но этот эпиграф печатался лишь в первых изданиях книги, а затем был снят. Впрочем выражение «потерянное поколение» вот уж много десятков лет живет самостоятельной жизнью.

Рассказывает Хемингуэй и об Эзре Паунде, каким он его знал в 20-х годах. Позднее этот поэт-модернист попал в лагерь крайней реакции. Оказавшись во время второй мировой войны в Италии, он объявил себя сторонником фашизма н выступал по радио как поборник «оси», призывая американцев найти общий язык с Муссолини.

В последних произведениях Паунда наглядно проявили себя, наряду с реакционными идейными тенденциями, тяга к зауми, стремление эпатировать читателя многоязычными лингвистическими головоломками.

Англо-американский поэт Томас Элиот, о котором Хемингуэй упоминает не без иронии, в дальнейшем приобрел известность, как один из столпов модернизма, и отличался ретроградными религиозными и политическими воззрениями.

В своей книге Хемингуэй весьма отрицательно отзывается об английском литераторе Форде Мэдоксе Форде. Справедливости ради, следует, однако, упомянуть, что Форду принадлежит одно образное высказывание о творчестве Хемингуэя, без которого не обходится вот уже много лет ни одна работа об американском писателе. Именно Форд сравнил слова Хемингуэя с «галькой, только что вынутой из реки».

Книга «Праздник, который всегда с тобой» — это первое опубликованное посмертно произведение замечательного американского писателя. А ведь в ряде интервью, которые давал он сам в последние годы жизни, а также в сообщениях его вдовы и литературоведов, состоявших в переписке с ним, упоминаются и другие не известные нам до сих пор книги Хемингуэя. Будущее покажет, какие неизданные произведения оставил читателям, уходя из жизни, этот большой мастер литературы и какова степень их завершенности.

Источник

Книга «Праздник, который всегда с тобой»

Год издания книги: 1964

Книга Эрнеста Хемингуэя «Праздник, который всегда с тобой» относится к произведениям, изданным уже после смерти писателя. Работу над этим сборником мемуаров Эрнест Хемингуэй начал в 1957 году, но так и не успел закончить. Работу за него завершила его четвертая жена. Книга «Праздник, который всегда с тобой» не раз упоминается во многих кинофильмах, а после терактов 2015 года в Париже стала одним из символов не сломленного духа парижан.

Сюжет книги «Праздник, который всегда с тобой» кратко

Kniga Prazdnik kotoriy vsegda s toboyВ книге Хемингуэя «Праздник который всегда с тобой» читать можно о событиях, развернувшихся в Париже 20-х годов прошлого столетия с самим Эрнестом. На тот момент он был молодым журналистом канадской газеты «Торонто стар», который прибыл в Париж вместе со своей семьей. Ютились они в небольшой квартирке на улице Кардинала Лемуана, в которой не было ни горячей воды, ни канализации, а кроватью им служил пружинный матрас, просто брошенный на пол. Рабочим кабинетом у Хемингуэя было небольшое помещение в соседнем доме, в котором он работал над своими статьями и делал первые шаги в литературе.

Его учителями в литературе стали такие люди как Гертруда Стайн к которой он часто приходил просто выпить водки и поговорить о искусстве. Здесь он знакомится с Алистером Кроули и общается с Фрэнсисом Скоттом Фицджеральдом. Он пишет огромное количество рассказов и начинает работу над своим первым романом. Но в первую очередь он живет, наслаждается Парижем, своей женой и просто общением с людьми. Книга «Праздник, который всегда с тобой» Хемингуэя не имеет четкой сюжетной линии. Это просто воспоминания, которые в 1956 году писатель нашел в забытом чемодане. На дне этого чемодана лежали дневники писателя тех дней. Они были самой большой ценностью, работу над которыми Хемингуэй вел до самой смерти.

