Меню

праздник комедия про блокаду

«Комедия» о блокаде Ленинграда: неуместный хайп на чувствах россиян

yzen054310 yanews054312 gnews054313

В наше время снимается немало странных, глупых или просто мерзких по своему сюжету фильмов, прочитав аннотацию к которым зритель сразу принимает решение: это смотреть не стоит. Но ожесточенных споров и критики большинство из этих фильмов не вызывают. А что действительно затрагивает чувства зрителей и возмущает до глубины души, так это фильмы на историческую тематику, откровенно искажающие историю или затрагивающие слишком болезненные темы.

Именно к этой категории можно отнести недавнее творение режиссера Алексея Красовского — не то комедию, не то мелодраму под названием «Праздник», показывающую небольшой эпизод из жизни «особенной» ленинградской семьи во время блокады. Фильм еще не вышел, но уже успел вызвать огромное количество гневных комментариев в свой адрес, равно как и в адрес режиссера и всей съемочной группы.

Оно и понятно, ведь для большинства россиян блокада Ленинграда — это не то, над чем можно шутить и издеваться. Это память о сотнях тысяч людей, погибших от голода, о тех, кто выживал, на чьих глазах умирали их родные, друзья, соседи, случайные прохожие.

Но Алексей Красовский решил рискнуть и снять фильм «про то, что болит».

Пир во время чумы

Действие в «Празднике» развивается в загородном доме семьи Воскресенских, которые в годы войны находятся «на особом положении» и ни в чем себе не отказывают, несмотря на то, что люди вокруг голодают. Семья — это Георгий Воскресенский и его жена Маргарита, а также их уже взрослые дети Денис и Лиза. 31 декабря, не спросив позволения отца и матери, Денис привел в дом девушку Машу, а Лиза — своего избранника, за которого собирается выйти замуж.

Родители гостям не слишком рады и не хотят в это нелегкое время шокировать потенциальных зятя и невестку столом, ломящимся от разнообразных угощений. Еще одной большой проблемой в этот вечер стала курица, которую некому приготовить, ведь кухарку-то у Воскресенских забрали.

Народ спонсировать «Праздник» не стал

Желающих выделить деньги, по крайней мере, официально, на создание своего фильма Красовский, известный своими оппозиционными взглядами, не нашел, а потому попытался собрать средства — полтора миллиона рублей — с помощью известной краудфандинговой платформы.

Как ни странно, нашлись 55 человек, которые решились спонсировать «блокадную комедию» и собрали 127 тысяч рублей. Но этого было недостаточно.

Видя, что дело не идет, режиссер решился на отчаянный шаг: выставил на продажу «Нику», завоеванную в 2017 году благодаря фильму «Коллектор» с Константином Хабенским в главной роли. Красовский тогда получил статуэтку в номинации «Открытие года».

Покупатель, говорят, так и не нашелся, но снять «Праздник» Алексею все же удалось. Причем роли в нем исполнили современные популярные актеры. За деньги или за идею трудились на съемочной площадке звезды театра и кино — еще одна загадка.

Громкие имена

Роль главы семьи Воскресенских исполнил известный актер Ян Цапник, знакомый зрителю по многим фильмам и сериалам, таким как «Горько!», «День выборов — 2», «Гоголь. Вий», сериал «Физрук» и т. д.

Маргариту Воскресенскую сыграла Алена Бабенко («Водитель для Веры», «Каникулы строгого режима», «Экипаж»), а ее дочь Лизу — Анфиса Черных («Географ глобус пропил», «Елки новые»).

Роль Дениса Воскресенского досталась 23-летнему Павлу Табакову — сыну скончавшегося в этом году народного артиста СССР Олега Табакова и актрисы Марины Зудиной. Виталия сыграл Тимофей Трибунцев («Метод», «Домашний арест»), Машу — Анастасия Чистякова («Консультант», «Тест на беременность»).

prazdnik tabakov103644Павел Табаков в роли сына Воскресенских. Фото со страницы фильма «Праздник» в соцсети «ВКонтакте»

История, которой не могло быть

Красовский, говоря о сценарии своей картины, оправдывает ее «дневниками Николая Рибковского», которые в марте 1942 года написал инструктор отдела кадров горкома ВКП(б). В дневниках рассказывается о том, что Рибковский якобы лежит в стационаре горкома партии, где каждый день их кормят, как в лучшие довоенные годы. В меню есть и баранина, и птица, и колбаса, разные виды рыбы, икра, сыр, пирожки, какао, «и ко всему этому по 50 грамм виноградного вина, хорошего портвейна к обеду и ужину. »

Но, судя по документам, описывал все это пиршество человек, повредившийся рассудком от голода. Известно, что таких продуктов даже в семьях руководителей Ленинграда в то время не водилось, а сам Рибковский умер в 1944 году от истощения, не дождавшись конца блокады.

Хайп на чувствах россиян

Зачем же понадобилось режиссеру Красовскому затрагивать столь болезненную тему? Неужели других не нашлось? Многие считают, что он просто решил хайпануть, прославиться за счет этого громкого скандала.

И как будто подтверждая эту версию, Красовский сейчас скандалит в соцсетях с несогласными, доказывая, что нет ничего страшного в его «местами черной, но чаще светлой и новогодней комедии».

kras110139Запись со страницы Алексея Красовского в соцсети «ВКонтакте»

Мнение обычных людей

Роман Фомин (комментарий с planeta.ru)

«Слово «комедия» к блокаде Ленинграда ни под каким видом не лепится. Верх цинизма просто. Они там совсем не соображают, видимо, что показывать собираются. А подрастающее поколение посмотрит и решит, что так оно и было. На него и ставка основная идет в этой исторической диверсии».

Илья Панкратов («ВКонтакте»)

«В моем детстве был такой случай. Однажды я не доел хлеб, а когда бабушка попросила убрать недоеденный кусок, взял его и выбросил в мусорное ведро. Бабушка увидела это, ничего не сказала, но так на меня посмотрела. Через несколько дней мы пошли в музей (ЕМНИП, «Музей Блокады Ленинграда»), где она показала тот хлеб, который они ели в блокаду. Я не знаю (да и не хочу знать), где вырос режиссер «фильма», кто воспитывал автора сценария и какое мышление у актеров, снявшихся в этом «фильме». Просто хочу им пожелать хоть раз сходить в тот музей, увидеть этот экспонат и чуть-чуть постоять и подумать».