Что касается по книге Эрнеста Хемингуэя «Праздник, который всегда с тобой» отзывов, то они носят преимущественно положительный характер. Ведь это книга, которая удивительным образом передает атмосферу и дух Парижа, а также не спеша и расстановкой позволяет познакомится с этапами становления творческой личности. Книгу сложно назвать динамичной и захватывающий, в ней вы не найдете мудрых размышлений и сокровенных тайн. Это произведение о обычной жизни человека, написанное лаконичным языком. Книга вряд ли станет вашим любимым произведением, но точно оставит после себя теплое послевкусие. Именно поэтому скачать Хемингуэя «Праздник, который всегда с тобой» можно посоветовать читателям, которые не гонятся за динамичным сюжетом, а хотят увидеть Париж таким, каким его увидел великий писатель.

Книга «Праздник, который всегда с тобой» на сайте Топ книг

Книгу Эрнеста Хемингуэя «Праздник, который всегда с тобой» читать настолько популярно, что она попала в наш список лучших книг зарубежной классики. При этом с годами интерес к произведению не убывает. Что дает основание уверенно утверждать, что мы еще не раз увидим его среди 100 лучших книг.

Праздник, который всегда с тобой Купить Купить TXT Купить Аудио

Источник

Чьё выражение «праздник, который всегда с тобой»?

%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B7%D0%B4%D0%BD%D0%B8%D0%BA6

Очередное издание книги «Праздник, который всегда с тобой»

Выражение — заглавие книги воспоминаний Эрнеста Хемингуэя о его жизни в Париже с 1922 по 1928 год. Книга не была закончена и озаглавлена автором, её дописала после его смерти вдова Мери Вэлш Хемингуэй.

«Мэри писала: «После смерти Эрнеста я нашла рукопись „Праздника“ в синей коробке в его комнате в нашем доме в Кетчуме, вместе с проектом предисловия и списка названий — это была заключительная работа, которую Эрнест сделал для книги». С помощью Хотчнера и редактора «Скрибнерс» Гарри Брэга наследница выпустила ее в свет в 1964 году. Названия не было, Скрибнер предложил «Парижские очерки», но Хотчнер и Мэри остановились на том, которое все знают: A Moveable Feast. (Хотчнер утверждал, что Хемингуэй в разговоре с ним употребил это выражение применительно к Парижу.) Его прекрасно перевели на русский — «Праздник, который всегда с тобой», хотя в подлиннике оно более многозначно: Moveable Feast означает «переходящий» религиозный праздник, наподобие Пасхи, а также «волнующий праздник» (Максим Чертанов Максим «Хемингуэй»)

Эрнест Хемингуэй (21 июля 1899 — 2 июля 1961)

%D1%85%D0%B5%D0%BC%D0%B8%D0%BD%D0%B3%D1%83%D1%8D%D0%B9

Автор «Праздника, который…»

«Когда у нас был один Хемингуэй — нет, конечно, не тот, официальный, друг трудящихся и великий гуманист, а тот, в свитере, что глядел на нас с портрета: Папа Хэм — «свой мужик», похожий на советского геолога или антисоветского барда, ироничный, сдержанный, мудрый, — в остальном мире давно существовал другой: неврастеник, позер, патологический лжец, под фальшивой брутальностью скрывающий массу комплексов, талантливый, но рано исписавшийся алкоголик» (М. Чертанов)

Источник

Рецензия на книгу Эрнеста Хемингуэя «Праздник, который всегда с тобой»

30d61b55bbfca1dd2b0deec8768d6d93

В Хемингуэе меня поражает и вдохновляет его вера в силу творчества и искусства, его отказ от сделки между творческой деятельностью писателя и коммерческой выгодой, в его ценностной системе слово должно служить правде и только правде, он не соглашается подделывать свои произведения для повышения их рейтинга и популярности среди читателей, издателей, и он порицал своих коллег, которые могли ломать свой стиль и писать «нужные темы» во имя выгоды.

Период жизни в Париже Э.Хемингуэй называет одним из самых счастливых в своей жизни, хотя в то время у него не было ни славы, ни достаточно денег, зато у него была любимая жена и кроха-ребенок, его любимое и значимое дело, к которому он подходил самоотверженно трудолюбиво, и целый Париж с соседними регионами Европы, куда он выезжал с семьей, – Париж, вдохновлявший его, ставший плодотворной почвой, в которой талант Хемингуэя пустил корни и дал первые творческие всходы.

«Если тебе повезло и ты в молодости жил в Париже, то, где бы ты ни был потом, он до конца дней твоих останется с тобой, потому что Париж – это праздник, который всегда с тобой.» Париж предстает городом молодости и красоты, в котором можно жить всего за 5 долларов в день, скопления кафе, где парижане как будто обитают большую часть времени, работают (как делал сам Хемингуэй, заказывая чашечку кофе и не отвлекаясь до того момента, пока не завершит рассказ), где легко не планируя можно повстречать друзей или знаменитостей, город библиотек и скачек. Таков Париж Хемингуэя!

Источник

Мендельсон М.О. Анализ романа «Праздник, который всегда с тобой» Э. Хемингуэя

Страстное желание рассказать о Париже начала 20-х годов возникло у Хемингуэя тогда, когда он впервые поселился в этом городе. Но молодой писатель еще не мог в ту пору запечатлеть облик Парижа, ибо знал этот большой, сложный и прекрасный город недостаточно хорошо [впоследствии об этом времени, проведенном в Париже, вышел роман Эрнеста Хемингуэя «Праздник, который всегда с тобой», анализ которого приводится ниже — прим. http://hemingway-lib.ru]. В Париже начала 20-х годов Хемингуэй писал главным образом о родном Мичигане и о войне.

В книге «Зеленые холмы Африки» (1935) повествуется о том, как, читая Толстого, автор вдруг вспомнил о знакомом ему Париже. Он вспомнил квартиру, в которой жил («во дворе, где была лесопилка»), и запах опилок, и безденежье, угнетавшее его с женой весь тот год. Вспомнил, как они «питались луком и пили кагор с водой».

Однако и тогда не пришло еще время рассказать о Париже, где писатель начинал свою творческую жизнь.

Немного позднее, в знаменитом рассказе «Снега Килиманджаро» (1936), Хемингуэй изобразил литератора, который в предсмертном бреду говорит о самом себе: «Да, он никогда не писал о Париже. Во всяком случае, о том Париже, который был дорог ему».

В облике героя «Снегов Килиманджаро» — писателя Гарри безусловно есть много такого, что Хемингуэю было чуждо и. даже враждебно. И все же мысли, которые терзали Гарри в последние его часы, позволяют в какой-то мере судить о том, какой Париж был «дорог» не только этому человеку, трагически загубившему свой талант, но и самому Хемингуэю, находившемуся тогда в расцвете творческих сил.

Гарри с любовью и тоскою думает о Париже, где есть «развесистые деревья, оштукатуренные белые дома с коричневой панелью внизу, длинные зеленые туши автобусов на круглой площади», о городе с запахом «грязного пота, и нищеты, и пьянства». Ему мил Париж, где живут потомки коммунаров, которым политика дается легко. Он с нежностью и мукой вспоминает о том, как в винной лавчонке «написал свои первые строки».

Нет сомнений, что и автор «Снегов Килиманджаро» на протяжении многих лет мечтал поведать своим читателям о том Париже, который был так близок ему после первой мировой войны. Шли годы, а «из души Хемингуэя не уходила память о нелегком начальном этапе его литературной жизни, о днях и неделях, когда приходилось недоедать, о его первой жене Хэдли, о добрых и не столь уж добрых знакомых, с которыми приходилось встречаться в этом огромном городе.

Да, картины грудной и счастливой жизни в Париже в годы ранней молодости неизгладимо врезались в сознание Хемингуэя. Случилось, однако, так, что книга «Праздник, который всегда с тобой» родилась лишь незадолго до безвременной смерти художника.

Трагические ноты, присущие последнему этапу творческой жизни Хемингуэя, давали себя знать тогда снова и слова. Писатель не смог рассказать все то, что хотел, о Париже, который был ему мил и дорог. По всей очевидности, он не успел «пройтись» но своей книге, как собирался.

Но вот это произведение перед нами.

«Праздник, который всегда с тобой» — книга воспоминаний. Она состоит из очерков, посвященных отдельным эпизодам из жизни самого Хемингуэя, а также разным лицам, с которыми он встречался в Париже в 20-х годах. Однако это произведение не распадается на разрозненные сцены и картинки. Оно пронизано одним настроением, стойким лирическим чувством.