Пользователь с ником vdv5549 (pikabu.ru)

prazdnik krasovskiy104442Режиссер Алексей Красовский. Фото со страницы фильма «Праздник» в соцсети «ВКонтакте»

Источник

Снова кинорубрика, снова обзор фильма, которому только предстоит покорять наши экраны, снова призыв…

Но в этот раз призываю несколько к иному. «Не ходить» — это вообще ни о чем. Сами судите и решайте, чего достоин так называемый фильм и его авторы.

Итак, фильм Алексея Красовского «Праздник».

Действие фильма будет проходить в Ленинграде, 31 декабря 1941 года.

Сама идея праздника в осажденном городе, в начинающейся блокаде, которая продлится 872 дня и унесет просто огромное количество людей, от 600 тысяч до полутора миллионов, по разным данным и оценкам, более чем сомнительна.

Вам, уважаемые люди, читатели, наверное, интересно, о чем мог снять фильм российский, не очень-то молодой, выкормленный Советским Союзом режиссер Красовский?

Ожидаемо о героизме, личном восприятии того времени, каких-то переживаний персонажей в то время?

Ну, ладно, не в те времена как бы живем.

Фильм повествует о живущей в блокадном Ленинграде «на особом положении» привилегированной семье, которая с гостями собирается встречать Новый год.

«Наш фильм о людях с привилегиями, которые даже в блокаду умудрялись жить хорошо. Сейчас пытаются доказать, что тогда привилегий не было, однако никто не борется с ними сейчас. Сражаются с людьми, пытающимися рассказать об этом», — так сказал о своем творении Красовский.

Определяя жанр картины, режиссер заметил, что это не черная комедия, а «комедия местами черная, но чаще светлая».

Что, уважаемые читатели, верной дорогой идем?

Начало войны, каким бы оно не было, измарали как могли. Из битвы за Сталинград сделали «Сталинград». Собственно, осталось-то всего ничего – Курская битва, битва за Москву (хотя там идут движения в «нужную» сторону) и Блокада.

Ах, ну да, еще надо будет над самой Победой в Берлине поработать. Там еще не все оплевано. Есть где нашим левиафанам развернуться.

Кстати, о левиафанах «исторического кинематографа».

Левиафаны, они же авторы позорища, фильмецом своим пытаются донести, что на «особом положении» все было иначе. А чем они это обосновывают?

А обосновывают якобы фактами из якобы дневника инструктора отдела кадров горкома ВКП(б) Ленинграда Н. А. Рибковского. В котором он в записи от 5 марта 1942 года якобы описывает свое пребывание в горкомовском стационаре:

«Каждый день мясное — баранина, ветчина, кура, гусь, индюшка, колбаса; рыбное — лещ, салака, корюшка, и жареная, и отварная, и заливная. Икра, балык, сыр, пирожки, какао, кофе, чай, 300 граммов белого и столько же черного хлеба на день… И ко всему этому по 50 граммов виноградного вина, хорошего портвейна к обеду и ужину».

Во-первых, подлинность так называемого «дневника Рибковского» весьма сомнительна. Да и не проверял ее никто, судя по всему. Так как больше ни одного свидетельства «красивой жизни» в блокадном Ленинграде не было обнаружено, лично я не сомневаюсь в том, что здесь имеет место очередная либеральная брехня.

Во-вторых, даже если и Рибковский был конченым идиотом и вел такой дневник, кроме него, в этом стационаре была еще куча людей, не пользовавшихся такими благами. Кухарки, кочегары, слесари, электрики, официантки и так далее.

Конечно, если принять за должное, что все они были просто ликвидированы типчиками вроде Рибковского, то да. Но даже в этом случае слухи бы пошли и сохранились.

А вообще, за такой дневничок Рибковского могли и того… В случае попадания не в те руки. По закону. И вряд ли бы инструктор горкома мог такое написать. Туда как бы дураков не брали в то время. И инструктор – не девочка Таня Савичева, у которой перспектива была одна. Потому инструктор молчал, как коммунист на допросе.

В общем, вранье от начала и до конца. Очередное вранье. Очередная подлость. Очередной плевок в историю В нашу, замечу в очередной раз, историю.

Переходим к персоналиям.

Хочу, пользуясь случаем, выразить свою искреннюю человеческую признательность многочисленной армии российских кинопродюсеров. Спасибо вам, господа!

Красовский жаловался в одном из интервью, что картина делается на добровольные пожертвования.

«Мы предпринимали попытки найти деньги на съемки обычным способом, стучась в двери больших студий, однако после скандалов вокруг «Матильды» и «Смерти Сталина» продюсеры не хотят рисковать, видя рядом с «блокадой» слово «сатира».

Ха, да все просто. Не все в этом мире потеряли совесть настолько. Если Красовскому плевать на все, что происходило в блокадном Ленинграде, то, наверное, продюсеры, люди неглупые, поняли, что поднимется вокруг «творения».

Чем, собственно, я и занимаюсь.

Я из тех, кто не желает видеть рядом со словом «блокада» слово «сатира». А так как в этом гноении есть еще, кроме всего, «сатира, комедия, драма, трагикомедия», то тем более.

Не верю, что в России, которую хоть и корежит сегодня в культурном и историческом плане, найдется столько подлецов, что с них можно поиметь денег на то, чтобы снять картину о комедии в блокадном Ленинграде.

Скорее всего, это один-два жертвователя, которым лично мне хотелось бы в глаза посмотреть. А заявления насчет того, что «всем миром» по копеечке собирали – это не более чем уход от объявления настоящих имен реальных жертвователей.

Хотя и так ясно, что это за люди, если их еще можно так назвать.

Вообще, назвать человеком человека, который финансирует съемку комедийного фильма в указанные временные рамки, мне весьма сложно.

Так что авторов и деньгодавателей можно сразу причислить к сонму «лиц с пониженной социальной ответственностью».

Но еще хотелось бы сказать пару слов в адрес некоторых участников обличительного шабаша.

Главные роли в фильме исполнили Ян Цапник, Алена Бабенко, Павел Табаков.