Мы вновь познаем радость встречи с хемингуэевской прозой. Многие страницы «Праздника, который всегда с тобой» заставляют нас видеть все, о чем повествует автор, с удивительной выпуклостью, как бы стереоскопически.

В центре книги — образ самого писателя, человека чрезвычайно требовательного к себе, подкупающего своей работоспособностью и неизменной преданностью высокой задаче писать правдиво. Вспоминая в своей «Автобиографии» как раз те годы, о которых повествуется в «Празднике, который всегда с тобой», Линкольн Стеффене приводит замечание Хемингуэя: писать «чертовски трудно, и я еще не научился этому, но научусь».

Важнейший образ книги, цементирующий все повествование в одно целое, — это образ художника, не терпящего ни малейшей фальши, чуждого компромиссам, тем отступлениям от идеала правды в искусстве, на которые идет, например, Фицджеральд.

Некоторые главы книги написаны как новеллы. В них столь же точно передан «цвет» времени и места, как в некоторых из лучших рассказов Хемингуэя 20-х и 30-х годов. В них так же выразительно изображены живые люди.

В рассказе о голодающем писателе, которого пустой желудок заставляет особенно остро и резко видеть все окружающее, блестяще воспроизведены реальные чувства реальных людей. Вместе с тем иногда где-то на втором плане угадывается облик богатой Америки, не очень-то склонной бережно опекать своих литературных сыновей, но всегда готовой эксплуатировать их славу.

Новеллами можно назвать и некоторые зарисовки отношений героя — начинающего писателя с его женой. Им живется не очень комфортабельно, но сколько счастья дает молодым супругам верная любовь, как укрепляет их силы ощущение, что творческий труд приносит свои плоды. А между тем на горизонте уже появляются первые предвестники бури, которая разрушит союз двух хороших людей.

Все, кого интересует проблема становления Хемингуэя-художника, найдут в книге интересный материал о литературных влияниях, которые испытывал писатель на заре своей творческой жизни.

Из книг Хемингуэя 30-х годов (и прежде всего из «Зеленых холмов Африки») мы уже знаем о любви писателя к русской литературе, в особенности к творчеству Толстого и Тургенева. «Праздник, который всегда с тобой» подсказывает мысль, что роль русских писателей в становлении эстетического кредо Хемингуэя была еще более значительной, чем это казалось раньше. Недаром автор говорит: «Сначала русские (писатели. — М. М.), а потом и все остальные. Но долгое время только русские».

Большое место в книге занимают воспоминания Хемингуэя о встречах с американскими литераторами: Скоттом Фицджеральдом, Гертрудой Стайн, Эзрой Паундом м другими, а также с некоторыми английскими писателями.

Особенно много места уделено Фицджеральду. Этот выдающийся американский романист, к сожалению, еще мало у нас известен. То, что сообщает о нем Хемингуэй, может показаться непомерно окрашенным субъективизмом. Полезно будет поэтому остановиться на некоторых особенностях жизни и творчества этого писателя.

За свою не очень долгую жизнь Френсис Скотт Фицджеральд (1896 — 1940) создал сотни полторы новелл и четыре завершенных романа (пятый роман остался незаконченным). Но Хемингуэй прав, отмечая, что из всего творческого наследия писателя особенно большую ценность представляют два романа (он, несомненно, имел в виду романы «Великий Гэтсби», 1925, и «Ночь нежна», 1924) и отдельные рассказы.

Подобно Синклеру Льюису, Шервуду Андерсону, Рингу Ларднеру, Томасу Вулфу и самому Эрнесту Хемингуэю, Скотт Фицджеральд принадлежал к тому замечательному поколению американских прозаиков — критических реалистов, которое вошло в литературу в третьем десятилетии этого века или чуть раньше, то есть во время или после первой мировой войны, в годы, когда весь мир был потрясен революционными событиями в Россини. Крупнейшая заслуга этих прозаиков заключается в том, что еще в 20-х годах они — вместе с американскими писателями более старшего поколения Теодором Драйзером и Эптоном Синклером — сумели уловить симптомы морального распада и гниения в американском буржуазном обществе, которое, казалось бы, после окончания мировой войны вступило в пору еще невиданного подъема и расцвета.

В своих лучших произведениях Фицджеральд с глубокой убедительностью и незаурядной художественной силой показал, как американские богачи — самовлюбленные и бездушные — растаптывают любовь и жизнь людей, стоящих ниже их на общественной лестнице. Сам писатель сказал как-то о себе, что он всегда будет хранить в сердце «неизменное недоверие и враждебность к классу праздных людей». Впрочем, добавил Фицджеральд, «это не убежденность революционера, а затаенная ненависть крестьянина».

Временами автор «Великого Гэтсби» называл себя человеком, «симпатизирующим левому крылу» в политической жизни США. И все же многие годы Фицджеральд провел в кругу богатых людей и от них воспринял привычку жить на очень широкую ногу. А это сказалось на его творческой судьбе самым безотрадным образом.

Переписка Хемингуэя и Фицджеральда ясно показывает, как обеспокоен был Хемингуэй тем, что его друг и соратник по литературе недостаточно систематически работал над серьезными произведениями. О своей тревоге Хемингуэй считал себя вправе откровенно говорить самому Фицджеральду. Так, одно его письмо товарищу по профессии, относящееся к середине 30-х годов, содержит такие суровые, даже жестокие слова: «Из всех людей на свете тебе более всего нужна была дисциплина в труде, а взамен этого ты женился на женщине, которая ревнует тебя к твоей работе, хочет соревноваться с тобой и губит тебя». И далее: «Конечно, все это не так просто, как кажется, и я подумал, что Зельда сумасшедшая, в первый же раз, как с ней познакомился. » О первых признаках заболевания Зельды Фицджеральд шизофренией упоминается и в «Празднике, который всегда с тобой».

Страницы книги Хемингуэя, посвященные Фицджеральду, бросают свет на многие обстоятельства, сделавшие поистине трагической судьбу автора такой прекрасной книги, как «Великий Гэтсби». Перед нами встает образ писателя, творческие силы которого подрывали алкоголизм, неблагоприятные семейные условия, а также погоня за легким заработком.

Увы, автор не сгущает краски. Письма Фицджеральда содержат немало тягостных признаний, подтверждающих правоту Хемингуэя. Еще на рубеже 1924 и 1925 гг. Фицджеральд написал своему другу Джону Бишопу: «Ничего нового, за исключением того, что теперь мне платят за рассказы по 2000 (долларов. — М. М.), и они становятся все хуже и хуже, и я мечтаю о том, чтоб мне не нужно было больше сочинять такое и чтоб я писал только романы». А в сентябре 1929 года в письме Фицджеральда Хемингуэю говорится: «А вот последняя вспышка все того же дешевого хвастовства: «Пост» теперь платит старой шлюхе по 4 тысячи долларов за раз». И дальше следует полная издевки над самим собой характеристика качеств «старой шлюхи», позволяющих ей получать столь высокую плату за свои услуги.

Хемингуэй рассказывает главным образом о своих встречах с Фицджеральдом в период, когда сам он еще был никому не известным писателем, а Фицджеральд уже создал «Великого Гэтсби». Как раз тогда особенно наглядно сказалась печальная зависимость Фицджеральда от «литературного рынка». И справедливость хемингуэевской оценки того, что случилось тогда с автором «Великого Гэтсби», снова и снова под- 1верждает он сам. В одном письме дочери, посланном за несколько месяцев до смерти, Фицджеральд говорит: «. как бы мне хотелось теперь, чтобы, создав «Великого Гэтсби», я не дал себе покоя, не оглядывался бы, а сказал: «Я нашел себя, отныне это первоочередное. В этом мой неотвратимый долг, без этого я — ничто». К сожалению, на самом деле после «Великого Гэтсби» Фицджеральд слишком часто «оглядывался» — оглядывался на потребителей «чтива», а также и на Голливуд. Если за первую половину 20-х годов, то есть за одно пятилетие, он опубликовал три романа, то за последующие пятнадцать лет, за всю остальную жизнь писателя, было издано лишь одно крупное его произведение.

Довольно подробно описывает Хемингуэй и свои встречи в начале 20-х годов с Гертрудой Стайн, которая известна главным образом как один из мэтров модернизма.