Не знаю, как насчет предков Цапника и Бабенко, а вот у Павла Олеговича Табакова дед, Павел Кондратьевич Табаков, отец знаменитого Олега Табакова, во время Великой Отечественной войны руководил военно-санитарным поездом № 87. А бабушка, Мария Андреевна Березовская, работала в военном госпитале на станции Эльтон Рязано-Уральской железной дороги.

Достойный потомок Табаковых, нечего сказать. Культурная, так сказать, элита страны.

А мама Павла Табакова, Марина Зудина, стала одним из официальных спонсоров.

В спонсорах еще отметился оператор Алексея Балабанова Сергей Астахов, предоставивший съемочное оборудование и отработавший по дружбе бесплатно.

Еще один момент. Ни одна киностудия не стала работать с этими подлецами. Все на свои, «Ленфильм», правда, поделился реквизитом.

В общем, очередной подлый пасквиль готов. Осталось собрать и вывалить «шедевр» на обозрение публики. Которая, надеюсь, полностью проигнорирует это «творение».

Остается один вопрос: когда наше общество успело деградировать до такого уровня, что внук участника войны снимается в пасквиле на своего деда? А дочка участника дает деньги на съемки оного?

И когда, наконец, у нас будет в стране порядок, и фильмы начнут снимать все-таки режиссеры, а не стоматологи-неудачники (конкретно к Красовскому это относится), готовые продаться за два рубля в свободно конвертируемой валюте?

Понятно, что фильм-плевок в России пока не пройдет. Зато заранее представляю, как ему будут аплодировать на Западе. В Прибалтике и на Украине.

Что можно сделать? Суды за оскорбление памяти павших? Петиции и протесты? Полное игнорирование киноподлости?

Буквально на днях закончились съемки фильма «Ильинский рубеж» режиссера Игоря Угольникова. Об этой работе будет отдельный оценочный материал, скажу только, что еще никогда в истории российского кинематографа в фильме не было задействовано столько исторически верной техники. «Сбрасывались» музеи, в том числе и герои наших «Рассказов об оружии» музеи из Верхней Пышмы и Падикова, участвовали десятки реконструкторов.

Источник

«Всегда были люди, которые в тяжелое для страны время жили припеваючи»: режиссер Алексей Красовский — о комедии «Праздник», действие которой происходит в блокадном Ленинграде, и критике фильма

На прошлой неделе СМИ опубликовали новость о том, что режиссер фильма «Коллектор» Алексей Красовский выпустит комедию «Праздник» о блокадном Ленинграде. При этом сам Красовский в фейсбуке не раз писал, что фильм не о самой блокаде. Против фильма уже выступил депутат Госдумы Сергей Боярский, который назвал идею снять комедию на эту тему кощунственной, а секретарь Генсовета «Единой России» Андрей Турчак потребовал не допустить проката картины. В соцсетях многие ругают фильм и пишут угрозы режиссеру.

Фильм сняли за семь дней. В нем сыграли Алена Бабенко, Ян Цапник, Павел Табаков, а оператором-постановщиком стал Сергей Астахов, известный по фильмам Алексея Балабанова.

Красовский рассказал «Бумаге», о чем фильм «Праздник» и как ему пришла в голову идея такой картины, почему провалилась кампания по сбору денег на съемки и почему в соцсетях так негативно реагируют на фильм.

— Сейчас в СМИ пишут, что «Праздник» — это комедия про блокаду Ленинграда. Вы настаиваете на том, что это фильм, действие которого происходит в блокадном Ленинграде. Так о чем ваш фильм?

— Это фильм о семье очень привилегированного ученого, а не семье Жданова (Андрей Жданов, Первый секретарь Ленинградского обкома и горкома ВКП(б) — прим. «Бумаги» ), как некоторые почему-то решили. У этой семьи есть привилегии, они получают специальное питание. Не шикарное, а довольно обычное. И эта семья хочет отпраздновать Новый год с 31 декабря 1941 года на 1 января 1942 года. Все перипетии начинаются с того, что в их благополучную семью приходят два не совсем благополучных человека: девочка-старшеклассница (возлюбленная сына ученого — прим. «Бумаги») и Виталий (жених дочери ученого — прим. «Бумаги»), такой прощелыга, которого играет Тимофей Трибунцев.

И когда эти два человека приходят, героям приходится сильно изгаляться, чтобы объяснить им, откуда [у семьи ученого] такое изобилие.

— Вы подчеркиваете, что это фильм о любви.

— Да, он о любви, о семье и семейных традициях. Кроме того, там есть один закадровый персонаж — бабушка, которая лежит на втором этаже и подает различные сигналы в виде стука, что ей нужно попить, поесть и убрать мусор. И она для нас очень важный персонаж. Это достаточно бытовая, ситуативная комедия, действие которой происходит в обстоятельствах блокадного Ленинграда. Но я повторюсь, что это не черная комедия и не комедия, высмеивающая все эти ужасы блокады и блокадников.

— Как вам пришла в голову идея фильма и почему вы выбрали местом действия именно Ленинград во время блокады?

— Я отвечу банально: все идеи приходят в голову, потому что вы живете в стране, где у власть имущих есть огромное количество привилегий. И тогда вы задаетесь вопросом: откуда и почему у них это всё есть и почему они считают приличным поучать других людей, как жить и чем питаться на несчастную пенсию. И вы спрашиваете себя: почему у этих людей нет совести? И ответ для себя я получил такой, что мы не разобрались с нашей историей, мы никак не оценили поступки тех людей, которые жировали и не бедствовали — опустим сейчас блокаду — в послевоенное и довоенное время. Всегда находились люди, которые в тяжелое для страны время жили припеваючи. Сейчас, я так понимаю, пропагандистское телевидение пытается доказать всем остальным людям, что ничего подобного не было. Но у меня возникает встречный вопрос: откуда это есть сейчас?

Я долго над этим размышлял и подумал, что можно долго говорить о том, что это [привилегированность] нехорошо, а можно попробовать передать эту мысль в жанре комедии и высмеять нелепую попытку этих людей и им подобных соврать, что у них по праву есть больше, чем у других. Вот это мы в фильме и попытались высмеять. И мне кажется, что я имею на это [на высмеивание] право.

— На странице фильма на сайте «Планета» вы приводите выдержки из дневника чиновника, который нормально питался во время блокады. Вы изучали этот вопрос подробно с точки зрения истории, прежде чем приступить к съемке и написанию сценария?

— Мы не опираемся на историю этого человека. Это, думаю, одна из сотен историй, описанных в книге «Блокадная этика» (имеется в виду книга Сергея Ярова «Блокадная этика. Представление о морали в Ленинграде 1941–1942 гг.» — прим. «Бумаги»). Но фильм «Праздник» — не документальное, а художественное произведение. Вы, наверное, не найдете человека с такой фамилией и с такой профессией в архивах и документах. Повторяю: привилегии и льготы были, и они остаются сейчас и именно об этом наша картина.

— Как вы думаете, почему СМИ и пользователи соцсетей неправильно интерпретировали идею фильма и массово пишут о том, что это комедия именно про блокаду?

— Они еще подчеркивают, что это черная комедия, преумножая тот ужас, который сейчас нужен. И секрет достаточно прост: когда появляется огромное количество людей, недовольных пенсионной реформой, когда нужно перенаправить человеческий гнев в какое-то другое русло и не в сторону людей, которые принимают эти законы и оставляют нас без пенсии, и заставляют людей больше работать, а в сторону нас, в сторону спортсменов и других людей. Каждую неделю нужно выпускать пар и направлять эту людскую ненависть на каких-то людей, показывая, что есть еще более страшные персонажи.

И способ тоже нехитрый: убираем слова про чиновников и привилегированных. Убираем вообще слова привилегии и льготы, доказываем, что их во время блокады не было. Дальше соединяем слово «комедия» со словом «блокада», добавляем слово «черная». И пошли дальше людей стращать и пугать, размахивая моей фамилией, как самой адской, сатанинской и так далее.

— Когда вы начали снимать фильм и запустили кампанию по сбору средств на «Планете», вы ожидали такую негативную реакцию?

— Если бы мы ожидали этого, мы бы, наверное, продолжили сбор средств, потому что на этом безобразном хайпе сейчас, как ни странно, можно было бы заработать. Я понимал, что это произойдет: что, наверное, рано или поздно слух о том, что мы снимаем такое кино дойдет до власть имущих, а они что-нибудь предпримут, но почему-то я думал, что они это сделают раньше. Как-то прошляпили они этот момент и дали хотя бы снять кино. За это спасибо.

— А почему вы думаете, что это инициатива властей? Может быть, СМИ и блогеры просто неправильно истолковали идею фильма?

— Потому что помимо халатности налицо явное передергивание. Сейчас подходящий момент, потому что стихает скандал вокруг футболистов и другие скандалы и нужен другой громоотвод. Подобрались к культуре, а потом найдется другой маньяк, как говорил персонаж в фильме «Коллектор», и внимание переключится на него.

big 1

— Вам сейчас приходит много угроз и негативных комментариев?

— Да, примерно каждую минуту пишут в телеграм и в твиттер. Кто находит телефон, пишут сообщения и пытаются позвонить. Кто не находит, пишут в фейсбуке и «ВКонтакте». Им нужно как-то оторваться, им кажется, что я во всех их грехах виноват, доказать обратное очень трудно.

— Как вы думаете, чем обусловлена такая резкая негативная реакция?

— Ну потому что это давняя русская традиция, которая сегодня взята на вооружение. Мы, кроме ненависти, экспортировать ничего во вне не можем. Люди видят, что страна при помощи шпионов и других несчастных субъектов всё время лажает. Мы разучились преподавать — теперь наши учителя занимаются подлогами в избирательных кампаниях. У нас не получается создавать корабли и спутники — они у нас падают. Надо же дать этому какое-то объяснение. А вот такое объяснение: что режиссер Красовский снимает комедию о блокадном Ленинграде, а дальше надо как-то связать эти два обстоятельства. Вы хотите выпустить пар, набить кому-то рыло? Показываем вам лицо. Показываем вам фото мертвого ребенка, как это сделал Сергей Стиллавин, и даем команду «фас!». Пока это, к сожалению, работает.

— Почему не удалось собрать деньги на фильм на «Планете»?

— Тут надо шире вопрос задавать: почему почти никому не удается собрать нормальные деньги на кино. И ответ, я думаю, тоже понятен. Людям сейчас очень тяжело живется. И кино не находится в первой пятерке нужд и требований. Сейчас не до жиру. А кино, даже короткометражное, — это достаточно затратное развлечение. И я понимаю людей, которые не хотят поддерживать вообще никакое кино. Какие-то скромные деньги удается наскрести 1–2 % картин. В основном это либо короткометражки, либо картины по известным произведениям. Я скажу честно, что мы не особо рассчитывали на эту поддержку. Это была еще одна информационная площадка, чтобы заявить о картине и честно с открытым забралом рассказать о своих намерениях.

— Как удалось завершить съемки, несмотря на очень ограниченный бюджет?

— Самое главное, что в тот момент не было этой истерии. Если бы она была сейчас, нам бы не удалось ничего сделать. О нас никто не знал. Людей, к которым мы обращались, было очень много. Ни один человек не отказал нам в помощи или поддержке, и всё прошло замечательно, гладко и быстро.

— Как вы выбирали актеров на главные роли и сразу ли они согласились участвовать в проекте?

— Актеров выбирал так же, как и всегда — путем проб и кастинга. И, как мне кажется, выбрал самых подходящих (роли в «Празднике» исполнили Ян Цапник, Алена Бабенко, Павел Табаков, Тимофей Трибунцев, Анфиса Черных, Ася Чистякова — прим. «Бумаги»). Ни один из тех, кому я предлагал роль, не отказывался. Если бы вы, как и артисты, прочли бы сценарий, то увидели бы, что там нет ничего раздражающего и оскорбляющего чьи-то чувства. Это обычная семейная история.

— Как вам кажется, есть ли вероятность того, что из-за этой волны негатива фильм могут запретить к прокату?

— Конечно, есть такая вероятность. Но есть и другие площадки, через которые можно донести до зрителя кино. Есть онлайн-платформы и онлайн-кинотеатры.

— Когда картина будет готова и выйдет в прокат? Сейчас вы уже монтируете фильм?

— Да. Картина будет готова осенью этого года. На вопрос, когда она выйдет в прокат, обычно отвечают сами прокатчики и дистрибьюторы картины. Как только картину покажем и определимся со всем этим, и если не вставят никакие палки в колеса, то сможем назвать какие-то конкретные сроки.