Взаимоотношения автора «Праздника, который всегда с тобой» со Стайн отличались большой сложностью и прошли через ряд этапов.

В ту пору, когда Хемингуэй еще был начинающим поэтом и новеллистом, он в течение некоторого времени считал себя, по-видимому, учеником Стайн. Вероятно, она и впрямь в определенной степени помогала молодому писателю утверждать свой собственный стиль в художественной литературе, не похожий на столь привычный для него тогда стиль репортажа, газетных корреспонденций. Стайн всегда придавала чрезвычайно большое значение, по ее собственному признанию, повторам слов. Эксперименты Хемингуэя в этом отношении были отчасти связаны с ее влиянием Недаром в своей книге о Париже он одобрительно отзывается о сделанных Стайн открытиях в области ригма и повторов.

Однако с течением времени Хемингуэю все сильнее бросалось в глаза то претенциозное, искусственное, что присуще манере Гертруды Стайн. И именно это, надо думать, привело к охлаждению, чтоб не сказать больше, Хемингуэя и Стайн друг к другу.

Известный американский литературовед Ван Уик Брукс имел немало оснований утверждать, что в «эстетической теории» Стайн никакой роли не играют «пи мысль, ни чувство. Ничто не имеет значения, кроме расположения слои. »

Для Стайн злоупотребление повторами — притом самыми бессмысленными и нелепыми — сделалось одним из средств борьбы против логического мышления, формой утверждения инфантильности человека, орудием внедрения формализма в искусство. Широкую известность приобрел «афоризм», связываемый с именем Стайн: «Роза это роза это роза» — этакий эталон бессодержательности, вызова здравому смыслу.

И вот любопытно, что в своем романе «По ком звонит колокол» (1940), опубликованном еще при жизни Стайн, Хемингуэй пародирует этот «афоризм». Главный герой Роберт Джордан ест лук к неудовольствию крестьянина Августина, который иронически говорит, что в луке ему не нравится «только» запах. Во всем остальном «он как роза». Джордан шутливо восклицает: «Роза это роза это лук», вызывая у Августина возмущенное замечание, что от лука у него — Джордана — помутился разум. По американец продолжает шутить. «Лук это лук это лук», — говорит он. И Августин укрепляется в мысли, что Джордан сошел с ума.

О том, что слова: «Все вы — потерянное поколение» Хемингуэй услышал от Стайн, а она, в свою очередь, подхватила у некоего владельца гаража во Франции, было известно задолго до появления «Праздника, который всегда с тобой». Писатель рассказал об этом много лет назад в письме к американскому литературоведу К. Бейкеру. Ссылаясь на это письмо Хемингуэя, Бейкер сообщил, что Стайн перенесла замечание владельца гаража (выразившего в словах о «потерянном поколении» свое недовольство плохой работой молодых и неопытных механиков) на «всех грустных молодых людей, которых война и высокая стоимость жизни выбросили на берега Франции». Показательно, что в другом письме Хемингуэй довольно энергично выразил свое несогласие со Стайн, заявив, что «никакого потерянного поколения не существует».

Выражение «Все вы — потерянное поколение» с примечанием: «Гертруда Стайн (в разговоре)» Хемингуэй впервые опубликовал в 1926 году как эпиграф к своему роману «И восходит солнце». Но этот эпиграф печатался лишь в первых изданиях книги, а затем был снят. Впрочем выражение «потерянное поколение» вот уж много десятков лет живет самостоятельной жизнью.

Рассказывает Хемингуэй и об Эзре Паунде, каким он его знал в 20-х годах. Позднее этот поэт-модернист попал в лагерь крайней реакции. Оказавшись во время второй мировой войны в Италии, он объявил себя сторонником фашизма н выступал по радио как поборник «оси», призывая американцев найти общий язык с Муссолини.

В последних произведениях Паунда наглядно проявили себя, наряду с реакционными идейными тенденциями, тяга к зауми, стремление эпатировать читателя многоязычными лингвистическими головоломками.

Англо-американский поэт Томас Элиот, о котором Хемингуэй упоминает не без иронии, в дальнейшем приобрел известность, как один из столпов модернизма, и отличался ретроградными религиозными и политическими воззрениями.