Источник

«Всегда были люди, которые в тяжелое для страны время жили припеваючи»: режиссер Алексей Красовский — о комедии «Праздник», действие которой происходит в блокадном Ленинграде, и критике фильма

На прошлой неделе СМИ опубликовали новость о том, что режиссер фильма «Коллектор» Алексей Красовский выпустит комедию «Праздник» о блокадном Ленинграде. При этом сам Красовский в фейсбуке не раз писал, что фильм не о самой блокаде. Против фильма уже выступил депутат Госдумы Сергей Боярский, который назвал идею снять комедию на эту тему кощунственной, а секретарь Генсовета «Единой России» Андрей Турчак потребовал не допустить проката картины. В соцсетях многие ругают фильм и пишут угрозы режиссеру.

Фильм сняли за семь дней. В нем сыграли Алена Бабенко, Ян Цапник, Павел Табаков, а оператором-постановщиком стал Сергей Астахов, известный по фильмам Алексея Балабанова.

Красовский рассказал «Бумаге», о чем фильм «Праздник» и как ему пришла в голову идея такой картины, почему провалилась кампания по сбору денег на съемки и почему в соцсетях так негативно реагируют на фильм.

— Сейчас в СМИ пишут, что «Праздник» — это комедия про блокаду Ленинграда. Вы настаиваете на том, что это фильм, действие которого происходит в блокадном Ленинграде. Так о чем ваш фильм?

— Это фильм о семье очень привилегированного ученого, а не семье Жданова (Андрей Жданов, Первый секретарь Ленинградского обкома и горкома ВКП(б) — прим. «Бумаги» ), как некоторые почему-то решили. У этой семьи есть привилегии, они получают специальное питание. Не шикарное, а довольно обычное. И эта семья хочет отпраздновать Новый год с 31 декабря 1941 года на 1 января 1942 года. Все перипетии начинаются с того, что в их благополучную семью приходят два не совсем благополучных человека: девочка-старшеклассница (возлюбленная сына ученого — прим. «Бумаги») и Виталий (жених дочери ученого — прим. «Бумаги»), такой прощелыга, которого играет Тимофей Трибунцев.

И когда эти два человека приходят, героям приходится сильно изгаляться, чтобы объяснить им, откуда [у семьи ученого] такое изобилие.

— Вы подчеркиваете, что это фильм о любви.

— Да, он о любви, о семье и семейных традициях. Кроме того, там есть один закадровый персонаж — бабушка, которая лежит на втором этаже и подает различные сигналы в виде стука, что ей нужно попить, поесть и убрать мусор. И она для нас очень важный персонаж. Это достаточно бытовая, ситуативная комедия, действие которой происходит в обстоятельствах блокадного Ленинграда. Но я повторюсь, что это не черная комедия и не комедия, высмеивающая все эти ужасы блокады и блокадников.

— Как вам пришла в голову идея фильма и почему вы выбрали местом действия именно Ленинград во время блокады?

— Я отвечу банально: все идеи приходят в голову, потому что вы живете в стране, где у власть имущих есть огромное количество привилегий. И тогда вы задаетесь вопросом: откуда и почему у них это всё есть и почему они считают приличным поучать других людей, как жить и чем питаться на несчастную пенсию. И вы спрашиваете себя: почему у этих людей нет совести? И ответ для себя я получил такой, что мы не разобрались с нашей историей, мы никак не оценили поступки тех людей, которые жировали и не бедствовали — опустим сейчас блокаду — в послевоенное и довоенное время. Всегда находились люди, которые в тяжелое для страны время жили припеваючи. Сейчас, я так понимаю, пропагандистское телевидение пытается доказать всем остальным людям, что ничего подобного не было. Но у меня возникает встречный вопрос: откуда это есть сейчас?

Я долго над этим размышлял и подумал, что можно долго говорить о том, что это [привилегированность] нехорошо, а можно попробовать передать эту мысль в жанре комедии и высмеять нелепую попытку этих людей и им подобных соврать, что у них по праву есть больше, чем у других. Вот это мы в фильме и попытались высмеять. И мне кажется, что я имею на это [на высмеивание] право.

— На странице фильма на сайте «Планета» вы приводите выдержки из дневника чиновника, который нормально питался во время блокады. Вы изучали этот вопрос подробно с точки зрения истории, прежде чем приступить к съемке и написанию сценария?

— Мы не опираемся на историю этого человека. Это, думаю, одна из сотен историй, описанных в книге «Блокадная этика» (имеется в виду книга Сергея Ярова «Блокадная этика. Представление о морали в Ленинграде 1941–1942 гг.» — прим. «Бумаги»). Но фильм «Праздник» — не документальное, а художественное произведение. Вы, наверное, не найдете человека с такой фамилией и с такой профессией в архивах и документах. Повторяю: привилегии и льготы были, и они остаются сейчас и именно об этом наша картина.

— Как вы думаете, почему СМИ и пользователи соцсетей неправильно интерпретировали идею фильма и массово пишут о том, что это комедия именно про блокаду?

— Они еще подчеркивают, что это черная комедия, преумножая тот ужас, который сейчас нужен. И секрет достаточно прост: когда появляется огромное количество людей, недовольных пенсионной реформой, когда нужно перенаправить человеческий гнев в какое-то другое русло и не в сторону людей, которые принимают эти законы и оставляют нас без пенсии, и заставляют людей больше работать, а в сторону нас, в сторону спортсменов и других людей. Каждую неделю нужно выпускать пар и направлять эту людскую ненависть на каких-то людей, показывая, что есть еще более страшные персонажи.

И способ тоже нехитрый: убираем слова про чиновников и привилегированных. Убираем вообще слова привилегии и льготы, доказываем, что их во время блокады не было. Дальше соединяем слово «комедия» со словом «блокада», добавляем слово «черная». И пошли дальше людей стращать и пугать, размахивая моей фамилией, как самой адской, сатанинской и так далее.

— Когда вы начали снимать фильм и запустили кампанию по сбору средств на «Планете», вы ожидали такую негативную реакцию?

— Если бы мы ожидали этого, мы бы, наверное, продолжили сбор средств, потому что на этом безобразном хайпе сейчас, как ни странно, можно было бы заработать. Я понимал, что это произойдет: что, наверное, рано или поздно слух о том, что мы снимаем такое кино дойдет до власть имущих, а они что-нибудь предпримут, но почему-то я думал, что они это сделают раньше. Как-то прошляпили они этот момент и дали хотя бы снять кино. За это спасибо.

— А почему вы думаете, что это инициатива властей? Может быть, СМИ и блогеры просто неправильно истолковали идею фильма?

— Потому что помимо халатности налицо явное передергивание. Сейчас подходящий момент, потому что стихает скандал вокруг футболистов и другие скандалы и нужен другой громоотвод. Подобрались к культуре, а потом найдется другой маньяк, как говорил персонаж в фильме «Коллектор», и внимание переключится на него.

big 1

— Вам сейчас приходит много угроз и негативных комментариев?

— Да, примерно каждую минуту пишут в телеграм и в твиттер. Кто находит телефон, пишут сообщения и пытаются позвонить. Кто не находит, пишут в фейсбуке и «ВКонтакте». Им нужно как-то оторваться, им кажется, что я во всех их грехах виноват, доказать обратное очень трудно.

— Как вы думаете, чем обусловлена такая резкая негативная реакция?

— Ну потому что это давняя русская традиция, которая сегодня взята на вооружение. Мы, кроме ненависти, экспортировать ничего во вне не можем. Люди видят, что страна при помощи шпионов и других несчастных субъектов всё время лажает. Мы разучились преподавать — теперь наши учителя занимаются подлогами в избирательных кампаниях. У нас не получается создавать корабли и спутники — они у нас падают. Надо же дать этому какое-то объяснение. А вот такое объяснение: что режиссер Красовский снимает комедию о блокадном Ленинграде, а дальше надо как-то связать эти два обстоятельства. Вы хотите выпустить пар, набить кому-то рыло? Показываем вам лицо. Показываем вам фото мертвого ребенка, как это сделал Сергей Стиллавин, и даем команду «фас!». Пока это, к сожалению, работает.

— Почему не удалось собрать деньги на фильм на «Планете»?

— Тут надо шире вопрос задавать: почему почти никому не удается собрать нормальные деньги на кино. И ответ, я думаю, тоже понятен. Людям сейчас очень тяжело живется. И кино не находится в первой пятерке нужд и требований. Сейчас не до жиру. А кино, даже короткометражное, — это достаточно затратное развлечение. И я понимаю людей, которые не хотят поддерживать вообще никакое кино. Какие-то скромные деньги удается наскрести 1–2 % картин. В основном это либо короткометражки, либо картины по известным произведениям. Я скажу честно, что мы не особо рассчитывали на эту поддержку. Это была еще одна информационная площадка, чтобы заявить о картине и честно с открытым забралом рассказать о своих намерениях.

— Как удалось завершить съемки, несмотря на очень ограниченный бюджет?

— Самое главное, что в тот момент не было этой истерии. Если бы она была сейчас, нам бы не удалось ничего сделать. О нас никто не знал. Людей, к которым мы обращались, было очень много. Ни один человек не отказал нам в помощи или поддержке, и всё прошло замечательно, гладко и быстро.

— Как вы выбирали актеров на главные роли и сразу ли они согласились участвовать в проекте?

— Актеров выбирал так же, как и всегда — путем проб и кастинга. И, как мне кажется, выбрал самых подходящих (роли в «Празднике» исполнили Ян Цапник, Алена Бабенко, Павел Табаков, Тимофей Трибунцев, Анфиса Черных, Ася Чистякова — прим. «Бумаги»). Ни один из тех, кому я предлагал роль, не отказывался. Если бы вы, как и артисты, прочли бы сценарий, то увидели бы, что там нет ничего раздражающего и оскорбляющего чьи-то чувства. Это обычная семейная история.

— Как вам кажется, есть ли вероятность того, что из-за этой волны негатива фильм могут запретить к прокату?

— Конечно, есть такая вероятность. Но есть и другие площадки, через которые можно донести до зрителя кино. Есть онлайн-платформы и онлайн-кинотеатры.

— Когда картина будет готова и выйдет в прокат? Сейчас вы уже монтируете фильм?

— Да. Картина будет готова осенью этого года. На вопрос, когда она выйдет в прокат, обычно отвечают сами прокатчики и дистрибьюторы картины. Как только картину покажем и определимся со всем этим, и если не вставят никакие палки в колеса, то сможем назвать какие-то конкретные сроки.

Источник

«Комедия» о блокаде Ленинграда: неуместный хайп на чувствах россиян

yzen054310 yanews054312 gnews054313

В наше время снимается немало странных, глупых или просто мерзких по своему сюжету фильмов, прочитав аннотацию к которым зритель сразу принимает решение: это смотреть не стоит. Но ожесточенных споров и критики большинство из этих фильмов не вызывают. А что действительно затрагивает чувства зрителей и возмущает до глубины души, так это фильмы на историческую тематику, откровенно искажающие историю или затрагивающие слишком болезненные темы.

Именно к этой категории можно отнести недавнее творение режиссера Алексея Красовского — не то комедию, не то мелодраму под названием «Праздник», показывающую небольшой эпизод из жизни «особенной» ленинградской семьи во время блокады. Фильм еще не вышел, но уже успел вызвать огромное количество гневных комментариев в свой адрес, равно как и в адрес режиссера и всей съемочной группы.

Оно и понятно, ведь для большинства россиян блокада Ленинграда — это не то, над чем можно шутить и издеваться. Это память о сотнях тысяч людей, погибших от голода, о тех, кто выживал, на чьих глазах умирали их родные, друзья, соседи, случайные прохожие.

Но Алексей Красовский решил рискнуть и снять фильм «про то, что болит».

Пир во время чумы

Действие в «Празднике» развивается в загородном доме семьи Воскресенских, которые в годы войны находятся «на особом положении» и ни в чем себе не отказывают, несмотря на то, что люди вокруг голодают. Семья — это Георгий Воскресенский и его жена Маргарита, а также их уже взрослые дети Денис и Лиза. 31 декабря, не спросив позволения отца и матери, Денис привел в дом девушку Машу, а Лиза — своего избранника, за которого собирается выйти замуж.

Родители гостям не слишком рады и не хотят в это нелегкое время шокировать потенциальных зятя и невестку столом, ломящимся от разнообразных угощений. Еще одной большой проблемой в этот вечер стала курица, которую некому приготовить, ведь кухарку-то у Воскресенских забрали.