В своей книге Хемингуэй весьма отрицательно отзывается об английском литераторе Форде Мэдоксе Форде. Справедливости ради, следует, однако, упомянуть, что Форду принадлежит одно образное высказывание о творчестве Хемингуэя, без которого не обходится вот уже много лет ни одна работа об американском писателе. Именно Форд сравнил слова Хемингуэя с «галькой, только что вынутой из реки».

Книга «Праздник, который всегда с тобой» — это первое опубликованное посмертно произведение замечательного американского писателя. А ведь в ряде интервью, которые давал он сам в последние годы жизни, а также в сообщениях его вдовы и литературоведов, состоявших в переписке с ним, упоминаются и другие не известные нам до сих пор книги Хемингуэя. Будущее покажет, какие неизданные произведения оставил читателям, уходя из жизни, этот большой мастер литературы и какова степень их завершенности.

Источник

Проблема героя в романе Э. Хемингуэя «Райский сад» и книге мемуаров «Праздник, который всегда с тобой»

В романе Э. Хемингуэя «Райский сад» и книге мемуаров «Праздник, который всегда с тобой» формируется концепция творческой личности писателя, которая представляет интерес не только сама по себе, но и в силу автобиографичности названных произведений писателя. Как уже подчеркивалось, в «поздних» книгах Э. Хемингуэя ощутимо согласие писателя со своими героями по вопросам философским, мировоззренческим. Многие авторы создают художественные характеры, отличные от их собственных, стремятся к их разнообразию. Хемингуэй, напротив, пишет о человеке, очень близком ему по психологическому и мировоззренческому складу. Чаще всего этим героем является творческая личность, служащая, по мнению писателя, камертоном эпохи.

Несмотря на ярко проявившееся в романе автобиографическое начало, в книге нашли отражение именно те черты его мировоззрения писателя, которые он считал характерными для представителя своего поколения. По отношению к лучшим произведениям Э. Хемингуэя справедливо замечание Л. Толстого: «Чем глубже в себя, тем общее».

Кстати, подобный подход к построению художественного произведения характерен и для других представителей американской литературы того периода времени. Жизнь героев книг «Над пропастью во ржи» (1951) Дж. Д. Сэлинджера, «Ложись во мглу» (1951) У. Стайрона, «Человек-невидимка» (1952) Р. Эллисона сознательно отгорожена от социально-политического опыта страны. Таким образом, формируется мировоззрение, оправдывающее и обосновывающее отказ от гражданской ответственности и сосредоточенность на отчуждении личности.

Дэвид стремится максимально оградить мир писательского труда от обыденной жизни: работает в одиночестве, никому не позволяет читать своих незаконченных вещей. То же касается героя книги мемуаров «Праздник, который всегда с тобой», который свое прочтение отрывков из незаконченной вещи воспринимает как предательство самого себя: «Я даже прочел вслух отрывок из романа, над которым работал, а ниже этого никакой писатель пасть не может, и для него, как для писателя, это опаснее, чем непривязанным съезжать на лыжах по леднику до того, как трещины закроет толстый слой зимнего снега». Повторяющиеся действия Берна и героя книги мемуаров в процессе работы не являются привычкой, приметой однообразного течения жизни. Это ритуал, с помощью которого посвященный человек способен проникнуть в страну вдохновения и творчества. Так, Дэвид каждое утро садится за работу, предварительно проходя босым по плитам террасы, пишет карандашом в простых школьных разлинованных тетрадях и т. д. Ритуал замыкает «райский сад» Дэвида в кольцо, и перед читателем романа возникает своеобразное двоемирие (мир обыденный и мир искусства). Эти два мира в структуре романа различаются даже стилистически. В описании жизни Дэвида с Кэтрин и Маритой преобладают диалогичность построения, повторяемость действий и деталей, излишняя подробность в описании яств и вин. Передача творческого процесса героя построена на внутреннем монологе Дэвида. Здесь нет места повторам и монотонности.

Я не все понял из ее слов; глядя в окно ресторана на официанта с двумя tournedos на тарелке, я обнаружил, что меня мучит самый обыкновенный голод».