Народ спонсировать «Праздник» не стал

Желающих выделить деньги, по крайней мере, официально, на создание своего фильма Красовский, известный своими оппозиционными взглядами, не нашел, а потому попытался собрать средства — полтора миллиона рублей — с помощью известной краудфандинговой платформы.

Как ни странно, нашлись 55 человек, которые решились спонсировать «блокадную комедию» и собрали 127 тысяч рублей. Но этого было недостаточно.

Видя, что дело не идет, режиссер решился на отчаянный шаг: выставил на продажу «Нику», завоеванную в 2017 году благодаря фильму «Коллектор» с Константином Хабенским в главной роли. Красовский тогда получил статуэтку в номинации «Открытие года».

Покупатель, говорят, так и не нашелся, но снять «Праздник» Алексею все же удалось. Причем роли в нем исполнили современные популярные актеры. За деньги или за идею трудились на съемочной площадке звезды театра и кино — еще одна загадка.

Громкие имена

Роль главы семьи Воскресенских исполнил известный актер Ян Цапник, знакомый зрителю по многим фильмам и сериалам, таким как «Горько!», «День выборов — 2», «Гоголь. Вий», сериал «Физрук» и т. д.

Маргариту Воскресенскую сыграла Алена Бабенко («Водитель для Веры», «Каникулы строгого режима», «Экипаж»), а ее дочь Лизу — Анфиса Черных («Географ глобус пропил», «Елки новые»).

Роль Дениса Воскресенского досталась 23-летнему Павлу Табакову — сыну скончавшегося в этом году народного артиста СССР Олега Табакова и актрисы Марины Зудиной. Виталия сыграл Тимофей Трибунцев («Метод», «Домашний арест»), Машу — Анастасия Чистякова («Консультант», «Тест на беременность»).

prazdnik tabakov103644Павел Табаков в роли сына Воскресенских. Фото со страницы фильма «Праздник» в соцсети «ВКонтакте»

История, которой не могло быть

Красовский, говоря о сценарии своей картины, оправдывает ее «дневниками Николая Рибковского», которые в марте 1942 года написал инструктор отдела кадров горкома ВКП(б). В дневниках рассказывается о том, что Рибковский якобы лежит в стационаре горкома партии, где каждый день их кормят, как в лучшие довоенные годы. В меню есть и баранина, и птица, и колбаса, разные виды рыбы, икра, сыр, пирожки, какао, «и ко всему этому по 50 грамм виноградного вина, хорошего портвейна к обеду и ужину. »

Но, судя по документам, описывал все это пиршество человек, повредившийся рассудком от голода. Известно, что таких продуктов даже в семьях руководителей Ленинграда в то время не водилось, а сам Рибковский умер в 1944 году от истощения, не дождавшись конца блокады.

Хайп на чувствах россиян

Зачем же понадобилось режиссеру Красовскому затрагивать столь болезненную тему? Неужели других не нашлось? Многие считают, что он просто решил хайпануть, прославиться за счет этого громкого скандала.

И как будто подтверждая эту версию, Красовский сейчас скандалит в соцсетях с несогласными, доказывая, что нет ничего страшного в его «местами черной, но чаще светлой и новогодней комедии».

kras110139Запись со страницы Алексея Красовского в соцсети «ВКонтакте»

Мнение обычных людей

Роман Фомин (комментарий с planeta.ru)

«Слово «комедия» к блокаде Ленинграда ни под каким видом не лепится. Верх цинизма просто. Они там совсем не соображают, видимо, что показывать собираются. А подрастающее поколение посмотрит и решит, что так оно и было. На него и ставка основная идет в этой исторической диверсии».

Илья Панкратов («ВКонтакте»)

«В моем детстве был такой случай. Однажды я не доел хлеб, а когда бабушка попросила убрать недоеденный кусок, взял его и выбросил в мусорное ведро. Бабушка увидела это, ничего не сказала, но так на меня посмотрела. Через несколько дней мы пошли в музей (ЕМНИП, «Музей Блокады Ленинграда»), где она показала тот хлеб, который они ели в блокаду. Я не знаю (да и не хочу знать), где вырос режиссер «фильма», кто воспитывал автора сценария и какое мышление у актеров, снявшихся в этом «фильме». Просто хочу им пожелать хоть раз сходить в тот музей, увидеть этот экспонат и чуть-чуть постоять и подумать».

Пользователь с ником vdv5549 (pikabu.ru)

prazdnik krasovskiy104442Режиссер Алексей Красовский. Фото со страницы фильма «Праздник» в соцсети «ВКонтакте»

Источник

Снова кинорубрика, снова обзор фильма, которому только предстоит покорять наши экраны, снова призыв…

Но в этот раз призываю несколько к иному. «Не ходить» — это вообще ни о чем. Сами судите и решайте, чего достоин так называемый фильм и его авторы.

Итак, фильм Алексея Красовского «Праздник».

Действие фильма будет проходить в Ленинграде, 31 декабря 1941 года.

Сама идея праздника в осажденном городе, в начинающейся блокаде, которая продлится 872 дня и унесет просто огромное количество людей, от 600 тысяч до полутора миллионов, по разным данным и оценкам, более чем сомнительна.

Вам, уважаемые люди, читатели, наверное, интересно, о чем мог снять фильм российский, не очень-то молодой, выкормленный Советским Союзом режиссер Красовский?

Ожидаемо о героизме, личном восприятии того времени, каких-то переживаний персонажей в то время?

Ну, ладно, не в те времена как бы живем.

Фильм повествует о живущей в блокадном Ленинграде «на особом положении» привилегированной семье, которая с гостями собирается встречать Новый год.

«Наш фильм о людях с привилегиями, которые даже в блокаду умудрялись жить хорошо. Сейчас пытаются доказать, что тогда привилегий не было, однако никто не борется с ними сейчас. Сражаются с людьми, пытающимися рассказать об этом», — так сказал о своем творении Красовский.

Определяя жанр картины, режиссер заметил, что это не черная комедия, а «комедия местами черная, но чаще светлая».

Что, уважаемые читатели, верной дорогой идем?

Начало войны, каким бы оно не было, измарали как могли. Из битвы за Сталинград сделали «Сталинград». Собственно, осталось-то всего ничего – Курская битва, битва за Москву (хотя там идут движения в «нужную» сторону) и Блокада.

Ах, ну да, еще надо будет над самой Победой в Берлине поработать. Там еще не все оплевано. Есть где нашим левиафанам развернуться.

Кстати, о левиафанах «исторического кинематографа».

Левиафаны, они же авторы позорища, фильмецом своим пытаются донести, что на «особом положении» все было иначе. А чем они это обосновывают?

А обосновывают якобы фактами из якобы дневника инструктора отдела кадров горкома ВКП(б) Ленинграда Н. А. Рибковского. В котором он в записи от 5 марта 1942 года якобы описывает свое пребывание в горкомовском стационаре:

«Каждый день мясное — баранина, ветчина, кура, гусь, индюшка, колбаса; рыбное — лещ, салака, корюшка, и жареная, и отварная, и заливная. Икра, балык, сыр, пирожки, какао, кофе, чай, 300 граммов белого и столько же черного хлеба на день… И ко всему этому по 50 граммов виноградного вина, хорошего портвейна к обеду и ужину».

Во-первых, подлинность так называемого «дневника Рибковского» весьма сомнительна. Да и не проверял ее никто, судя по всему. Так как больше ни одного свидетельства «красивой жизни» в блокадном Ленинграде не было обнаружено, лично я не сомневаюсь в том, что здесь имеет место очередная либеральная брехня.

Во-вторых, даже если и Рибковский был конченым идиотом и вел такой дневник, кроме него, в этом стационаре была еще куча людей, не пользовавшихся такими благами. Кухарки, кочегары, слесари, электрики, официантки и так далее.

Конечно, если принять за должное, что все они были просто ликвидированы типчиками вроде Рибковского, то да. Но даже в этом случае слухи бы пошли и сохранились.

А вообще, за такой дневничок Рибковского могли и того… В случае попадания не в те руки. По закону. И вряд ли бы инструктор горкома мог такое написать. Туда как бы дураков не брали в то время. И инструктор – не девочка Таня Савичева, у которой перспектива была одна. Потому инструктор молчал, как коммунист на допросе.

В общем, вранье от начала и до конца. Очередное вранье. Очередная подлость. Очередной плевок в историю В нашу, замечу в очередной раз, историю.

Переходим к персоналиям.

Хочу, пользуясь случаем, выразить свою искреннюю человеческую признательность многочисленной армии российских кинопродюсеров. Спасибо вам, господа!

Красовский жаловался в одном из интервью, что картина делается на добровольные пожертвования.

«Мы предпринимали попытки найти деньги на съемки обычным способом, стучась в двери больших студий, однако после скандалов вокруг «Матильды» и «Смерти Сталина» продюсеры не хотят рисковать, видя рядом с «блокадой» слово «сатира».

Ха, да все просто. Не все в этом мире потеряли совесть настолько. Если Красовскому плевать на все, что происходило в блокадном Ленинграде, то, наверное, продюсеры, люди неглупые, поняли, что поднимется вокруг «творения».

Чем, собственно, я и занимаюсь.

Я из тех, кто не желает видеть рядом со словом «блокада» слово «сатира». А так как в этом гноении есть еще, кроме всего, «сатира, комедия, драма, трагикомедия», то тем более.

Не верю, что в России, которую хоть и корежит сегодня в культурном и историческом плане, найдется столько подлецов, что с них можно поиметь денег на то, чтобы снять картину о комедии в блокадном Ленинграде.

Скорее всего, это один-два жертвователя, которым лично мне хотелось бы в глаза посмотреть. А заявления насчет того, что «всем миром» по копеечке собирали – это не более чем уход от объявления настоящих имен реальных жертвователей.

Хотя и так ясно, что это за люди, если их еще можно так назвать.

Вообще, назвать человеком человека, который финансирует съемку комедийного фильма в указанные временные рамки, мне весьма сложно.

Так что авторов и деньгодавателей можно сразу причислить к сонму «лиц с пониженной социальной ответственностью».

Но еще хотелось бы сказать пару слов в адрес некоторых участников обличительного шабаша.

Главные роли в фильме исполнили Ян Цапник, Алена Бабенко, Павел Табаков.

Не знаю, как насчет предков Цапника и Бабенко, а вот у Павла Олеговича Табакова дед, Павел Кондратьевич Табаков, отец знаменитого Олега Табакова, во время Великой Отечественной войны руководил военно-санитарным поездом № 87. А бабушка, Мария Андреевна Березовская, работала в военном госпитале на станции Эльтон Рязано-Уральской железной дороги.

Достойный потомок Табаковых, нечего сказать. Культурная, так сказать, элита страны.

А мама Павла Табакова, Марина Зудина, стала одним из официальных спонсоров.

В спонсорах еще отметился оператор Алексея Балабанова Сергей Астахов, предоставивший съемочное оборудование и отработавший по дружбе бесплатно.

Еще один момент. Ни одна киностудия не стала работать с этими подлецами. Все на свои, «Ленфильм», правда, поделился реквизитом.

В общем, очередной подлый пасквиль готов. Осталось собрать и вывалить «шедевр» на обозрение публики. Которая, надеюсь, полностью проигнорирует это «творение».

Остается один вопрос: когда наше общество успело деградировать до такого уровня, что внук участника войны снимается в пасквиле на своего деда? А дочка участника дает деньги на съемки оного?

И когда, наконец, у нас будет в стране порядок, и фильмы начнут снимать все-таки режиссеры, а не стоматологи-неудачники (конкретно к Красовскому это относится), готовые продаться за два рубля в свободно конвертируемой валюте?

Понятно, что фильм-плевок в России пока не пройдет. Зато заранее представляю, как ему будут аплодировать на Западе. В Прибалтике и на Украине.

Что можно сделать? Суды за оскорбление памяти павших? Петиции и протесты? Полное игнорирование киноподлости?

Буквально на днях закончились съемки фильма «Ильинский рубеж» режиссера Игоря Угольникова. Об этой работе будет отдельный оценочный материал, скажу только, что еще никогда в истории российского кинематографа в фильме не было задействовано столько исторически верной техники. «Сбрасывались» музеи, в том числе и герои наших «Рассказов об оружии» музеи из Верхней Пышмы и Падикова, участвовали десятки реконструкторов.

Источник

Adblock
detector