Позднее Хемингуэй понимает, что имела в виду его жена: «Попав наконец к Мишо, мы прекрасно пообедали, но когда мы поели и о еде уже не думали, чувство, которое на мосту мы приняли за голод, не исчезло и жило в нас, пока мы ехали на автобусе домой. Оно не исчезло, когда мы вошли в комнату и легли в постель, и когда мы любили друг друга в темноте, оно тоже не исчезло». В этом случае можно говорит уже о голоде метафизическом. Это тоска героев по чему-то, недоступному их обычным пяти чувствам.

Радости и беды, происходящие в этом единственно реальном для, Дэвида мире, удачи и неудачи писательского труда проецируются молодым человеком на обыденную жизнь. Окрыленный успешным завершением работы над рассказом, Дэвид признается Марите в любви. Без подобного импульса он еще долго не смог бы определиться в своих чувствах.

Источник

Книга «Праздник, который всегда с тобой»

Год издания книги: 1964

Книга Эрнеста Хемингуэя «Праздник, который всегда с тобой» относится к произведениям, изданным уже после смерти писателя. Работу над этим сборником мемуаров Эрнест Хемингуэй начал в 1957 году, но так и не успел закончить. Работу за него завершила его четвертая жена. Книга «Праздник, который всегда с тобой» не раз упоминается во многих кинофильмах, а после терактов 2015 года в Париже стала одним из символов не сломленного духа парижан.

Сюжет книги «Праздник, который всегда с тобой» кратко

Kniga Prazdnik kotoriy vsegda s toboyВ книге Хемингуэя «Праздник который всегда с тобой» читать можно о событиях, развернувшихся в Париже 20-х годов прошлого столетия с самим Эрнестом. На тот момент он был молодым журналистом канадской газеты «Торонто стар», который прибыл в Париж вместе со своей семьей. Ютились они в небольшой квартирке на улице Кардинала Лемуана, в которой не было ни горячей воды, ни канализации, а кроватью им служил пружинный матрас, просто брошенный на пол. Рабочим кабинетом у Хемингуэя было небольшое помещение в соседнем доме, в котором он работал над своими статьями и делал первые шаги в литературе.

Его учителями в литературе стали такие люди как Гертруда Стайн к которой он часто приходил просто выпить водки и поговорить о искусстве. Здесь он знакомится с Алистером Кроули и общается с Фрэнсисом Скоттом Фицджеральдом. Он пишет огромное количество рассказов и начинает работу над своим первым романом. Но в первую очередь он живет, наслаждается Парижем, своей женой и просто общением с людьми. Книга «Праздник, который всегда с тобой» Хемингуэя не имеет четкой сюжетной линии. Это просто воспоминания, которые в 1956 году писатель нашел в забытом чемодане. На дне этого чемодана лежали дневники писателя тех дней. Они были самой большой ценностью, работу над которыми Хемингуэй вел до самой смерти.

Что касается по книге Эрнеста Хемингуэя «Праздник, который всегда с тобой» отзывов, то они носят преимущественно положительный характер. Ведь это книга, которая удивительным образом передает атмосферу и дух Парижа, а также не спеша и расстановкой позволяет познакомится с этапами становления творческой личности. Книгу сложно назвать динамичной и захватывающий, в ней вы не найдете мудрых размышлений и сокровенных тайн. Это произведение о обычной жизни человека, написанное лаконичным языком. Книга вряд ли станет вашим любимым произведением, но точно оставит после себя теплое послевкусие. Именно поэтому скачать Хемингуэя «Праздник, который всегда с тобой» можно посоветовать читателям, которые не гонятся за динамичным сюжетом, а хотят увидеть Париж таким, каким его увидел великий писатель.

Книга «Праздник, который всегда с тобой» на сайте Топ книг

Книгу Эрнеста Хемингуэя «Праздник, который всегда с тобой» читать настолько популярно, что она попала в наш список лучших книг зарубежной классики. При этом с годами интерес к произведению не убывает. Что дает основание уверенно утверждать, что мы еще не раз увидим его среди 100 лучших книг.

Праздник, который всегда с тобой Купить Купить TXT Купить Аудио

Источник

Adblock
detector